Надувание пузыря Facebook

I-14-HITECH.jpg


В мае состоится IPO года, а может быть, века — первичное размещение акций Facebook. Ожидаемая стоимость соцсети — 100 миллиардов долларов. А не надувание ли это очередных мыльных пузырей?



По последним сведениям, IPO десятилетия, а может быть, и века — первичное размещение акций Facebook — состоится в мае этого года. По оценкам аналитиков, интернет-компания сможет заработать при этом 10 миллиардов долларов, а ее стоимость достигнет 100 миллиардов долларов. Побить текущие показатели Apple ей, правда, не удастся — та в марте преодолела отметку в 500 миллиардов, которую в разные времена удавалось покорить лишь пяти американским компаниям: трем высокотехнологичным — Microsoft, Cisco, Intel и двум промышленным гигантам — General Electric и ExxonMobil. Но для соцсети и 100 миллиардов — заявка сенсационная. Уж не пузырь ли это, ломают головы высоколобые аналитики и потенциальные инвесторы.


 Найди десять отличий


I-144522.jpg

 Нынешняя ситуация существенно отличается от той, что породила в 2000-х «кризис доткомов». И сам Интернет уже не тот — более двух миллиардов пользователей Сети. И Всемирная паутина уже не считается принципиально новым сектором рынка — соцсети и скидочные сервисы — это всего лишь новые формы апробированного бизнеса. «Если пузырь и имеет место быть, то он намного меньше тех, что надувались в начале века, и уж, конечно, не несет угрозы экономике»,— считает Илья Раченков, аналитик «Инвесткафе». Скорее рынок следует считать несколько перегретым, вторит ему Сергей Белоусов, старший партнер венчурного фонда Runa Capital: «Даже если какой-либо из пузырей лопнет, это будет скорее мягким саморегулированием рынка, а не кризисом». Но как разобраться, какая из интернет-компаний, бодро рапортующих сегодня об успехах, завтра станет жертвой «мягкого саморегулирования»?

 Сравнивать соцсети с титанами hi-tech-рынка не имеет смысла: скажем, капитализация Apple при практически одинаковом объеме выручки вдвое выше, чем у IBM, и все потому, объясняет Илья Раченков, что инвесторы закладывают в оценку бумаг ожидаемый рост выручки компаний, которая у Apple выросла в 2011 финансовом году на 66 процентов, а у IBM — лишь на семь. «IBM, Intel и Microsoft — компании своего времени,— говорит Инга Фокша, старший аналитик «Арбат Капитал». — Они предпринимают попытки расширить свой профиль для получения прибыли, однако большая часть их бизнеса все же привязана к зрелым рынкам, рост которых в десятки раз ниже бурно развивающихся». «У них сложные технологии — их обременительно копировать, но в них, по сути, нет ничего уникального. И, что более важно, они созданы для удовлетворения старых потребностей»,— добавляет Сергей Белоусов.

 На их фоне Apple стала знаком смещения предпочтений пользователей от ПК к новинкам индустрии — планшетам и прочим гаджетам. Именно нацеленность на новые тенденции во многом определяет способность компаний создавать рыночную стоимость. Однако сам по себе этот факт не гарантирует популярным соцсетям и даже нынешнему герою — Facebook — победы над Apple по параметру рыночной стоимости. Потому что оценка таких компаний, как Facebook, во многом основана на вере инвесторов, на ожиданиях быстрого роста финансовых показателей.

 У них нет длительной рыночной истории — основы для финансового прогноза, подчеркивает Инга Фокша, в результате предположения оборачиваются завышенными ожиданиями прибыли и в конечном итоге приводят к преумноженным в разы мультипликаторам типа P/E (отношение цены к прибыли) и проч. И далеко не все серьезные инвесторы готовы платить за то, что бизнес-модель компании когда-нибудь в будущем отлично монетизируется. Известно, например, что Уоррен Баффет никогда не инвестирует в интернет-компании — не потому, что по возрасту он далеко не интернет-гик. Просто инвестиционный гуру хочет четко понимать, как его деньги будут работать через пять лет, а не в прекрасном будущем.


 Вопрос веры


 Инвесторы, доверяющие свои капиталы интернет-компаниям, строят прогнозы о будущих барышах на предположениях. Они, кстати, не связаны однозначно со стоимостью ее активов. К примеру, у иконы фототехнологий компании Kodak было огромное количество патентов и различных производственных активов. Но это нисколько не помешало его стоимости обвалиться в десятки раз. Только какой-нибудь отчаянный патентовед предпочтет инвестировать в залежи интеллектуальной собственности, смеются профессиональные инвестиционные аналитики.

 Правда, эти самые предположения о будущем компании, выбранной для инвестирования, вроде бы можно описать цифрами: о доле рынка, количестве подписчиков. «Когда покупатель видит огромную аудиторию, ему кажется, что ее несложно монетизировать, и он меньше боится покупать акции такой компании»,— поясняет Леонид Делицын, эксперт ИХ «ФИНАМ». Сергей Белоусов видит причины доверия в другом: «Продукты и услуги Apple и Facebook могут выглядеть очень просто, хотя на самом деле это не так. Самое главное — это новая технология и новый продукт, которые очень сложно скопировать, потому что для этого требуются новые знания. Критически важно, что они созданы для удовлетворения новых потребностей — только с приходом нынешних технологий Apple и Facebook информационные технологии стали доступны значительной части населения».

 Так или иначе, но речь все же идет об одном — доходность интернет-компаний напрямую зависит от количества подписчиков. В этом смысле возможности для быстрого роста действительно есть. Согласно данным недавнего исследования компании Ipsos, 85 процентов респондентов использовали Интернет для работы с электронной почтой, в то время как для общения в соцсетях — лишь 62 процента. Но вот что интересно: капитализация популярных интернет-компаний растет как на дрожжах, но рентабельными при этом становятся далеко не все. Это, кстати, общее свойство и нынешнего Интернета, и Сети образца 2000-х.

 Владимир Габриель, руководитель экспертной группы Microsoft в России, объясняет: «В конце 90-х деньги давались существенно легче, а истории у Интернета не было. Интернетчики были пионерами, которые нарабатывали опыт создания нового рынка, и потому до 80 процентов инвестиций уходило как раз в наработку опыта, а не в производство новых продуктов». А по оценкам Инги Фокша, в период доткомов операционные издержки к продажам составляли и вовсе более 150 процентов, то есть компании выкладывали все, что имели, и все, что смогли привлечь на рынке, за то, чтобы набрать пул подписчиков: «аналитики получали новые цифры роста числа пользователей, адаптировали свои модели, поднимали прогнозы и т. д.». Сегодня ситуация со зрелостью интернет-рынка вроде бы кардинально поменялась, а операционные издержки по-прежнему высоки.


 Куда уходят деньги?


 Возьмите суперпопулярный Twitter — за шесть лет существования этот проект еще очень далек от окупаемости. Недавно изданию Gawker стали известны сведения из финансовой отчетности этой непубличной компании за 2010 год: выручка Twitter составила 28,5 миллиона долларов при убытках в 67,8 миллиона долларов. А ведь еще в середине 2009 года компания обещала выйти на прибыль в III квартале.

 По данным Инги Фокша, у Linkedin и Groupon операционные расходы составляют 80 и 97 процентов от продаж соответственно! А цена акций Groupon хотя и показала после размещения на бирже кратковременный взлет, но затем ушла даже ниже цены размещения.

 Правда, Илья Раченков полагает, что в период активного роста убыточность может быть допустимой, если компания рассчитывает за счет этого завоевать большую рыночную долю или совершить крупное приобретение. Важно, чтобы убыточность компании постоянно сокращалась, что, кстати, происходит в случае с Groupon. А вот Twitter на этом фоне выглядит, по выражению Сергея Белоусова, нишевым игроком, который пока не имеет ясной прибыльной бизнес-модели.

 Между прочим, компания Google тоже долго пребывала в минусе. «Благодаря стратегии бесприбыльности Google задушил всех конкурентов, которых было несколько десятков, не дав им развиться. Так создаются монополии»,— делится Леонид Делицын. А вот те бренды, что вели себя более деликатно, канули в Лету. Самые узнаваемые интернет-бренды 90-х — поисковые машины и информационные порталы Lycos, Excite, Infoseek, AltaVista — проданы, иногда не один раз.

 На этом фоне Facebook смотрится триумфатором — по итогам 2011 года его чистая рентабельность составила почти 27 процентов: при обороте в 4 миллиарда долларов прибыль — почти миллиард.


 Знать прикуп


 Надо сказать, что у интернет-компаний сегодня немало возможностей улучшить параметры рентабельности за счет снижения издержек. Так, у них есть такой несомненный козырь, как нерезидентство, рассказывает Владимир Рожанковский, директор аналитического департамента ИГ «Норд Капитал». Речь идет об отсутствии связи с какой-либо страной, точнее, с ее налоговыми органами: «Они нигде не платят НДС за получаемую рекламу». Нетрудно подсчитать, сколько компании удается сэкономить с оборота в 4 миллиарда долларов, который практически целиком формируется из взносов рекламодателей. Кстати, фискальные службы разных стран давно интересуются этим вопросом. В частности, в настоящее время налоговики США активно пытаются призвать к «налоговому ответу» Google. Правда, не весь, а только американскую его часть, которую можно попытаться «приписать» к территории Нового Света.

 Как же в таких условиях удается осуществлять расчеты в пользу виртуальных компаний, но все-таки вполне реальными деньгами и в интересах не менее реальных рекламодателей? «Все расчеты с рекламодателями чаще всего идут напрямую через собственную электронную платежную систему», — поясняет Владимир Рожанковский.

 Вот почему, уверен эксперт, компания Google так спешила запустить собственную платежную систему Google Payment. Ведь самый лакомый кусок — популярную систему PayPal успел отхватить eBay. Такие механизмы есть у отечественных игроков Yandex и Mail.ru. Характерно, что на прошлой неделе были опубликованы данные опроса, проведенного консалтинговой компанией KAE, показавшие, что многие потребители готовы перейти на банковские сервисы Apple, если таковые будут запущены.

 А вот у Facebook собственной платежной системы нет. И в этом эксперты видят большой минус — неминуемы существенные затраты либо в новую разработку, либо приобретение какого-либо готового рыночного игрока. Правда, богатством выбора шопинг по бутикам электронных платежных систем сегодня не сильно радует.


 На что жить?


 «Сейчас у компании один серьезный источник денежных поступлений — реклама. Но это крайне неустойчивая ситуация. Как только рекламодатели заметят, что темпы роста аудитории уменьшаются, то есть притока новых потребителей рекламы нет, они начнут давить на соцсеть, добиваясь снижения рекламных расценок», — прогнозирует Владимир Рожанковский. И тогда начнется цепная реакция: уменьшится приток денежных средств — снизится ликвидность — начнет испаряться вера инвесторов в долгосрочную успешность компании. А там уже замаячит реальность продажи бизнеса. «Если у интернет-компании есть аудитория, всегда найдется другая интернет-компания, готовая купить ее дорого, — поясняет Леонид Делицын. — Качественная интернет-аудитория сейчас в дефиците, поэтому и процветают такие компании, как MarketGid, которые поставляют аудиторию контент-проектам».

 Времени на раздумья у инвесторов осталось немного — IPO на носу. После него акционеры будут требовать реальный, а не прогнозируемый рост прибыли в расчете на акцию. Значит, потребуются новые серьезные источники денежных поступлений. Можно попытаться еще раз тряхнуть рекламодателей. Например, «Яндекс» и Google активно совершенствуют свои технологии определения социально-демографического статуса пользователей, чтобы заманить их на рекламоемкие площадки и предложить рекламодателям более качественный и дорогой продукт. А лучше, говорят эксперты, для большей устойчивости бизнеса стоит организовать параллельный и достаточно стабильный канал поступления денежных средств — непосредственно из карманов пользователей. Если с каждого из нынешних заявляемых компанией 800 миллионов удастся взять хотя бы по доллару, это уже даст 800 миллионов долларов, причем не облагаемых налогами.

 Сгодятся любые способы прямого доступа к кошелькам: через мобильный телефон, интернет-аккаунт, эмиссию собственных кредитных карт. Впрочем, аудитория Facebook прирастает в основном за счет юных существ в возрасте от 14 до 20 лет, которые предпочитают отправлять платные валентинки и смайлики за счет электронных кошельков. Но вот в чем закавыка. «Я, например, свой доллар до сих пор Facebook не отдал. Но не потому, что жадный, просто соцсеть у меня его не просила, — говорит Владимир Рожанковский. — Поэтому как инвестор я смотрю на Facebook не очень оптимистично». Однако платные услуги необходимо внедрять предельно осторожно, чтобы не распугать аудиторию. Можно понять стремление соцсети всемерно отдалить этот неприятный момент, пока еще остается подкожный денежный жирок.

 А рынок не дремлет. Вполне вероятно, что в каком-нибудь американском университете уже встретились новые Ларри Пейдж и Сергей Брин, а в соседней аудитории листает лекции юный последователь Цукерберга. И они уже дышат в затылок Facebook.       
Елена Покатаева
     
                              

 Считаете ли вы акции Facebook удачной инвестицией?

                       
Леонид Делицын
эксперт ИХ «ФИНАМ»   

 Facebook будет успешен до тех пор, пока тон в Сети будут задавать пользователи, которые ею реально пользуются. Раньше был очень популярен LiveJournal — тогда соцсети населяли те, кто любил много писать. Но вот соцсети открыли объятия для любителей обмениваться картинками, и LiveJournal уступил в популярности. До сих пор не просматривается новых технологий или поколений, которым потребуется что-то радикально отличное от Facebook.        

                       
Илья Раченков
аналитик «Инвестка­фе»      

 Объективный ограничитель роста Facebook и Twitter — общее количество интернет-пользователей в мире, и обе компании очень близки к этому потолку. Правда, могут быть изобретены новые способы монетизации соцсетей. Что касается возможности заработать на бумагах компаний интернет-сектора, то среднесрочно (1—2 года) все новые игроки дают слишком большой риск. Разумнее обратить внимание на относительно старых игроков.        

                       
Владимир Рожанковский
директор аналитичес­кого департамента ИГ «Норд Капитал»

 У соцсетей нет финансовых моделей с хорошо проработанной связью между появлением нового аккаунта и получением от него первого доллара. Такие работоспособные модели есть у Google, Amazon, а вот от Facebook пока не исходят никакие прорывные идеи в этом плане. И пока я не увижу, как заработает механизм монетизации аккаунтов, я не буду покупать акции Facebook.        
  



             Рекорды - даешь триллион!    
 
      
       
I-14-HI.jpg

 Как полагает Сергей Белоусов, старший партнер венчурного фонда Runa Capital, если забыть о конкуренции, то база пользователей Facebook может легко вырасти в 10 раз и примерно во столько же раз по размеру дохода на одного подписчика. Что сделает в перспективе Facebook компанией с оборотом в несколько сотен миллиардов долларов и капитализацией в триллион. Но конкуренция, как по регионам, так и в отдельных нишах, обязательно внесет поправки в эти смелые амбиции.

 На триллион может также претендовать и Apple, считает Инга Фокша, старший аналитик «Арбат Капитал». Судите сами, сегодня Apple стоит столько же, сколько Microsoft, Cisco и Intel вместе взятые. В начале февраля ее капитализация составляла 17 процентов от капитализации всех компаний в индексе NASDAQ100. Это говорит о том, что каждые 5,9 процента роста Apple приводят к росту всего индекса на 1 процент. При этом к отметке капитализации в 500 миллиардов долларов Apple пришла отнюдь не сильно переоцененной компанией: очищенное отношение капитализации к прибыли (P/E) в марте составляло у нее 12,5, что меньше того же показателя для индекса S&P 500 — 13,2. В то время как практически все компании, побывавшие за отметкой полтриллиона долларов, торговались в зоне перекупленности — их показатели почти в два раза превышали P/E индекса S&P 500. Если применить к имеющимся данным методы дисконтирования денежных потоков, говорит Фокша, капитализация Apple уже приближается к 800 миллиардам долларов, и у нее есть все шансы стать первой в мире компанией, достигшей капитализации в один триллион.            



              Режим экономии            
       

 Несмотря на то что интернет-компании виртуальны, им приходится строить огромные и дорогие центры обработки данных. «По нашим оценкам, инвестиции в новый data-центр Facebook составили не меньше 100 миллионов долларов, — говорит Руслан Заединов, заместитель генерального директора, руководитель направления центров обработки данных компании КРОК. — Однако в перспективе, например в течение 10 лет, основную долю себестоимости будут составлять не начальные капиталовложения, а операционные расходы, сократить которые можно, используя современные дорогостоящие технологии». Если рассчитать полную стоимость владения data-центром или их сетью (в случае дальнейшей глобальной экспансии), начальные капитальные расходы вряд ли составят больше 10—20 процентов в процессе десятилетней эксплуатации такого большого объекта, полагает эксперт, а сократить операционные расходы можно за счет энергоэффективных технологий.            



             Тренд          
       
 Конечно, формирование новой индустрии или отрасли предполагает появление пузырей, ведь все новое воспринимается как Клондайк. Фанаты сразу начинают вкачивать в новую отрасль деньги, и рано или поздно в ней обязательно появятся пузыри, как только люди поймут, что не получают того, на что надеялись. И тогда пузыри сдуваются. Однако странно думать, что современные успешные интернет-компании — исключительно пузыри. Конечно, бывает, что рыночные аналитики ошибаются, и по факту капитализации компания оказывается дутой. Чаще всего это характерно для компаний, работающих в минус. Но это уже ошибки из серии человеческого фактора. И уж точно не про Facebook, который рентабелен уже несколько лет подряд.

 Сегодня каждый пользователь приносит компании 4—5 долларов в год, фактически ничего не оплачивая. Представьте, какой у нее потенциал с точки зрения повышения доходов с подписчиков, если потратить, допустим, в два раза больше смогут жители страны уровня Сомали. Второй аспект — возможность набора абонентской базы при условии, что только на сегодняшний день в мире больше 2 миллиардов пользователей сети Интернет и 5 миллиардов мобильных устройств. Миссия Facebook — объединять людей, чтобы они могли эффективно общаться друг с другом. Еще до начала каких-либо продаж рекламы все, что он делал, добавляя новые функции, происходило с расчетом на еще большее удобство общения. И в дальнейшем любое расширение в сторону онлайновых сервисов будет осуществляться только через призму улучшения и обеспечения более эффективного общения людей. А это залог возможностей роста абонентской базы пользователей. Это и определяет капитализацию компании.

 Facebook, который позволяет делать связи между людьми короче и эффективнее, настолько удобен, что вряд ли от него будут массово отказываться. То есть с его реальным активом — подписчиками — ничего не произойдет. Его акции могут быть переоценены, но в пшик в среднесрочной перспективе они не превратятся.












Автор: Елена Покатаева
Источник: журнал
Итоги

3 Апреля 2012 15:23
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний