Калийная платформа

2372822.jpg

Зачем Прохоров покупает долю Керимова в «Уралкалии»?


«Сделка года» должна поставить точку в «калийной войне» российской компании с Минском. «Онэксим» в теории может создать альянс с одним из глобальных игроков рынка минудобрений

Сулейман Керимов определился с покупателем «Уралкалия»: его пакет в компании (21,75%) выкупает основатель «Онэксима» Михаил Прохоров. Еще почти 12% акций у партнеров Керимова может приобрести владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин.

В понедельник днем группа «Онэксим» Прохорова (№10 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России по версии Forbes, состояние — $13 млрд) подтвердила, что договорилась о покупке 21,75% бумаг у фонда сенатора от Дагестана Керимова (№20; состояние — $7,1 млрд) Suleyman Kerimov Foundation.


Сделка по принуждению


После объявления акции «Уралкалия» подорожали на Московской бирже до двухмесячного максимума (+2,71%). Сделка будет закрыта в ближайшее время, одобрение регуляторов не потребуется, говорится в сообщении «Онэксима». Сумма будущей сделки не раскрывается. Но Керимов рассчитывал продать свой пакет исходя из оценки всей компании в $20 млрд, говорил ранее источник, близкий у «Уралкалию». Если так, то покупка может обойтись Прохорову в $4,35 млрд. Эти деньги у Прохорова есть: по оценкам Forbes, размер его «денежной подушки» может составлять примерно $8 млрд (сумма учитывает $3,6 млрд, которые «Онэксим» выручил от продажи доли в золотодобывающей Polyus Gold, где партнером группы Прохорова также выступали структуры Керимова). На закрытии торгов на Лондонской бирже в пятницу «Уралкалий» стоил около $16,3 млрд.

Крупными акционерами «Уралкалия» пока остаются партнеры Керимова – Филарет Гальчев (7%) и Анатолий Скуров (4,8%). Переговоры о выкупе их долей ведет владелец «Уралхима» Мазепин, который может стать младшим партнером Прохорова в «Уралкалии», говорит источник, близкий к предпринимателю и менеджер банка-кредитора «Уралкалия». О договоренностях с Мазепиным может быть объявлено в ближайшие недели, утверждает один из собеседников Forbes. Кредит для финансирования покупки Мазепину может предоставить банк ВТБ, уточнил он. Представитель «Уралхима» Алан Басиев это не комментирует.

Продажу «Уралкалия» Керимовым можно назвать вынужденной
. Летом компания оказалась в центре громкого международного скандала, ее гендиректор Владислав Баумгертнер был арестован КГБ Белоруссии, а сам Керимов по запросу республиканских властей может оказаться в списках разыскиваемых Интерполом. Конфликт касается схемы экспортных продаж продукции «Уралкалия» и госкомпании «Беларуськалий». До лета этого года обе компании поставляли свою продукцию на экспорт через единого трейдера – «Белорусскую калийную компанию» (БКК). Но в декабре 2012 Белоруссия лишила БКК монополии на экспорт. Спустя семь месяцев переговоров, которые окончились ничем, «Уралкалий» объявил, что выходит из БКК. Президент Белоруссии Александр Лукашенко отреагировал на демарш партнеров арестом Баумгертнера и публично потребовал, чтобы Керимов уступил компанию другим владельцам.

В качестве желаемого партнера Лукашенко называл владельца «Русснефти» и своего давнего знакомого Михаила Гуцериева (№34 в списке Forbes, состояние — $3 млрд). Кроме Гуцериева на покупку «Уралкалия» претендовали владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков (№ 23, $6,7 млрд), бывший глава Госстроя Владимир Коган (№111, $950 млн), владелец «Стройгазмонтажа» Аркадий Ротенберг (№31, $3,3 млрд).


Сценарии для Прохорова


Тем не менее Керимов должен хорошо заработать на этой инвестиции
. В середине 2010 года он выкупил 25% «Уралкалия» у его основного владельца Дмитрия Рыболовлева (№14, $9,1 млрд) исходя из оценки всей компании в $10 млрд – вдвое ниже, чем обсуждаемая цена продажи (на тех же условиях акции компании выкупали и партнеры Керимова). Как минимум $1 млрд для этой сделки Керимов занял в ВТБ. Но проценты по кредиту должны были окупиться за счет щедрых дивидендов «Уралкалия» (всего с момента покупки Керимов должен был получить от компании около $300 млн).

Гендиректор «Онэксима» Дмитрий Разумов, чьи слова приводятся в пресс-релизе, назвал новую инвестицию «долгосрочной», а «Уралкалий» охарактеризовал как компанию, «уникальную с точки зрения ее позиций на рынке и значения в мировой экономике». Рынок калийных удобрений «в перспективе будет развиваться по позитивному сценарию», а «ведущий мировой производитель и ключевой игрок этого рынка обладает значительным потенциалом роста стоимости», считает топ-менеджер.

Купив «Уралкалий», Прохоров в теории может попробовать собрать крупный пакет акций одного из иностранных конкурентов компании, а потом начать переговоры о возможном альянсе, рассказывал один из знакомых предпринимателя. Но первым делом владельцам «Уралкалия» предстоит решить вопрос с Белоруссией.  Скорее всего, речь пойдет о восстановлении совместной схемы продаж. Из-за отмены экспорта через БКК «Беларуськалий» пока несет большие убытки.

Лукашенко уже неоднократно заявлял, что прежняя структура торговли может быть восстановлена при условии смены основных акционеров «Уралкалия». Глава «Беларуськалия» Валерий Кириенко после появления пресс-релиза «Онэксима» заявил, что ничего не знает о целях инвестиций Прохорова и незнаком с самим бизнесменом. Представитель БКК заявил, что в компании будут «только рады, если это [сделка] послужит стабилизации рынка и спокойствию».


Большой доход, большие риски


«Уралкалий» ходил в любимчиках у инвесторов с момента выхода на лондонскую биржу в 2007 году. Компания всегда умела извлекать максимальную выгоду из сочетания своего доминирующего положения на рынке и очень низкой себестоимости. В 2012 году, например, рентабельность «Уралкалия» по EBITDA составила 71% (для сравнения: у «Роснефти» в том же году она была 19,8%).

Но такая фантастическая доходность бизнеса не гарантирует его владельцам спокойной жизни, скорее наоборот. Рыболовлев, кропотливо скупавший акции «Уралкалия» на всех этапах приватизации, включая чековые аукционы 1990-х годов, контролировал компанию до 2010 года и тоже не собирался уходить из калийного бизнеса. Бизнесмен всегда опасался, что государство захочет прибрать его компанию к рукам, рассказывали Forbes знакомые Рыболовлева. Но бдительность не помогла – в 2006 году на одном из рудников «Уралкалия» произошла авария. Сначала власти признали ее форс-мажором, но через два года повторно разобраться в причинах произошедшего потребовал вице-премьер Игорь Сечин. Перед Рыболовлевым замаячила перспектива гигантских штрафов или отъема бизнеса. Предприниматель, который еще недавно говорил, что собирается передавать компанию по наследству, предпочел ее продать.

Керимов весной 2010 года увел «Уралкалий» из-под носа у владельца «Интерроса» Владимира Потанина. «Это было классическое M&A по-русски, без всякого due diligence и  подписания документов», — вспоминал в разговоре с Forbes один из менеджеров Потанина. Купив «Уралкалий», Керимов руками своих партнеров получил контроль в «Сильвините» (единственный российский конкурент «Уралкалия») и объединил обе компании.








Автор: Ирина Малкова
Источник: www.forbes.ru

18 Ноября 2013 17:58
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний