Акции Ростелекома — парадокс фондового рынка

С выкупом пакета у группы «Нафта Москва» завершается большой этап истории акций «Ростелекома» — бумаг непредсказуемых и не связанных с показателями компании. У «Ростелекома» появится шанс полностью изменить свой образ в глазах инвесторов.


Группа «Нафта Москва» продает часть своего пакета (3,86% акций) «Ростелекома», ведущего российского оператора связи, самому «Ростелекому». Сделку планируется совершить по 167 рублей за бумагу — это на 10% выше рыночной цены. Акции находились в собственности «Нафты» очень недолго: напомним, 5,8% «Ростелекома» группа купила не далее как в начале ноября прошлого года у бывшего гендиректора «Связьинвеста» Евгения Юрченко. Тогда сделка состоялась по 150 рублей за бумагу. Таким образом, за три месяца «Нафта Москва» и ее владелец Сулейман Керимов заработали 1,5 млрд рублей. Остальные акции группа намеревается продать после получения «Ростелекомом» листинга в Лондоне.

Мелкие акционеры, в отличие от «Нафты», никакой оферты по цене выше рыночной не получат. Это может вызвать негодование у кого угодно, но не у держателей акций «Ростелекома». За последние десять лет они привыкли, что подобные истории происходят постоянно. «Ростелеком» — это вообще одновременно и парадокс, и типичный пример российского эмитента. Акции национального оператора связи по идее должны быть предсказуемой, защитной бумагой. На деле же котировки «Ростелекома» — результат борьбы между крупными инвесторами, инсайдерами и спекулянтами, они не поддаются ни фундаментальному, ни техническому анализу и никак не связаны с состоянием и перспективами бизнеса компании.


788_053_jpg.jpg


АПИ и «Нафта»


В октябре 2011 года «Ростелеком», следуя примеру других ведущих компаний России — «Уралкалия», АФК «Система», «Распадской», — объявил программу обратного выкупа акций. Подразумевалось, что, используя заемные средства в размере 500 млн долларов, оператор приобретет на свою дочернюю структуру «Мобител» собственные обыкновенные и привилегированные акции на открытом рынке. Первоначальной целью buy back было объявлено поддержание капитализации компании.

Однако с рынка так и не было выкуплено ни одной бумаги. А зарезервированные средства некоторое время спустя было решено направить на покупку акций у ограниченного числа лиц. При этом сделка осуществлялась через государственный банк ВТБ. В интересах «Ростелекома» банк аккумулировал пакет размером 3,86% обыкновенных акций компании. «Акции приобретаются у ВТБ, и прежние владельцы этих бумаг “Ростелекому” неизвестны», — сообщили агентству «Интерфакс» в «Ростелекоме». То есть компания покупала бумаги не напрямую у «Нафты», а у банка, который эту сделку и прокредитовал.

Все эти процедуры вызвали нарекания со стороны Ассоциации по защите прав инвесторов. «Факт приобретения небольшого пакета с ощутимой премией к рынку является беспрецедентным», — говорится в заявлении ассоциации. Но сам «Ростелеком» считает такие заявления необоснованными: «Менеджмент компании исходил из того, что выкуп акций на открытом рынке может привести к снижению объема акций в свободном обращении и повысить волатильность котировок ценных бумаг компании. Утверждения АПИ о нарушении процедур принятия решения не соответствуют действительности. Все решения, о которых говорится в заявлении АПИ, в том числе о выкупе акций на стопроцентную дочернюю компанию “Мобител”, были приняты советом директоров при поддержке независимых директоров», — говорится в комментарии компании. «Ростелеком» также заявил, что «всегда строго соблюдал и по-прежнему соблюдает все требования российского законодательства и стремится в своей деятельности соответствовать наилучшим мировым практикам корпоративного управления».

Видимо, представления «Ростелекома» о наилучших практиках корпоративного управления расходятся с общепринятыми, потому что скандал с выкупом пакета у «Нафты» — очередной в серии конфликтов, преследующих компанию на протяжении последних лет. Взять хотя бы историю приобретения акций «Ростелекома» Евгением Юрченко.


Юрченко и «Связьинвест»


Придется начать немного издалека. В самый разгар кризиса, в 2009 году, господин Юрченко был назначен генеральным директором «Связьинвеста» — государственной структуры, которая владела контрольными пакетами акций в российских региональных операторах связи. С его назначением был дан старт реформе «Связьинвеста». Суть сводилась к следующему: на базе «Ростелекома» все региональные операторы, так называемые МРК, должны были объединиться. Старые акционеры нескольких МРК в обмен на их бумаги получали акции нового, объединенного «Ростелекома».

При этом акции МРК можно было купить на бирже, чем активно занимался и сам Юрченко. В многочисленных интервью директор «Связьинвеста» сообщал, что не использует инсайдерской информации в своих сделках. Купленные акции МРК он закладывал в банках, а на вырученные средства снова покупал акции. Действуя таким образом, Евгений Юрченко собрал внушительные пакеты, которые впоследствии обменял на бумаги нового объединенного «Ростелекома». Его доля в крупнейшем операторе связи в стране выросла до заметной величины (на последнем годовом собрании акционеров Юрченко голосовал пакетом в 8,5%).

Далее, в ходе реформы, государство лишилось прямого контроля в «Ростелекоме». Итогом стала отставка Евгения Юрченко с поста главы «Связьинвеста» в октябре 2010 года. Потеряв место, Юрченко потерял контроль над ситуацией в «Ростелекоме». Все его попытки войти в совет директоров компании не увенчались успехом. Летом 2011 года акции «Ростелекома» резко пошли вниз. Пакеты, заложенные в банках, обесценились, и Юрченко был вынужден продать часть своих бумаг на открытом рынке, чтобы пополнить обеспечение по кредитам. В биржевой терминологии это называется margin call. В итоге экс-директор был вынужден продать остатки своих акций группе «Нафта» по сходной цене.


«Ростелеком» и LSE


Сама «Нафта» в «Ростелекоме» тоже не стала задерживаться, хотя в момент приобретения бумаг говорилось о планах нарастить пакет до более существенного. В частности, группа Сулеймана Керимова высказывала желание приобрести акции у крупнейшего миноритария Константина Малофеева. Но переговоры зашли в тупик.

Похоже, недолго пробудут акции и на балансе самого «Ростелекома». Так, 1,95% обыкновенных акций оператора планируется передать компании «Связьинвест» в качестве оплаты за мобильного оператора «Скайлинк» и еще около 1% — в обмен за бумаги «Башинформсвязи» и «Центрального телеграфа». После этих сделок на балансе «Мобитела» останется еще 3,5% обыкновенных акций «Ростелекома». Их планируется продать на Лондонской бирже (LSE), листинг на которой «Ростелеком» получит уже в ближайшее время.

Выход на LSE должен был произойти еще в конце 2011 года, но его перенесли на 2012-й. В «Ростелекоме» листинг называют «техническим». Это подразумевает, что инвесторам не предложат новых акций, а дадут всем текущим акционерам возможность конвертировать свои локальные акции в GDR и продать их в Лондоне. При этом сам «Ростелеком» готовится продать квазиказначейские бумаги с баланса «Мобитела».

Сейчас «Ростелеком» на бирже стоит 15,2 млрд долларов. Это равно примерно одиннадцати его чистым прибылям за 2011 год (правда, итогов года еще нет, расчеты сделаны по прогнозным цифрам). И хотя финансовые мультипликаторы «Ростелекома» на уровне или ниже, чем у аналогичных компаний с развивающихся рынков, почти никто из аналитиков не советует его покупать, консенсус-прогноз по его обыкновенным бумагам — «держать». А «префы» рекомендуют и вовсе продавать — ведь их покупали в надежде на высокие дивиденды. Менеджмент «Рос­телекома» заявлял, что будет направлять на дивиденды 40% чистой прибыли, однако в декабре прошлого года выяснилось, что это в далеком будущем, а пока доля будет почти вдвое меньше. Никому не интересно, что у «Ростелекома» стабильные доходы и что потери в выручке от междугородной и международной связи он постепенно закрывает такими высокодоходными услугами, как широкополосный доступ в интернет, мобильная связь, передача данных и платное телевидение. Фактически сейчас «Ростелеком» подошел к переломному моменту: все прежние истории инсайдерами и спекулянтами уже отыграны, новых не предвидится. Теперь, если компания действительно заинтересована в инвесторах, она уже может кардинально поменять свой образ — чтобы ее акции воспринимали не как исключительно спекулятивные бумаги, котировки которых движутся туда, куда нужно определенным игрокам, а, напротив, как устойчивые и предсказуемые, со стабильными дивидендами. Как и положено акциям телекоммуникационных компаний. 




«КИТ Финанс» и margin call


Евгений Юрченко не первый, кто получил margin call по бумагам российского оператора связи. До кризиса 2008 года главным портфельным держателем бумаг «Ростелекома» был инвестиционный банк «КИТ Финанс», который смог скупить на рынке 40% акций «Ростелекома». Идея была той же, что и у господина Юрченко: уже тогда на базе «Ростелекома» планировалось выстроить крупнейший в стране холдинг связи, и «КИТ Финанс» намеревался хорошо заработать на своем пакете. Однако схема инвестирования у него была такая же, как и у Юрченко: покупка акций — их залог — покупка на заемные деньги новых акций. Таким образом, «КИТ Финанс» встретил кризис с огромными долгами и заложенными бумагами. Попытки удержать котировки акций не увенчались успехом. Сначала бумаги долго стояли на месте, хотя весь остальной рынок падал с огромной скоростью. Но в итоге акции «Ростелекома» обесценились вдвое. У банка «КИТ Финанс» случился margin call, его пришлось в экстренном порядке санировать. Пакет «Ростелекома» достался Внешэкономбанку и Агентству по страхованию вкладов.







Авторы: Евгений Огородников, Евгения Обухова
Источник: «Эксперт» №5 (788)

8 Февраля 2012 15:30
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний