Две головы лучше?

Отсутствие духа конкуренции в работе — нехороший звоночек для московской биржи.

Слияние не всегда дает положительный результат. На такие мысли наводят первые итоги объединения крупнейших российских бирж — ММВБ и РТС. Участники рынка до сих пор не могут однозначно оценить последствия этой сделки.

 Год назад две российские фондовые биржи подписали рамочное соглашение об объединении. И вот на прошлой неделе объединенная структура официально переименовалась в «Московскую биржу ММВБ-РТС», под крышей которой собрались и фондовая площадка по торговле акциями и долговыми инструментами, и рынок срочных контрактов, и денежный рынок. До этого объединения на внутреннем рынке существовало некое подобие конкуренции. Ведущему фондовому рынку ММВБ противостояло сразу несколько площадок по торговле акциями на РТС. А с главной площадкой по торговле деривативами — рынком фьючерсов и опционов РТС (FORTS) — пытался конкурировать срочный рынок ММВБ. РТС, в свою очередь, пытаясь перехватить первенство по торговле валютой у ММВБ, незадолго до объединения запустила свой денежный рынок. После слияния руководство объединенной биржи закрыло дублирующие проекты, дух конкуренции в работе биржевых площадок исчез, и воцарилось единоначалие.

 Больших преимуществ от слияния участники рынка пока не ощутили, а вот все беды, случившиеся за последний год, они сваливают на объединенную биржу. Самой заметной бедой стали участившиеся сбои в биржевых торгах: всего за год произошло семь крупных ЧП, которые привели к остановке торгов и вызвали нешуточное недовольство профучастников, трейдеров и регулятора. Бирже «выкатили» иски несколько профучастников (их удалось урегулировать в досудебном порядке), а ФСФР по итогам последнего сбоя наказала биржу штрафом. «Из-за многочисленных технических сбоев объединенная биржа не приблизилась, а, скорее, отдалилась от мировых стандартов, — считает Константин Петров, гендиректор «ВТБ регистратора». — Невольно начинаешь волноваться: что будет с рынком, если на него выйдет новый монополист в виде центрального депозитария?»

 Ровно за неделю до памятной даты — годовщины подписания соглашения об объединении ММВБ и РТС — свое недовольство результатами интеграции двух бирж высказал зампред Центробанка РФ Сергей Швецов. ЦБ — крупнейший акционер объединенной биржи (у Центробанка более 24% акций), а Швецов занимает пост председателя совета директоров ММВБ-РТС и видит ситуацию изнутри. И вот на годовом собрании акционеров биржи он заявил, что не видит эффекта от интеграции. «Я бы хотел видеть падение себестоимости продукта, видеть более четко выстроенные финансовые взаимоотношения внутри группы биржи, чтобы понимать, как они ложатся на тарифную политику», — сказал зампред ЦБ.

Объединенная биржа должна была выработать тарифную политику еще в марте этого года, но не выработала. Между тем большинство участников рынка волнуют расценки на услуги. Действительно, когда никто не дышит в спину, ничто не мешает объединенной бирже поднимать тарифы для увеличения комиссионных доходов и повышения рентабельности, тем более в условиях, когда торговые обороты биржи не растут уже третий год. «Мы знаем, что объединенная биржа спустя некоторое время повысила тарифы для профучастников, — говорит Игорь Кобзарь, начальник управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал». — Здоровая конкуренция необходима, она в конечном счете является благом для клиента, в том числе и за счет снижения стоимости обслуживания».

 Финансовые итоги работы ММВБ-РТС вызывают вопросы и у главного ее акционера. По словам Сергея Швецова, это нехороший звоночек, который снижает капитализацию площадки и фактически ставит под угрозу рентабельность биржи. «Менеджмент обязан исправить данную ситуацию — развивать продукты, повышать ликвидность», — считает Сергей Швецов. Видимо, аналогичные опасения относительно будущего объединенной биржи появились и у другого ее акционера — ЮниКредит Банка, который, не дожидаясь публичного размещения акций биржи (в 2013 году), в конце июня объявил о продаже части своих акций ММВБ-РТС (1,9% из 9,6%).

 Несмотря на то, что формально объединение двух торговых площадок давно завершилось, единого механизма до сих пор не сложилось. Сотрудники бывших конкурентов по-прежнему сидят в разных зданиях, реального объединения коллективов и двух разных бизнес-культур не произошло. «На сегодняшний момент это главная проблема в дальнейшем развитии единой биржи, — комментирует ситуацию Анатолий Гавриленко, президент Российского биржевого союза и председатель Наблюдательного совета ГК «АЛОР». — Объединились не просто два разных юрлица, а две команды с различными бизнес-культурами: одна структура полностью рыночная, другая с элементами госучастия. В этом я вижу источник внутренних конфликтов в работе биржи». По мнению Гавриленко, именно поэтому биржу 1 июля покинул Роман Горюнов, бывший первый зампред правления ММВБ-РТС, а ранее глава РТС. Покинуть свой пост пришлось и Рубену Аганбегяну, который изначально возглавил объединенную торговую площадку. Но в мае этого года совет директоров биржи выдвинул на пост председателя правления кандидатуру Александра Афанасьева. Впрочем, Рубен Аганбегян потерял свое место не из-за внутренних распрей, а из-за недовольства акционеров результатами объединения. В итоге он сохранил за собой лишь номинальный пост президента биржи. И то лишь потому, что увольнение топ-менеджера влетело бы компании в копеечку.

 Пока два коллектива пытаются хоть как-то сосуществовать, остается нерешенной главная задача — концентрация всей имеющейся на рынке ликвидности в одном месте. Все деньги, которые приходят на российский фондовый рынок, должны были концентрироваться на ММВБ-РТС. В какой-то степени слияние денежных потоков произошло, но, по словам Юрия Минцева, управляющего директора ФК «Открытие», окончательного слияния пока не случилось. «Акции, как и прежде, торгуются в разных «стаканах» — на фондовом рынке ММВБ и на РТС Стандарт», — отмечает эксперт. А новые деньги как не шли в Россию до объединения двух бирж, так не идут и сейчас. «Я не наблюдаю роста торговых оборотов на фондовой площадке и на срочном рынке после объединения ММВБ и РТС, — говорит Анатолий Гавриленко. — Прекратились размещения акций на российской площадке, участились случаи делистинга компаний с рынка, многие эмитенты скупают свои акции, уменьшая тем самым free float».

 Еще одна задача, которую должно было решить объединение, — это создание в привязке к единой бирже единого контрагента для учета операций с ценными бумагами — центрального депозитария. В этом особенно были заинтересованы иностранцы, многим из которых законодательство не позволяет инвестировать в тех странах, где система учета прав на ценные бумаги и сделок с ними распределена между несколькими участниками. Но, как оказалось, создание единого депозитария и объединение двух бирж — это совсем разные вещи. И можно было создать надежного единого контрагента по учету ценных бумаг и без слияния двух площадок. «Целесообразнее было бы создать единую учетную инфраструктуру и единый депозитарий, который поддерживал бы клиринг и на той, и на другой бирже, при этом клиринг между участниками должен гарантироваться государством, в данном случае — Банком России, — разъясняет Дмитрий Александров, президент Национальной лиги управляющих. — А выбранная стратегия на слияние двух бирж себя не оправдала, это можно было сделать и потом».

 Вообще, создание единой биржи призвано было стать главным камнем в фундаменте Международного финансового центра в России. Однако при этом единая биржа, по мнению Дмитрия Александрова, к созданию МФЦ не имеет никакого отношения. Финансовый центр — это прежде всего условия для появления в стране своего сильного инвестора — паевых и пенсионных фондов, страховых компаний, способных предъявить внутренний спрос на ценные бумаги. Появится здоровая инвестиционная среда, появится внутренний инвестор, за ним придут и иностранцы, для которых в общем-то и нужен был центральный депозитарий, чтобы они гоняли капиталы из Гонконга в Россию, а потом в Лондон или Германию. «Но был выбран более простой путь, — считает Дмитрий Александров. — Биржа может быть идеальной, ее можно набить деньгами, проведя IPO, и новейшими технологиями, но проблема в другом: желающих работать на этой бирже мало, в первую очередь внутри страны, а иностранцев здесь и так нет, если смотреть правде в глаза».

 И именно поэтому сегодня биржа занимается больше своими внутренними делами, а не конкуренцией с мировыми площадками, на что она была ориентирована с самого начала. Объединение, по словам Анатолия Гавриленко, притормозило в развитии как ММВБ, так и РТС. Без внутренней конкуренции, если биржа не будет соревноваться с кем-то внутри страны, не состоится и конкуренции внешней, с зарубежными биржами, считает он. Пока же, несмотря на все разговоры, достойного соперника у московской биржи не существует. Так, не тянет на конкурента Санкт-Петербургская биржа, о планах покупки которой недавно объявило Некоммерческое партнерство (НП) РТС и куда, по информации «Профиля», намерен перейти Роман Горюнов. Как заявили «Профилю» в НП РТС, до проведения IPO единой биржей никаких конкурирующих проектов, в том числе на базе Санкт-Петербургской биржи, они затевать не намерены, и не только потому, что связаны пунктом договора non-compete, который подписали при продаже акций фондовой биржи РТС. «Мы не уверены, что надзорные органы позволят нам это сделать, со стороны чиновников есть явное опасение, как бы мы на базе питерской биржи не организовали что-то такое, что оттянет ликвидность у московской биржи и поставит под сомнение весь проект объединения российских биржевых площадок», — сообщил собеседник «Профиля».

 Московская биржа может спать спокойно: ничего более глобального, чем запуск фьючерсов на погоду и водные ресурсы, питерский конкурент не планирует. Скорее, угроза исходит с другой стороны. Несколько крупных брокеров хотят создать первую в России межброкерскую внебиржевую систему для торговли между собой. Как нам сообщил один из участников проекта, в отличие от биржи, брокеры не намерены вообще устанавливать какую-либо комиссию за сделки внутри системы. Кроме того, по аналогичным принципам будет организована и торговля крупными пакетами ценных бумаг в рамках межброкерского dark pool (система подачи заявок на покупку и продажу бумаг втемную, без раскрытия объемов). Брокеры и здесь не намерены брать какую-либо комиссию за сделки — что грозит бирже значительным перетоком оборотов с основной площадки в межброкерскую. Правда, в этом случае может вмешаться государство и не допустить создания конкурента единой бирже. «Пока рано говорить о перспективах этого проекта, боюсь, регулятор начнет «прессовать» его участников, при этом вполне могут быть использованы нерыночные методы», — сказал наш собеседник.

 Так или иначе, но сегодня объединение площадок вызывает больше негативных эмоций у участников рынка. «Пока основным результатом стала монополизация рынка, а не качественный скачок в развитии биржи, — считает Константин Петров. — Усилия, которые продемонстрировал менеджмент биржи на этапе объединения, к сожалению, не дали того результата, на который рассчитывал рынок». Частые кадровые изменения, регулярные технические сбои, отсутствие единой биржевой культуры и понятных и нужных рынку новых проектов — все это в целом не дает однозначного ответа на вопрос о пользе объединения.







Автор: Михаил Хмелев
Источник: журнал
Профиль

13 Июля 2012 12:29
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний