Дубайский Вавилон

Долги. Финансовый крах дубайского экономического и строительного чуда был предопределен заранее. Судьба кредиторов эмирата более туманна.

25 ноября 2009 года государственная инвестиционная корпорация Dubai World объявила о шестимесячной отсрочке выплаты своего долга (три четверти общего долга эмирата – $59 млрд из $80 млрд). Госкорпорация, фактически построившая современный Дубай, оказалась на грани финансового краха. Технически это объявление пока не является дефолтом (он наступит самое раннее 14 декабря – ближайший срок погашения исламских облигаций (сукук) девелоперского подразделения Dubai World – Nakheel, на $3,5 млрд). Однако этой даты кредиторы ждут с содроганием. Даже если дефолта не будет, репутация эмирата испорчена надолго – о статусе Дубая как одного из глобальных финансовых центров можно забыть.


Гордость и предубеждение.

А начиналось все совсем по-другому. Масштабы дубайского экономического чуда поражали воображение. В начале тысячелетия весь эмират превратился в одну огромную стройку. На месте пустыни должен был возвыситься новый мировой финансовый и туристический центр. Правитель Дубая эмир Мохаммед ибн Рашид аль-Мактум не жалел полученных от нефтяных доходов денег на фантастические проекты. Достаточно сказать, что в 2006 году в Дубае, согласно агентству Gulfnews, работало 30 тысяч строительных кранов, или около 24% от всех 125 тысяч всех строительных кранов в мире! На клочке земли развертывалось беспрецедентное по масштабам и амбициям строительство.

Десятки миллионов тонн песка и гранита, сотни тысяч гастарбайтеров из Индии, Пакистана и Бангладеш, тысячи лучших архитекторов и проектировщиков из Европы и США свозились на постройку любимых детищ шейха – искусственных островов Палм Джумейра, Палм Джебель Али, Палм Дейра и небоскребов, последний из которых, Бурж Дубай, достиг в 2009 году запланированной высоты в 818 метров. Стоило аль-Мактуму только захотеть – и как по волшебству из моря появлялись острова в виде пальм, или башни подпирающие небеса. Потом пальм стало мало, захотелось весь мир. И вот из глубин Персидского залива появляется искусственный остров в виде карты мира! Но чудес не бывает, или, вернее, они бывают, но стоят ой как недешево. О невообразимых технических и финансовых сложностях при сооружении этих дворцов на песке читатель может узнать, хотя бы посмотрев часто повторяющиеся передачи цикла «Суперсооружения» на канале National Geographic.

Как же намеревался Дубай отбивать эти затраты? Правильно, за счет продажи настроенной столь экзотическими способами недвижимости. И здесь, как ни в каком другом случае, становится очевидным несоответствие убогой цели и колоссальных средств, потраченных на ее достижение. Что представляет собой та же Палм Джумейра, на сооружение которой было потрачено более $12 млрд? Прилепившиеся в тесноте друг к дружке дома (вместо изначально задуманных 4500 домов утыкано 8000), с крошечным участком пляжа в окружении пары пальм с выходом на застоявшуюся, по многочисленным свидетельствам, воду, позиционировались как суперэлитное жилье для богатейших людей мира, хотя представить себе богатых людей, согласившихся бы жить в такой «коммуналке», довольно сложно. Кроме того, не следует забывать, что Дубай не самое, мягко говоря, лучшее место для жизни с точки зрения климата. Сорокаградусная жара, сухость воздуха, сильный ветер с моря, практическое отсутствие зелени в бесплодной аравийской пустыне – все эти факторы более чем красноречивы. Этот тип климата некомфортен ни для европейцев, ни для американцев, да и вообще мало для кого подходит. Да и владеть чем-то на насыпном острове в эпоху глобального потепления и повышения уровня мирового океана не особо разумно в долгосрочной перспективе. Приехать отдохнуть на две недели в огромный Диснейленд посреди пустыни еще можно, но жить – вряд ли. Плюс к тому, несмотря на весь кажущийся относительный по сравнению с другими странами Персидского залива космополитизм ОАЭ в целом и Дубая в частности, культурная и религиозная разница в мировосприятии европейцев/американцев и арабов весьма существенна – деловая и частная жизнь в ОАЭ регулируется законами шариата, весьма далекими от европейской и американской правовой системы.


Дал Дубая.

В итоге Дубай так и остался со своей пустующей и недостроенной Вавилонской башней искусственных островов и небоскребов. Во многом напоминающая советскую, страсть к гигантомании и оторванному от жизни перфекционизму сыграла с эмиратом злую шутку. Ведь понятия «самое лучшее», «самое высокое» или «самое технически сложное» не транслируются автоматически в удобство и привлекательность для покупателя. Какое дело владельцу дома до того, что с высоты птичьего полета его владение выглядит как остров в виде пальмы или в виде одного из пяти континентов? Он ведь не птица. Эти вопросы больше заботят девелоперов и пиарщиков, надеющихся подороже сбыть свои фантастические проекты богатым и амбициозным шейхам. Нормального владельца заботят более прозаичные вещи – климат, уединенность, качество жизни, культурная и религиозная совместимость с той средой, где ты живешь, наличие работы и социальной инфраструктуры, стоимость эксплуатации жилья (учитывая необходимость постоянного кондиционирования раскаленного аравийского воздуха и дефицитную в условиях пустыни пресную воду, она в Дубае весьма немаленькая).

Учитывая все эти факторы, можно сказать, что для иностранца дубайская недвижимость не привлекательна. Да, на ней можно было некоторое время спекулировать, с привлечением в игру всякого рода селебритиз (чаще всего ими почему-то оказывались футболисты), перепродавая новым участникам пирамиды этот дубайским билет МММ. Но вот когда пузырь лопнул и спекулянты ушли, оказалось, что все эти дорогие игрушки никому не нужны – конечных покупателей, которые хотят в Дубае жить, а не спекулировать, вдруг не оказалось в значительном количестве. Утилитарное значение дубайских искусственных островов и башен до небес приблизительно такое же, как и у египетских пирамид. Гораздо важнее было другое – потрясти мир.

На всем этом фоне неудивительно, что дубайский пузырь в итоге лопнул, лишившиеся работы экспаты ринулись на родину, рынок недвижимости обвалился наполовину, а сам эмират оказался близок к дефолту. Удивительно лишь то, что этого не произошло раньше, что этот мираж посреди пустыни так долго затуманивал глаза инвесторов всего мира. Облигации Nakheel (того самого строителя искусственных островов) торгуются за 40–50% от номинала. Oказалось, что дубайское экономическое чудо базируется на столь же зыбком основании, что и американская ипотека. Некоторые аналитики надеются, что дубайские долговые обязательства в той или иной форме возьмет на себя богатый нефтью соседний эмират Абу-Даби. Ведь именно Абу-Даби при посредничестве центробанка ОАЭ еще в феврале 2009 года помог уже тогда столкнувшемуся со сложностями с рефинансированием Dubai World и купил его облигаций на $10 млрд. То, что деньги у соседнего эмирата есть – несомненно. «Страдающий» от «ресурсного проклятия» и недиверсифицированный Абу-Даби обладает одним из крупнейших по объемам фондов национального благосостояния, его активы оцениваются разными источниками в диапазоне от $600 млрд до $1 трлн. Но вряд ли Абу-Даби так уж горит желанием спасать непутевого соседа. По сообщениям Reuters, неназванный источник в правительстве Абу-Даби заявил, что эмират поддержит Дубай «рассматривая каждый конкретный случай».


Восточные тонкости.

Что же это может означать? Все что угодно. Стоит помнить, что значительная часть долга Dubai World выпущена в форме исламских облигаций сукук. Дубайские облигации, хотя и являются европеизированными финансовыми инструментами с процентным доходом, эмитируются все же компанией из страны, в которой главенствуют нормы шариата, запрещающие ростовщичество. Сама интерпретация сукука как облигаций весьма спорна. Так, еще в феврале 2008 года шариатский комитет расположенной в Бахрейне Accounting and Auditing Organization for Islamic Financial Institutions (AAOIFI) произвел анализ исламского рынка облигаций и пришел к выводу, что 85% рынка исламских облигаций не соответствуют нормам шариата. По ним, сукук – это не облигация в западном правовом смысле, подразумевающая запрещенный исламом процентный доход (риба). По шариату, в толковании AAOIFI сукук – это формальная передача прав собственности на активы компании, выпускающей сукук, и при этом если стоимость активов падает/растет, то должна падать/расти и цена сукука. То есть по шариату сукук несколько ближе к акциям, чем к облигациям.
Хотя облигации Dubai World и его дочерних компаний вполне европеизированы и как раз таки входят в эти 85% несоответствующих шариату ценных бумаг, сам факт того, что эти обязательства, по мнению AAOIFI, не являются законными с точки зрения шариата, потенциально может иметь негативные последствия для их держателей. В проспекте эмиссии облигаций Nakheel, к примеру, отмечается, что «законы эмирата Дубай и законы федерации ОАЭ не признают концепции процентного дохода и не гарантируют исполнения права на получение процентного дохода в судах Дубая или ОАЭ». Разумеется, институциональные кредиторы Dubai World (среди них преобладают британские банки, хорошо знакомые с рынком арабских стран Персидского залива и отчасти тоже ответственные за раздутие местного пузыря недвижимости) знали все это заранее, но вот сама вероятность дефолта считалась столь низкой, что о юридических аспектах возможного дефолта мало кто задумывался. Сейчас все изменилось.

Кроме того, правовой особенностью исламских долговых инструментов является то, что шариат, как правило, в спорных вопросах встает на сторону должника, а не кредитора. Потенциально, конечно, такая система очень слабо защищена от появления большого количества «плохих долгов» и иногда это приводит к банковским кризисам в исламских странах (например, так было в 1987 году в Саудовской Аравии). Еще одна особенность исламских облигаций тоже вряд ли обрадует европейских кредиторов Dubai World. Так, как отмечают эксперты Oxford Analytica в докладе «UAE: Dubai default to take heavy toll», недавняя ситуация с дефолтом компаний семей Саад и Алгосаиби в Саудовской Аравии, где произошла явная приоритизация выплат саудовским кредиторам перед иностранными, может повториться и в случае с Dubai World. В этом случае иностранцы окажутся последними в очереди за своими деньгами.


У разбитого корыта.

Не исключено, что более консервативный Абу-Даби может и напомнить своему европеизированному кузену, что неплохо бы вернуться к исламским принципам финансовой деятельности. Во всяком случае, просто так Абу-Даби Дубаю вряд ли поможет – в противном случае вся эта затея с шестимесячной отсрочкой и скандалом на весь мир не имела бы смысла. Абу-Даби, по мнению аналитиков британского банка Northern Trust, если и будет помогать незадачливым гигантоманам, то отнюдь не бескорыстно – либо за передачу действительно ценных дубайских активов, вроде авиакомпании Emirates, либо в обмен на большую политическую лояльность (при этом даже возможно смещение эмира Мохаммеда ибн Рашида аль-Мактума на кого-то более покладистого из семьи тех же аль-Мактумов). Но как бы в итоге не разрешилась эта неприятная история, это пятно тяжело будет отмыть – ясно, что арабская сказка Дубая, рассказанная сладкоречивой пиар-Шахерезадой, подошла к невеселому концу.






Источник: журнал Финанс www.finansmag.ru

Автор: Александр Зотин


9 Декабря 2009 01:00
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний