Как инвестор Кеннет Дарт зарабатывает на гринмейле

Greenmail с английского переводится как «зеленая почта».

Это инвестиционная стратегия, которая подразумевает корпоративный шантаж со стороны мелких акционеров. Американец Кеннет Дарт настолько преуспел в рассылке «зеленой почты», что негласно получил титул «короля гринмейла». Его специфический талант афериста проявился еще в юношестве, когда он ловко отстранил своего старшего брата от семейного бизнеса.

В дальнейшем Кеннет Дарт стал манипулировать крупнейшими компаниями и даже целыми государствами. Сегодня он вынужден скрываться, многие желают свернуть Дарту шею за его «зеленые письма». Однако есть и те, кто усмотрел в гринмейлере №1 справедливого Робина Гуда.


По маленькой

На рынке Кеннет Дарт прославился своеобразным стилем: он приобретает небольшой, около 10%, пакет акций или облигаций (по цене ниже рыночной на 20–30%), а затем продает бумаги по завышенной цене держателям контрольного пакета. Обычно он действует через многочисленные офшорные структуры, которые входят в зарегистрированную на Кайманах группу Dart Management. В их числе Misoki Enterprises Ltd., Crawford Holdings Ltd., Rekarco Ltd., Cambridge Investment Management и т. д. Оппоненты Кеннета обвиняют его в корпоративном шантаже, то есть в гринмейле. Подобную практику на рынке еще часто называют «прощальным поцелуем» (goodbye kiss). Офшорные компании, через которые действует гринмейлер, именуют «фондами-стервятниками» (vulture funds).

Критики говорят, что инвестор намеренно скупает активы накануне консолидации компании или реализации масштабного проекта. Цель Дарта — заблокировать все важные решения и заняться элементарным вымогательством. Аналогично он поступает и с развивающимися странами, такими как Бразилия или Аргентина. Приобретает пакет облигаций (много не надо — не более 4% выпуска), а потом саботирует реструктуризацию долга. Так, аргентинская пресса прозвала гринмейлера «врагом Аргентины №1», бразильская — «врагом Бразилии №1», а российская — «нашим мальчиком» (в отличие от Латинской Америки в России Дарту удались далеко не все начинания).

Однако негативная оценка нравственности Дарта не меняет того, что его инвестиции всегда были эффективными. Даже дебютные шаги на рынке в середине 1980−х приносили ему огромную прибыль. По данным комиссии по ценным бумагам и биржам США, в 1987 году он приобрел 5,3% акций Immucor Inc. (производитель медицинского оборудования) за $811 тыс., а через четыре года продал всего четверть этого пакета за $1,9 млн. В 1991−м Дарт купил 10,8% Federal Home Loan Mortgage Corp. (Федеральная жилищная ипотечная корпорация США) за $300 млн, а через год продал эти акции за $1,3 млрд. По свидетельствам ряда приближенных лиц, Кеннет всегда принимает решения самостоятельно. «Как вы можете описать гения? Без сомнения, у него есть потенциал стать вторым Уорреном Баффетом» — так говорил о Дарте его партнер Брюс Папеш, который в 2001 году стал членом совета директоров Immucor Inc.


Талантливый мистер Дарт

Кеннет родился в 1955 году в США в штате Мичиган в зажиточной семье Уильяма и Клэр Дарт. Начало капиталу положил еще его дед, в 1937−м организовавший небольшую артель. В мастерской деда изготавливались металлические рулетки, кольца для ключей и именные жетоны для министерства обороны. В 1960 году отец Кеннета Уильям Дарт круто изменил направление бизнеса, сделав ставку на одноразовую посуду. Он сам выработал особую технологию изготовления пенопласта и учредил Dart Container Corporation. Ставка оказалась беспроигрышной. Как раз в середине прошлого века фастфуд начал проникать в ежедневный рацион почти каждого американца, и одноразовая посуда шла «на ура».

У Уильяма Дарта было трое наследников — старший Том, средний Кеннет и младший Роберт. Кеннет оказался самым смышленым из братьев: без особого труда он отстранил от семейного бизнеса старшего брата, который проявил себя как совершенно бездарный инвестор. Дело было так: в середине 1980−х годов стареющий Уильям Дарт собрался отойти от дел и возложить управление Dart Container на плечи своего первенца. Однако как раз незадолго до этого Тому крупно не повезло. В конце 1970−х он учредил нефтегазовую компанию Dart Energy Corporation. Фирма еще не успела встать на ноги, как в 1986 году произошел очередной обвал мировых цен на нефть. Кеннет сделал все, чтобы отец воспринял крах Dart Energy исключительно как промах Тома. В итоге Уильям Дарт передал управление Dart Container в руки Кеннета и младшего сына Роберта. Тому любезно оставили Dart Energy Corporation плюс жалкие $55 млн в качестве доли в семейном бизнесе. По некоторым оценкам, тогда чистая прибыль Dart Container составляла примерно $800 млн. Сейчас это более $2 млрд.

«Нейтрализация» Тома двояко повлияла на жизнь Кеннета. С одной стороны, он смог распоряжаться прибылью Dart Container по своему усмотрению и направить часть денег на биржевые спекуляции. С другой — нажил смертельного врага в лице собственного брата.


Moscow Calling

Фотография Кеннета Дарта — очень большая редкость

Фотография Кеннета Дарта — очень большая редкость

Фото: www.dart.org


В 1990−е годы в России Кеннет проявил себя как гиперактивный миноритарий. В 1997−м инвестор приобрел 7% «Ноябрьскнефтегаза», принадлежавшего «Сибнефти», и в совокупности около 35% дочерних структур ЮКОСа — «Юганскнефтегаза», «Самаранефтегаза» и «Томскнефти». В 1998 году обе компании решили поглотить своих «дочек» и перейти на единую акцию, однако американский инвестор заявил о правах миноритариев и заблокировал любые действия совета директоров. «Сибнефть» сдалась быстро, переговоры длились несколько месяцев. По некоторым данным, Дарт добился обмена своего пакета «Ноябрьскнефтегаза» на 5% «Сибнефти» (тогда их цена составляла примерно $100 млн) плюс $35 млн в качестве компенсации.

Если с «Сибнефтью» все прошло гладко, то в случае с ЮКОСом Дарта постигло разочарование. Поначалу на сторону инвестора встал глава Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Дмитрий Васильев. Ведомство категорически не желало регистрировать эмиссию акций ЮКОСа, НАУФОР же попыталась возбудить против нефтяной компании иск в двух арбитражных судах с требованием отменить изменения в уставах «Юганскнефтегаза» и «Томскнефти». (НАУФОР отказали в удовлетворении иска из-за неточности формулировки заявлений.)

Фортуна отвернулась от гринмейлера, когда в ноябре 1999 года Васильев покинул свой пост. Эмиссия ЮКОСа все же была зарегистрирована и существенно размыла долю американского инвестора. В 1999−м ЮКОС заплатил Кеннету за пакет в «дочках» около $150 млн, тогда как в лучшие времена Дарт запрашивал сумму $750 млн. Учитывая капитализацию «Юганскнефтегаза», «Самаранефтегаза» и «Томскнефти» в 1997 году, пакет Дарта на рынке можно было собрать за $183 млн. Бизнесмен Евгений Рыбин, за покушение на которого был осужден сотрудник службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин, описывал ситуацию с Дартом в Хамовническом районном суде Москвы 19 октября этого года так: «Ну, дали им отступного, чтобы не судились. ЮКОС тогда уже работал на свой имидж, вся эта вонь дартовская была им не нужна».

В 2006 году имя Кеннета Дарта вновь зазвучало на российских просторах. Тогда РАО ЕЭС выделила из своего состава генерирующие ОГК-3 и ОГК-5. В результате в ОГК-3 вошли Конаковская, Невинномысская, Среднеуральская и Рефтинская ГРЭС. В свою очередь, Костромская, Черепетская, Печорская, Южноуральская, Харанорская и Гусиноозерская ГРЭС стали «дочками» ОГК-5. Незадолго до этого американский инвестор прикупил себе акций Конаковской, Печорской и Костромской ГРЭС. После перехода на единые акции Dart Management получил по 6% в ОГК-3 и ОГК-5.

В 2008 году Кеннет аналогичным путем завладел 1% в «Русгидро», когда она присоединила к себе несколько ГЭС. Известно, что до этого фонд американского инвестора купил 3% акций Воткинской ГЭС и по 0,1% в других ГЭС, которые вошли в состав «Русгидро». На данный момент никаких жалоб со стороны миноритариев ни в ОГК-3, ни в ОГК-5, ни в «Русгидро» не возникало.


Долговой пенальти

В Латинской Америке «король гринмейла» продемонстрировал блестящую атаку и забил несколько инвестиционных голов. В 1991 году инвестор приобрел около 4% госдолга Бразилии за $375 млн. Через год страну накрыл кризис, внешняя задолженность достигла $121 млрд, а средств для ее обслуживания не было. Правительство объявило план реструктуризации, но Кеннет отказался участвовать в нем наотрез. Тщетны были уговоры остальных инвесторов, в числе которых оказались Citicorp, Citibank, Banco do Brasil. Кеннет продолжал гнуть свою линию. В итоге бразильцы тайно предложили ему выкупить бонды. Он назвал астрономическую сумму $1,4 млрд. Бразильцы платить не стали, а просто «удалили игрока с поля» и в 1994 году реструктурировали долг без согласия Дарта. Инвестор оскорбился и подал в окружной суд Манхэттена иск на Banco Centralo do Brasil, Banco do Brasil и Citibank. Он требовал выплатить ему компенсацию в размере $1,4 млрд. Разбирательства продолжались до 1996 года, в итоге Banco do Brasil заплатил Кеннету $605 млн. «Дарт отказывался менять гособлигации на так называемые Брейди-бонды. Эти бумаги начали выпускаться в 1980−х с целью сокращения задолженности латиноамериканских стран. Почти все страны-эмитенты погасили Брейди-бонды до 2005 года», — рассказал и. о. директора Института Латинской Америки РАН Вадим Теперман.

Параллельно с розыгрышем госдолга Бразилии Кеннет Дарт вел атаку и на Аргентину. В 2001 году инвестор купил около 5% аргентинских государственных бондов. Бумаги были номинированы в песо, а цена пакета Дарта в долларах на момент покупки составляла $595,4 млн. К 2001−му внешний долг Аргентины достиг почти $200 млрд, что превышало 50% ВВП. В декабре страна объявила дефолт по гособлигациям на $95 млрд, а в январе 2002−го перешла на плавающий курс песо. Тогда отношение национальной валюты к доллару составляло 1:1, а в 2003 году за $1 давали уже 2,93 аргентинского песо. В 2003−м Кеннет подал на Аргентину в суд и потребовал выплатить основной долг и набежавшие проценты по курсу 1:1. Дарту удалось выиграть у Аргентины $700 млн в качестве компенсации ущерба.

В сентябре 2005 года аргентинцы предоставили кредиторам план реструктуризации 20−миллиардной долларовой задолженности. Нетрудно догадаться, что в ответ аргентинскому правительству показал Дарт. По прогнозам аналитиков инвестфонда Stone Harbor Investment Partners, до 2011 года Аргентина вновь объявит дефолт. Кредиторы, в том числе Кеннет Дарт, до сих пор не согласились с планом аргентинского правительства по реструктуризации внешней задолженности.

По данным аргентинской прессы, в 1999 году Дарт приобрел около 25% госдолга Эквадора. После этого страна дважды объявляла дефолт по некоторым видам гособлигаций — в 1999 и 2008 годах. «Очевидно, Эквадор выплачивал проценты по тем видам облигаций, которые держит Кеннет Дарт. Поэтому у инвестора за все это время и не возникало никаких претензий к правительству», — отмечает Теперман.


Робин Гуд в подполье

Стратегия Дарта неоднозначна, многие поддерживают его, поскольку Кеннет выступает в роли Робин Гуда для мелких акционеров. Основной аргумент в пользу гринмейлера — защита интересов меньшинства, которые не всегда берутся в расчет. Один из примеров — конфликт миноритариев ОАО МКФ «Красный Октябрь» с держателем контрольного пакета фабрики группой «Гута». В ближайшее время разбирательство может быть передано в суд. «Гута» через дочерние компании (ОАО «Объединенные кондитеры» и ХК «Объединенные кондитеры») владеет около 60% «Красного Октября» и занимает семь из девяти мест в совете директоров. В свою очередь, правительство Москвы держит 25% ОАО «Объединенные кондитеры» и имеет одного человека в совете директоров. Оставшаяся доля находится в руках мелких акционеров, которые располагают всего одним голосом в совете. Как рассказал независимый директор в совете директоров ОАО МКФ «Красный Октябрь» Андрей Виньков, доля Кеннета Дарта в компании составляет примерно 4–5%.

Надо сказать, что в конце 1980−х и начале 1990−х инвестиционная схема Кеннета Дарта, так называемый гринмейл, получила широкое распространение в Штатах. В числе «практикующих» были замечены Руперт Мердок, Бун Пикенс и Роберт Перельман. Все сошло на нет, когда в начале 1990−х Сенат США принял закон о налоге 50% на прибыль от продажи акций по цене намного выше рыночной. Эта мера остановила большинство гринмейлеров. Большинство — но только не Кеннета. В 1994 году Дарт просто отказался от гражданства США. Он купил себе паспорта Белиза и Ирландии. Затем предпринял ряд замысловатых кульбитов, чтобы обезопасить прибыль Dart Container от налогов в США. Попытался учредить королевство Дартландия на Каймановых островах и стать послом Белиза в США, правда, это не удалось. В конце концов он зарегистрировал свою компанию на Каймановых островах, где построил себе шикарное поместье.

Сейчас Кеннет Дарт живет в полной изоляции от общества. В России, по крайней мере, его никто никогда лично не встречал. Для общения он недоступен и ни разу в жизни не давал интервью. По некоторым данным, инвестор большую часть времени проводит на бронированной яхте с противоторпедными установками и вертолетной площадкой. Судно охраняется бывшими морпехами США, оборудовано по последнему слову техники и оснащено новейшими устройствами связи. Оттуда он отдает распоряжения своим исполнителям. Его обиженный старший брат объясняет это тем, что Кеннет просто психопат. В то же время нет ни одного четкого подтверждения того факта, что Дарт психически неполноценен. Именно из уст Тома весь мир узнал о том, что в детстве у Кеннета Дарта были проблемы с психикой: он был крайне замкнутым и избегал общения со сверстниками. А будучи студентом факультета химии Мичиганского университета, Кеннет стал принимать психотропные препараты. Но, скорее всего, дело не в нарушенной психике. Просто Кеннет многих достал своей «зеленой почтой» и теперь вынужден скрываться.


Источник: «D`» №23 (86)/7 декабря 2009

Автор: Алина Любимская, автор «D`»


8 Декабря 2009 00:10
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний