Плыть против течения — стратегия Полсона

Плыть против течения — спорт богатых. Рекордные «заплывы» американского миллиардера Джона Полсона — зримое тому подтверждение.

Сентябрьским вечером 2008 года, когда по американскому телевидению президент Джордж Буш вещал о том, что страна вот-вот скатится в «затяжную и болезненную рецессию», управляющий хедж-фондом Paulson & Co Джон Полсон произносил оптимистичный спич на торжественном ужине в одном из шикарных ресторанов Манхэттена. Банкротство Lehman Brothers и обвал фондовых рынков не лишили его сна и не добавили головной боли — к тому моменту он уже знал, что по итогам года заработает свои пару-тройку миллиардов, как и в предкризисном 2007-м. Не вышел наш герой из тренда и в 2009-м. А самых впечатляющих результатов основатель и управляющий Paulson & Co добился в ушедшем году. Его личный кошелек потолстел на целых 5 «ярдов», что стало мировым рекордом частного заработка. Сейчас журнал Forbes оценивает состояние финансового гуру в 12,4 миллиарда.


По имени Риск


Рядом с коллегами по цеху — Уорреном Баффеттом и Джорджем Соросом (обоим уже за 80) — Полсон выглядит мальчишкой. Но играет на равных. Вплоть до середины нулевых о нем мало кто и слышал. Но грянул кризис — и Полсон оседлал своего коня. Если бы это не было метафорой и конь оказался настоящим, то имя ему долго выбирать бы не пришлось: Риск. Или Цинизм. А еще лучше оба этих имени, через дефис.

В 2007 году согласно рейтингу журнала Trader Monthly Полсон стал самым успешным менеджером Уолл-стрит с суммарным личным годовым доходом в астрономические 3 миллиарда! Когда Америка стенала от ипотечного кризиса, пока рушились банки и в пепел рассыпались десятилетиями нажитые состояния, Джон Полсон хладнокровно торговал ценными бумагами без покрытия.

Он играл на падение рынка, рискованно и цинично. Собственно, цинизм был стержнем той финансовой конструкции, которую Полсон предпочел всем другим. Хедж-фонд более свободен в выборе инвестиционного стиля. Он гибок и в выборе стратегий: сегодня это продажа бумаг без покрытия, завтра — опционы и фьючерсы, послезавтра — и то, и другое, и третье. Всеядность и дает преимущество именно при падении рынка...

Мудрость, конечно, пришла не сразу. Да и ранний этап биографии нашего героя отнюдь не сюжет для блокбастера. По крайней мере личными биографами Полсон пока не обзавелся. Да и сами бытописатели на клиента не клюют: кроме офисных будней да финансовых прогнозов (на это он не скупится) человеческого слова не вытянешь. Арифмометр ходячий...

Итак... В 1955 году в Нью-Йорке в добропорядочной еврейской семье Полсонов (кстати, потомственных финансистов) родился мальчик Джон, который тоже оказался очень добропорядочным. Ходил в синагогу и в школу Whitestone Hebrew Centre, где помимо общих предметов преподавался консервативный иудаизм. Впрочем, особое место в образовании, несомненно, занимала математика.

Предназначение Джона было очевидно с малых лет — двинуться по стопам отца. Окончив школу, он поступил здесь же, в Нью-Йорке, в NYU Stern School, где получил степень бакалавра финансов. Стоит ли удивляться, что и студентом Джон был не менее добропорядочным, чем ранее — школяром. И сохранил о Stern School самые добрые воспоминания. Во всяком случае спустя много лет, в 2010 году, alma mater получила от своего именитого воспитанника 20 миллионов долларов на исследования, стипендии одаренным студентам и ремонт кампуса.

Между тем бакалавр Полсон уверенно шел к карьерной лестнице и окончил престижную Harvard Business School, войдя в «золотой список», куда включены пять процентов ее лучших выпускников. Выдающиеся математические способности сделали голову Полсона предметом охоты лучших работодателей Америки.

Восхождение на инвестиционный олимп Полсон начал с невысокой позиции в консалтинговой компании Boston Consulting Group. Затем последовало предложение из частного инвестиционного партнерства Odyssey Partners, сооснователем которого был Леон Леви, инвестиционный гений с Уолл-стрит, мультимиллионер и филантроп. Не будет преувеличением — Леви первый настоящий учитель Полсона. Под его опекой Джон Полсон проработал несколько лет, прежде чем решил перейти в подразделение слияний и поглощений ныне почившего банка Bear Stearns (того самого, который стал первой ласточкой глобального кризиса).

Сколотив к 1994 году стандартное уолл-стритовское состояние в 2 миллиона долларов, он решил построить собственный хедж-фонд. Стартап был скромным: в штате числились всего два человека — сам Полсон и его ассистент.

Вы спросите: что же заставило успешного (и повторимся — добропорядочного) финансиста пуститься во все тяжкие? Сам он ответа не дает. Но именно тогда перед глазами нашего героя мелькнула тень скакуна по имени Риск-Цинизм. И Полсон, как теперь уже известно, сделал правильную ставку.

...Последние двадцать лет индустрию хедж-фондов бросало из крайности в крайность. Взрывной рост числа таких компаний сменялся столь же лавинообразным количеством банкротств. «Сейчас объем активов, находящихся под управлением хедж-фондов, приблизился к своим максимальным значениям. В случае благоприятных рыночных условий мы ожидаем их рост до 2,5 триллиона долларов по итогам этого года», — сказал «Итогам» Кен Хайнц, президент компании Hedge Fund Research.

Джону Полсону на этом поприще нет равных. Особенно в период финансовых потрясений. Ведь добропорядочный Джон Полсон всегда помнит заветы своих родителей. А способность пировать во время чумы он унаследовал как раз от своего деда. Будучи банкиром с Уолл-стрит, Полсон-грэнни во время Великой депрессии умудрился не только ничего не растерять, но и приумножить семейное состояние.

Кризисы же не заставили себя ждать. В начале нулевых повалились «доткомы» — акции высокотехнологичных компаний обесценивались чуть ли не ежесуточно. Наш герой стал одним из немногих, кто предвидел это и сделал ставку на падение. Полсон принялся безудержно «шортить». В переводе на общедоступный язык — брал акции в долг в огромных количествах. И тут же продавал их по все еще высокой цене. Когда же подходил момент расплаты, скупал на рынке сильно подешевевшие бумаги и возвращал брокеру. Разницу, и немалую, клал в свой карман.

К 2003 году объем активов под управлением его фонда Paulson & Co вырос до 600 миллионов долларов. И хотя размер прибыли еще не давал повода для зависти коллегам по ремеслу, репутация Полсона как оракула финансовых катастроф только укрепилась.

Всепланетная слава настигла нашего героя позже. Ну что такое «доткомы» — так, упражнение для циника средней руки. Полсону нужен был оперативный простор. Большой кризис! И он неуклонно приближался.

В 2005 году Полсон и его аналитики пришли к выводу, что американский рынок недвижимости после многих лет бурного роста неминуемо схлопнется. В те времена такие мысли, высказанные вслух, вызвали бы у слушателей лишь смех и покручивание пальцем у виска. На рынке царил безудержный оптимизм: цены на американские квадратные метры обновляли новые и новые исторические максимумы. Банки и ипотечные агентства не скупились на кредиты, а потенциальные новоселы становились за ними в очередь. И рынок вошел в раж: желая заработать не только на конкретных ипотечных заемщиках, но и на абстрактной вере в американское экономическое чудо, финансисты «упаковывали» сразу несколько кредитов, причем разных по качеству, в специальные облигации CDO и сбывали оптимистически настроенным инвесторам. Эти «пакеты» тут же формировались в более крупные и снова выбрасывались на рынок. Пока эти облигации росли в цене, страховки по ним, наоборот, стоили крайне дешево — никто просто не смел помыслить о скором крахе ипотечной финансовой пирамиды.


Время чумы


...Звездный час Полсона был близок. Он сделал ставку на обвальное падение рынка облигаций CDO, целенаправленно скупая страховки по ним. В первое время такая стратегия приносила сплошные убытки. Зато в 2007 году формула игры против рынка вмиг принесла инвестору миллиарды долларов прибыли. Как только Америку накрыла волна дефолтов по ипотечным облигациям, Paulson & Co увеличил прибыль почти в шесть раз: управляющий фондом сумел в 2007 году заработать для клиентов 15 миллиардов долларов, отправив и в свой карман законный куш. В 2008 и 2009 годах успешный хеджер разбогател еще на 4,3 миллиарда долларов.

С такими деньгами — и на свободе. Нонсенс для цивилизованной страны. Полсоном заинтересовались финансовые власти. Но интерес таковым и остался. Добропорядочного хеджера голыми руками не возьмешь.

Когда в 2010 году прошли слухи (надо признать, весьма похожие на правду) о том, что его фонд был замешан в аферах Goldman Sachs, Полсон, как говорят, лично обзвонил две сотни крупных инвесторов, убедительно объясняя каждому, что все эти сплетни с юридической точки зрения цента ломаного не стоят. Goldman Sachs, конечно, пострадал и выплатил Комиссии по ценным бумагам и биржевым операциям полмиллиарда долларов отступных. Полсон же не только вышел абсолютно сухим, но и наварил на чужой беде. Торгуя ипотечными облигациями ABACUS, банк Goldman Sachs не указал в своих проспектах, что фонд Полсона, придумавший эти ценные бумаги, на самом деле играл на их понижение. В итоге инвесторы потеряли миллиард. Ровно столько же заработал на этом Paulson & Co.

На чем же еще, по мнению Полсона, можно заработать? Он предлагает во что бы то ни стало продавать облигации и покупать «голубые фишки» с хорошей дивидендной доходностью. И еще — инвестиции в недвижимость: «Если у вас нет дома — купите его сейчас. Если у вас уже есть один — купите второй. Есть два — купите третий, возьмите деньги в кредит или в долг у родителей». Судя по последним приобретениям инвестора, его слова не расходятся с делами. В ноябре 2010-го он купил за 2,85 миллиона долларов двуспальные апартаменты в кондоминиуме Olympic Tower, что на Пятой авеню. И впрямь: нуждался ли он в скором решении квартирного вопроса, если у него уже есть особняк недалеко от новой квартиры стоимостью 14,7 миллиона долларов? Повезло Полсону и с золотом. Инвестиции в желтый металл принесли Paulson & Co доход в 45 процентов. Золото не теряет своей привлекательности, считает инвестор. Выступая осенью прошлого года в закрытом нью-йоркском University Club, он сказал, что драгметалл может подняться до 2400 долларов за унцию, исходя из фундаментальных факторов, а в определенный момент достигнуть и 4000 тысяч. Но с начала 2011-го металл уже подешевел на 6 процентов, а это может означать, что фонд Paulson & Co вряд ли начал год «за здравие».

Не чужды ему, как и большинству американских self-made, и приливы щедрости. В прошлом году Полсон выделил 15 миллионов долларов на строительство крупнейшего в Латинской Америке детского госпиталя в Эквадоре, где родился его отец.

Именитый инвестор, основатель хедж-фонда Traxis Partners Бартон Биггс считает, что главное качество в его работе — способность интуитивно чувствовать рынки. Хватит ли такого чутья Полсону?

Да, в прошлом году он установил мировой рекорд по годичному заработку, получив 5 миллиардов долларов личной прибыли. Но не стоит думать, что причиной тому его новые подвиги. Если разобраться, то основной доход — это переоценка стоимости его собственных активов, находящихся под управлением. На них пришлось порядка 4 миллиардов дохода, а остальное составила комиссия фонда.

«По сути, заработки управляющих хедж-фондов зависят от того, насколько успешно они наторговали, и миллиарды долларов прибыли — лишь последствия этого процесса, которые могут быть и прямо противоположными», — сказал «Итогам» партнер Compensation Consulting Consortium Марк Рейли.

Кратных прибылей, какие инвесторы фонда увидели в 2007 году, Paulson & Co уже не преподнес. Так, крупнейший фонд Advantage Plus, находящийся под его управлением, вырос на 17 процентов. А вот другой фонд Полсона прибавил всего лишь 11 процентов, не догнав по динамике даже индекс S&P 500.

Наступающая в экономике относительная стабильность — не его стихия, ибо Полсон зарабатывает на страхе, неуверенности и панике. И союзников у него по-прежнему только два — звериная интуиция и мозги математика. До сей поры они его не подводили.




Автор: Константин Полтев
Источник: журнал Итоги


7 Февраля 2011 16:33
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний