Чем закончиться банковский кризис?

Кризис банковской ликвидности, разразившийся во второй половине сентября, предоставил немало поводов для волнений вкладчиков. До паники дело не дошло, но серьезные сомнения в надежности любого финансового учреждения среди них точно посеяны. Остались ли банки, в которых сейчас можно не опасаться за сохранность своих сбережений?


За последние две недели родственники и друзья буквально атаковали меня вопросами о том, что делать со своими банковскими депозитами: срочно бежать забирать деньги или можно не дергаться? Тем, у кого на вкладе лежало не более 400 тыс. руб. (максимальная сумма, возмещаемая Агентством по страхованию вкладов при банкротстве банка), я советовал расслабиться и перестать читать деловую прессу. А вот рекомендаций для владельцев более солидных депозитов у меня не было. Сообщения о продаже банка «КИТ финанс» и Связь-банка сломали устоявшуюся систему опознавания: надежный — не надежный. Ведь если бы их не поддержали, то этим банкам, похоже, пришлось бы объявить о банкротстве. Несостоятельными оказались бы не неизвестные, «карманные» конторы, а обладатели раскрученных брендов, входящие в число 30 крупнейших банков страны. Сам факт присутствия в этой когорте, казалось бы, гарантия стабильности банка, но, как выяснилось, размер в нынешних условиях не главное.


Проверка на прочность

Мы решили устроить тест-драйв 30 самым депозитным банкам страны (о проблемных местах среди всех банков см. «Зоны риска»), так как в них хранит деньги основная масса россиян. Рейтинговое агентство «Эксперт РА» по нашей просьбе собрало в таблицу данные о показателях, являющихся определяющими для надежности банка. «Факторы, которые влияют на устойчивость банка в период повышенной угрозы банковской паники, мы разделили на три блока: характеристика депозитной базы, характеристики ликвидности и общее финансовое состояние. Отдельно мы выделили фактор поддержки собственников, также способный существенно повлиять на стабильную работу банка», — объясняет Ирина Велиева, руководитель службы рейтингов кредитных институтов рейтингового агентства «Эксперт РА».

Пожалуй, наиболее субъективным моментом в нашем исследовании стала оценка возможностей оказания финансовой помощи банку со стороны его владельцев. Но без этого фактора сейчас не обойтись, так как именно он на сегодня является главным критерием устойчивости финучреждения. «При затруднении доступа ко всем финансовым рынкам, на которых банки раньше активно занимали деньги, сейчас для них как никогда важна поддержка со стороны акционеров», — уверен Алексей Годованец, председатель правления Москоммерцбанка. По сути, именно из-за того, что у собственников «КИТ финанса» и Связь-банка не оказалось денег, чтобы расплатиться по набранным банками кредитам, у них и начались проблемы. Последние события показали, что лучший на сегодня для банка акционер — государство. В разгар кризиса ликвидности правительство ясно дало понять, что в случае проблем госбанки получат столько денег, сколько потребуется. Судя по всему, в беде не бросят своих российских «дочек» и зарубежные игроки. Конечно, нынешние проблемы с ликвидностью импортированы к нам с Запада, но банкротятся и не кредитуют друг друга там сейчас в основном инвестбанки, остальные же чувствуют себя, похоже, относительно неплохо. Например, в конце сентября Райффайзенбанк почти на 70% увеличил уставный капитал своего работающего в России дочернего банка. Аналогичным образом от зарубежной «мамы» — и тоже в конце сентября — помощь получил Кредит Европа банк.

В более выигрышном, на наш взгляд, положении находятся и кредитные организации, принадлежащие крупнейшим отечественным корпорациям, у них тоже должны найтись деньги для спасения своих финансовых активов. Так, в критические дни сентября банк «Союз», за которым стоят промышленные активы Олега Дерипаски, экстренно получил от акционеров денежную инъекцию в размере почти 6 млрд руб.

Поддержка банков собственниками, не представляющими трио желательных акционеров (государство, зарубежные банки, большие корпорации), выглядит делом менее определенным. Да, среди владельцев этих кредитных организаций есть и миллиардеры, но если кроме банка у них нет других крупных активов, то в нужный момент они могут просто не найти необходимых для спасения банка средств.

В отличие от поведения собственников другие критерии устойчивости можно оценить по вполне объективным параметрам. Основной внутренней угрозой для «депозитных» банков является массовое бегство вкладчиков, и поэтому зависимость банка от денег его вкладчиков — второй по важности критерий. В таблице его отражает доля депозитов в совокупных обязательствах банка. Приемлемым уровнем является доля меньше 25%, в этом случае банк относительно спокойно может пережить даже клиентскую панику. В то же время у банков с высокой зависимостью от депозитных средств есть «смягчающее» обстоятельство — существенная доля длинных вкладов. «Это позитивный факт для банка, потому что вкладчики, которые кладут деньги на долгий срок, как правило, более стрессоустойчивы и менее подвержены панике. Если вклад уже давно открыт, то людям просто жалко досрочно его закрывать и тем самым лишаться полагающихся процентов», — полагает Ирина Велиева. Если в пассивах кредитной организации свыше 20% занимают депозиты со сроком больше года, то считается, что банк менее подвержен опасности резкого оттока вкладчиков.

Третий рассматриваемый нами фактор риска — зависимость банка от средств, привлекаемых на рынке межбанковского кредитования (МБК). Ведь главной причиной сентябрьского кризиса ликвидности стало фактическое сворачивание рынка МБК — банки, не доверяя друг другу, перестали давать деньги в долг. Не раз уже упомянутые нами «КИТ финанс» и Связь-банк были активными заемщиками на этом рынке. В таблице привязанность финансового учреждения к межбанковским деньгам показывает коэффициент зависимости от рынка МБК. «Если коэффициент положительный — значит, банк на рынке МБК больше привлекает средств, чем размещает. При отрицательном же коэффициенте банк дает в долг больше, чем берет, что является косвенным показателем отсутствия проблем с ликвидностью», — отмечает Ирина Велиева. Таким образом, отрицательный или практически равный нулю коэффициент можно отнести к несомненно позитивным для банка факторам, подтверждающим его прочность.

Финансовое состояние финучреждений в нашем исследовании характеризует отношение собственного капитала банка к его активам. Этот показатель отражает и долговую нагрузку банка. Естественно, чем выше значение «капитального» параметра, тем лучше — тем меньше средств придется привлекать банку для исполнения обязательств. Приемлемым уровнем отношения капитала к активам считается 8%, а все, что ниже, усиливает риски.

Последний из рассмотренных нами факторов устойчивости банка — размер просрочки по выданным кредитам. Рубиконом, который чревато пересекать, является уровень 1,5%. Чем может обернуться несоблюдение этого норматива, всему миру уже больше года наглядно демонстрирует американский ипотечный кризис.


Тихие гавани

Сравнительная характеристика кредитных организаций по приведенным выше пяти критериям, влияющим на надежность банка, позволяет подвести результаты, просто посмотрев на таблицу. Все слабые места банков выделены красным цветом, сильные стороны, соответственно, отмечены зеленым. По краеугольному для стабильности банка показателю — поддержке со стороны владельцев — «кастинг» в тридцатке самых «депозитных» банков прошли 18 участников. На наш взгляд, на деньги акционеров могут рассчитывать «Ак Барс», Альфа-банк, Банк Москвы, ВТБ 24, Газпромбанк, МДМ-банк, Московский банк реконструкции и развития, Номос-банк, «Петрокоммерц», Промсвязьбанк, Райффайзенбанк, Росбанк, Россельхозбанк, Сбербанк, Сургутнефтегазбанк, «Уралсиб», Ханты-Мансийский банк и Юниаструм банк (банки перечислены по алфавиту). Прохождение этими банками главного теста, по сути, делает неактуальным рассмотрение всех остальных показателей, ведь, чтобы с ними ни было, банк должен пережить трудные времена. А вот благополучие остальных банков, вероятность «спонсорской» помощи у которых, по нашей оценке, менее очевидна, во многом будет зависеть от состояния других указанных в таблице факторов. Настораживает то, что шесть из 12 банков, находящихся в красной по главному критерию (поддержка собственников) зоне, демонстрируют зависимость от заимствований на рынке МБК, факт по нынешним временам малоприятный. Наиболее сильно привязан к «межбанку» Уральский банк реконструкции и развития (УБРиР). Кроме того, он стал единственным, у кого не нашлось ни одного положительного, по нашей системе оценки, фактора. Пять из 12 банков не могут занести себе в зачет состояние депозитной базы, то есть в случае бегства вкладчиков у них могут возникнуть проблемы. Также не добавляет позитива и то, что у шести банков проблемы с платежами заемщиков, это, естественно, может сказаться на доходах банков. Лидирует по уровню просрочки в топ-30 банк «Траст». В то же время радует тот факт, что всего у одного (УБРиР) из 12 банков не в порядке показатель капитала.

Следует отметить, что данное исследование не претендует на рейтинг надежности; показатели, которые мы сочли негативными, вовсе не свидетельствуют о том, что у какого-то банка более высокие риски банкротства. Вполне возможно, у него есть какие-то позитивные факторы, которые мы не рассматривали и которые с лихвой компенсируют все выявленные нами минусы.


Спасут не всех

На сентябрьский кризис вкладчики, к счастью для банкиров, отреагировали стойко, народ не бросился забирать деньги. Об этом говорят как сами банкиры, так и вкладчики. В ходе опроса, проведенного на сайте Banki.ru в разгар банковской неопределенности, 58% вкладчиков заявили, что не поддались панике, а еще 10% сообщили, что именно в это время отнесли дополнительные деньги в банк. Однако тревожным симптомом выглядит ответ почти 4% респондентов о том, что они хотели, но им не дали забрать свои средства.

Испытания нервной системы вкладчиков, похоже, еще не закончились. «Ситуация будет усугубляться, потому что до конца года банки должны рефинансировать займы на $28 млрд. В такой ситуации теоретически возможны случаи банкротства», — считает Алексей Буздалин, главный эксперт «Интерфакс-ЦЭА». Рассчитаться с внешними долгами кредитным организациям собирается помочь государство. В конце сентября Владимир Путин заявил, что любой банк сможет обратиться во Внешэкономбанк (ВЭБ) за кредитом для погашения своих иностранных займов, полученных до 25 сентября. Правда, условия рефинансирования пока не объявлены, поэтому трудно сказать, все ли желающие смогут воспользоваться госпомощью. Премьер-министр сделал еще одно приятное для банкиров заявление: он предложил Центробанку перейти на беззалоговое кредитование банков. Из-за катастрофического сентябрьского обвала на российском фондовом рынке с залогами у финансовых учреждений сейчас проблемы, особенно у тех, кто активно спекулировал бумагами: именно они, по мнению аналитиков, являются потенциальными претендентами на банкротство. Как заявил первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, необеспеченные займы будут выдавать максимум на полгода, а претендовать на них смогут 116 банков.

«Наименее подвержены риску банки, чья бизнес-модель предполагает ориентацию на внутренние ресурсы, те, у кого нет большой доли привлечения средств с международных рынков. Относительно спокойно могут себя чувствовать универсальные банки, развивающие и розничный, и корпоративный бизнес, которые имеют фондирование разной срочности, за счет чего могут оперативно перераспределять ресурсы из одного сектора в другой», — отмечает Алексей Годованец. Брешь в ликвидности частных банков могут пробить корпоративные клиенты — напуганные сентябрьскими событиями, они начнут закрывать свои текущие счета и перебираться в госбанки и к «иностранцам», а такой процесс, по словам банкиров, уже отмечается. Как ни странно, но в зоне безопасности, по мнению экспертов, сейчас находятся мелкие игроки. «Банков, которые находятся за второй сотней крупнейших, кризис коснется в меньшей степени, потому что они уже давно работают в ситуации дефицита ликвидности и адаптировали к ней свой бизнес, они не зависят от рынка МБК и не завязаны на рынок ценных бумаг. Основная группа риска — это средние банки, которые по размеру активов находятся между топ-30 и топ-200», — считает Алексей Буздалин.

Впрочем, в то, что дело дойдет до повальных банкротств, сейчас ни банкиры, ни эксперты не верят. «Даже если у кого-то из более или менее заметных на федеральном уровне игроков возникнут проблемы, ЦБ и само банковское сообщество будут их спасать», — уверена Виктория Белозерова, аналитик агентства «Русрейтинг». Механизм реализации спасения мы можем наблюдать на примере «КИТ финанса» и Связь-банка. Последний готов купить ВЭБ. «КИТ финанс» же планирует приобрести УК «Лидер», по сути, тоже при поддержке государства — деньги на сделку дают Газпромбанк и ВТБ. Такое «банкротство» вкладчикам ничем не грозит, ведь банки вместе с деньгами никуда не исчезают, а продолжают работать, у них просто меняется собственник. С помощью привлечения стратегических инвесторов кредитные организации вполне могут залатать свои финансовые дыры. «Не могу сказать, что все банки в данный момент в пожарном порядке продаются, но переговоры с вероятными покупателями сейчас ведут значительное число банков», — говорит Алексей Годованец. Инвестор на белом коне светит явно не всем потенциальным банкротам. Игроков с большими долгами, погашение которых непонятно как можно будет в дальнейшем «отбить», по доброй воле вряд ли кто-то захочет покупать, разве только по правительственной разнарядке. «Не интересны для покупки и мелкие корпоративные банки, которые завязаны на обслуживании бизнеса нынешних владельцев и не имеют розничной сети», — считает Алексей Буздалин. Банки, которые никто не пожелает спасти, как ни печально для их вкладчиков, покинут рынок. Утешить в данной ситуации может только твердая убежденность экспертов в том, что события десятилетней давности не повторятся. «Системного банковского кризиса не будет, потому что он возникает не когда есть отдельные слабые точки, а когда все банки находятся в подвешенном состоянии. Именно так было в 1998 году. Зависимость банков от привлечения иностранных кредитов тогда была существенно выше, чем сейчас. Кроме того, большую долю в активах банков занимали ГКО (государственные краткосрочные обязательства), которые в одночасье стали неликвидными. Несопоставимо ниже тогда было у банков и качество корпоративных заемщиков, так как предприятия, по сути, жили бартером. Ко всему прочему шла быстрая девальвация рубля. Сейчас совершенно иная ситуация», — уверяет Олег Солнцев, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования.

Тем же, кто не доверяет никаким прогнозам и сильно напуган сентябрьскими событиями, для собственного спокойствия, наверное, стоит отнести деньги в Сбербанк или ВТБ 24. Правительство и ЦБ точно сделают все для того, чтобы они удержались на ногах, так как в случае их крушения под обломками будет погребена и вся национальная банковская система.



Источник: «D`» №19 (58)/6 октября 2008

Автор: Дмитрий Веретенников, корреспондент «D`»



6 Октября 2008 22:00
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний