Ноль калорий

935502.jpg

«Тарифная «диета» поможет нашим гигантам скинуть «финансовый жирок», который накопился в период быстрого роста тарифов».

 Президент России Владимир Путин, несмотря на возражения естественных монополий, согласился заморозить тарифы на 2014 год. В условиях, когда внутренние цены растут галопом уже не первый год, когда членство в ВТО не дает повысить импортные пошлины, когда зарплаты растут быстрее производительности труда, а гипотетическая девальвация рубля вряд ли сможет стать допингом для промышленности, это решение выглядит неким спасительным лекарством. Однако на самом деле у него вполне могут оказаться горький привкус и побочные эффекты, от которых потом придется дополнительно лечиться. Так чем грозит нашей экономике замораживание тарифов? Давайте разберемся.

 На первый взгляд вроде бы сплошные плюсы. Главный из них — снижение затрат на производство товаров и услуг. Например, одна только обрабатывающая промышленность тратит на оплату продукции естественных монополий (то есть на топливо, энергию, железнодорожные перевозки) баснословные деньги. В первом полугодии текущего года они составили порядка 690 миллиардов рублей, или около 8 процентов всего выпуска отрасли. Заморозка тарифов даст обрабатывающей промышленности в целом около 140 миллиардов рублей экономии в год и позволит сократить темпы инфляции примерно на 1 процентный пункт.

 Не стоит забывать, что динамика и уровень трудовых, энергетических и сырьевых издержек — один из важнейших факторов конкурентоспособности национальной экономики. Судя по этим показателям, сейчас российская экономика, похоже, находится у кризисной черты. Рассчитываемый институтом «Центр развития» НИУ ВШЭ индекс конкурентоспособности составляет около 87,4 пункта, что примерно на 13 пунктов ниже уровня, когда Россию накрывали кризисы 1998-го и 2008—2009 годов.

 Тут отсутствие роста тарифов может оказаться как нельзя кстати, поскольку относительно низкий уровень цен на энергоносители и электроэнергию является важным конкурентным преимуществом российской промышленности. Например, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), цены на электроэнергию в России в валютном выражении составляют около 50 и 40 процентов для промышленности и населения соответственно от среднего значения для 33 развитых и среднеразвитых стран. Цена дизельного топлива и бензина составляет в России 52 и 50 процентов от среднего значения для базы МЭА.

 Вместе с тем у заморозки тарифов есть и отрицательные стороны. Такая мера может привести к сокращению инвестиционных программ естественных монополий, которые формируют примерно четверть всех инвестиций в основной капитал в России. Но в этом есть и светлая сторона. В конце концов, тарифная «диета» поможет нашим гигантам скинуть «финансовый жирок», который накопился в период быстрого роста тарифов, снизить зарубежную инвестиционную активность или вложения в непрофильные активы. Наконец, отпустить на вольные хлеба часть своих сотрудников, что понизит дефицит кадров в других перспективных сферах экономики. Конечно, если государство поможет переучиться и переехать с семьями в другие регионы или займет людей в малом бизнесе.

 Другая проблема — высокий уровень энергоемкости российской экономики, с которым принято бороться путем стимулирования энергосбережения за счет поэтапного приближения цен к некоему среднемировому уровню. В течение длительного периода заниженных относительно конкурентов внутренних цен на энергоносители уровень энергоемкости и электроемкости экономики в России относительно остальных стран мира сократился лишь примерно на четверть. А надо бы больше, если учесть нашу привычку к расточительности.

 Вот и получается палка о двух концах: с одной стороны, важно сохранить относительно низкие цены на энергоносители для российской промышленности. С другой — снизить энергоемкость экономики. Поэтому помимо тарифов имело бы смысл дернуть и за другие рычаги. Например, налоговые и прочие стимулы снижения энергоемкости, а также проанализировать опыт в этом вопросе Украины и других энергодефицитных стран. Это тем более важно, что в текущей версии официального долгосрочного прогноза развития российской экономики до 2030 года главным условием восстановления приемлемых темпов экономического роста является двукратное снижение энергоемкости.

 Впрочем, если высшее руководство страны считает сдерживание тарифов приоритетной мерой поддержки обрабатывающих секторов и диверсификации экономики, то, на мой взгляд, в этой области надо стремиться к их повышению, но сдержанными темпами, ниже инфляции. Одновременно с этим должна активно реализовываться программа демонополизации и стимулирования конкуренции в ТЭК и на транспорте






Автор: Валерий Миронов, заместитель директо­ра института «Центр развития» НИУ ВШЭ
Источник: журнал
Итоги

23 Сентября 2013 20:16
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний