Банковская афера



Как самая большая в истории России финансовая афера едва не потопила всю банковскую систему страны.



История Банка Москвы
, судя по всему, войдет в учебники. Причем не только как крупнейшая афера на российском банковском рынке, но и как наглядное доказательство того, что государство не является эффективным собственником. Теперь на то, чтобы вытянуть ВТБ вместе с купленным им столичным банком, государство вынуждено выделить почти 300 миллиардов рублей (10 миллиардов долларов). Деньги, сравнимые с собственным капиталом ВТБ и последним траншем помощи ЕС целому государству — Греции. Ориентируясь на эти цифры, можно говорить, что речь идет не о спасении одного или двух отдельно взятых госбанков, а о санации всей банковской системы.


 Без вести пропавшие


 Американизм too big to fail уже не нужно переводить на русский. В лице Банка Москвы мы получили собственный Lehman Brothers, в случае падения которого легко мог бы разразиться кризис. Но если в Америке брокеры просто заигрались в деривативы, то в нашем случае дело пахнет мошенничеством. Конечно, нашим банкирам еще далеко до акул с Уолл-стрит, но прежний менеджмент Банка Москвы во главе с Андреем Бородиным тоже оказался не лыком шит. Все было проделано изящно. Достаточно было войти в доверие к бывшему мэру Юрию Лужкову, за 15 лет стать крупным акционером банка и научиться грамотно выдавать самому себе кредиты. По сути, Бородин со товарищи использовали Банк Москвы для покупки активов. Среди них, по данным аналитика банка БКФ Максима Осадчего, есть такие предприятия, как Столичная страховая группа (ССГ), лесопромышленная группа «Инвестлеспром», винно-водочные предприятия («КИН», винно-водочные заводы «Корнет» в Москве и «Калараш» в Молдавии), группа агропромышленных компаний «Терра-Инвест», девелоперская фирма «Спецстрой-2», полиграфическое объединение «Печатники», Тушинский машиностроительный завод и еще около 60 компаний. Чтобы эти предприятия работали, Банк Москвы выдавал им бесконечные кредиты, несмотря на то что расплатиться по ним они не могли. А для выплаты процентов собственному банку Бородин «наштамповал» свыше ста фирм-однодневок, которым выдавал относительно небольшие кредиты. Деньги через офшоры возвращались банкирам в карман. И работала бы эта схема на благо руководства Банка Москвы и просто Москвы, если бы не отставка Юрия Лужкова.



 Пришел новый мэр, объявил приватизацию, появился инвестор в лице ВТБ, и пошло-поехало: уголовное дело против Андрея Бородина, его отставка и отъезд в Лондон. Тут и выяснилось, что более 350 миллиардов рублей на балансе банка числятся «пропавшими без вести». Когда Бородин успел их вывести — в течение последнего полугода или несколько лет назад — неизвестно. Дескать, все было слишком завуалированно.

 Ходили слухи, что первому предложение купить Банк Москвы было сделано одному крупному частному банку. Но его владельцы оказались стреляными волками и потребовали скрупулезного аудита. Столичные же власти то ли слишком торопились избавиться от этого актива, то ли и в самом деле подозревали, что с ним что-то неладно, а потому принялись искать другого покупателя. Таковым оказался госбанк ВТБ. Но, по некоторой информации, тщательной проверки Банка Москвы перед его покупкой проведено не было.

 «Заметить резко возрастающий оборот по кредитам несложно, — говорит Максим Осадчий. — Это любой может проследить, тут не обязательно работать в ЦБ». Регулятор мог бы насторожиться и предпринять дополнительные проверки, но он этого не сделал.

 Впрочем, понять логику ЦБ можно. Так называемая система уполномоченных банков сложилась не вчера. В каждом регионе есть кредитное учреждение, обслуживающее интересы руководства субъекта Федерации. И оно за своих банкиров стоит горой, не давая федеральным «надзирателям» особенно вмешиваться в их деятельность. Кроме того, в ЦБ ссылаются на несовершенное законодательство: доказать вину злоумышленников, пожелавших вывести активы через кредиты, практически невозможно.

 «Специального закона, который бы регулировал деятельность банка в области корпоративного кредитования, нет, — говорит старший юрист адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Михаил Самойлов. — Существуют общие нормы, например, о сделках с заинтересованностью, предусматривающие порядок совершения таких сделок. Но наличие разного рода схем и слабый корпоративный контроль позволяют его обходить».

 По данным директора департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ Михаила Сухова, только каждое пятое банкротство в России экономическое, а остальные — криминальные. Как поясняет глава ЦБ Сергей Игнатьев, криминал заключается именно в выводе активов накануне отзыва лицензии с помощью кредитования связанных с собственником заемщиков. Размер таких кредитов с заинтересованностью, согласно нормативу ЦБ, не может превышать 25 процентов капитала компании-заемщика. Но за несоблюдение норматива ЦБ лишь призывает банкиров привести показатели в норму. У некоторых банков в период кризиса этот показатель достигал 425, а то и 700 процентов. В Банке Москвы его удавалось держать на уровне 38 процентов благодаря размыванию долга по огромному числу заемщиков.

 Другой яркий пример — Межпромбанк. В нем также основная часть кредитов предоставлялась компаниям, которые не вели реальной деятельности. Каждой из них банк выдавал кредит на 1,5—2 миллиарда рублей. На эти деньги покупались векселя компаний с Британских Виргинских островов, и кредиты уходили в офшоры. На это можно было бы еще долго закрывать глаза, если бы точно такая же история не произошла с госбанком.


 Платят все

 Проблема в том, что такой консолидации кредитных учреждений у нас не было со времен распада СССР. По данным ЦБ на 1 июля, на 30 крупнейших банков приходится почти 74 процента всех активов банковской системы страны (чуть более 1000 банков). При этом на госбанки приходится — почти половина. И за сбои в этой махине платить приходится нам всем.

 Комментируя ситуацию со столичным банком, замминистра финансов Алексей Саватюгин признал: «Это был серьезный риск, причем риск, который в меньшей степени связан с последствиями глобального кризиса». При этом он указывает, что сначала риски отразились бы на ВТБ, а затем и на всей экономике.

 В первую очередь бросается в глаза задолженность ВТБ по облигационному займу, превышающему 10 миллиардов долларов. Сумма вполне укладывается в нормативы ЦБ по достаточности капитала. Однако банкротство Банка Москвы, основным акционером которого является ВТБ, дало бы право держателям облигаций предъявить их к досрочному погашению. А это пробило бы серьезную брешь в одном из системообразующих банков.

 Этими опасениями и объясняется схема, выбранная для санации Банка Москвы. Сначала ЦБ выделит 295 миллиардов рублей АСВ (под 0,5 процента годовых). Затем эти деньги АСВ передаст ВТБ (по ставке 0,51 процента). И только потом, добавив к ним свои 100 миллиардов, ВТБ профинансирует санацию Банка Москвы. «Это позволит группе ВТБ заместить свой убыток, связанный с покупкой столичного банка, и нивелировать риски по досрочному погашению облигационного займа», — пояснил «Итогам» источник в Центральном банке.

 Однако остаются не менее серьезные риски. Эмиссия Центробанком 295 миллиардов рублей увеличивает денежную базу в стране сразу на четыре процента. «Это немало и при прочих равных условиях может ускорить рост инфляции на те же четыре процента», — замечает главный экономист банка HSBC Александр Морозов. Впрочем, вероятность такого сценария мала. По словам министра финансов Алексея Кудрина, большая часть выданных ВТБ и Банку Москвы средств пойдет не в экономику, а будет стерилизована путем покупки облигаций федерального займа. Но налогоплательщику от этого не легче.

 Представьте себе ситуацию. Банк получает от ЦБ 295 миллиардов рублей под 0,51 процента годовых, а затем дает эти деньги в долг государству уже, скажем, под 6 процентов (ставка купонного процента по ОФЗ). Чистая прибыль от такой операции составит не менее 15 миллиардов рублей в год, которые надо выплачивать из федерального бюджета. Более того, получив на баланс ОФЗ, Банк Москвы вновь сможет взять в ЦБ кредит — под залог этих бумаг. А это уже не четыре процента денежной базы, а все восемь.

 Понятно, что кто-то должен был заплатить за крупнейшую аферу в истории российской банковской системы. Обидно лишь то, что деньги на латание дыр в конечном счете будут вынуты из нашего с вами кармана.




Авторы: Константин Угодников, Артем Никитин

Источник: журнал Итоги


11 Июля 2011 09:49
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний