Как устроен бизнес по отмыванию денег

2_q70.jpg

Десятки миллиардов частных вкладов и покровительство силовых структур не спасли Мастер-банк от отзыва лицензии. К нему теперь надолго приклеится ярлык «главная прачечная страны». С помощью самих банкиров и силовиков мы попытались разобраться в справедливости этого утверждения и во всех тонкостях «отмывочного» бизнеса.


20 ноября совладелец Мастер-банка Борис Булочник покидал свой офис в разгар рабочего дня и через черный ход. Через «белый» в этот момент в здание при поддержке спецназа заходила временная администрация банка, а чуть позже и следователи. Так Борис Булочник потерял бизнес, который выстраивал двадцать с лишним лет, создав в итоге организацию с завидными оборотами, но неоднозначной репутацией.


Дела отмывочные


Имя Мастер-банка было прочно связано с разговорами о незаконном обналичивании денег как минимум с 2006 года. Именно тогда кредитная организация впервые засветилась в громком скандале — уголовном деле против банка «Дисконт». Тот привлек к себе внимание, когда за один лишь день, 29 августа 2006 года, умудрился «отмыть» 1,6 млрд рублей. А потом счет пошел на десятки миллиардов.

Среди банков, которые мошенники использовали в своих схемах, упоминался и Мастер-банк, но его расследование не коснулось.

— Проверку в отношении Мастер-банка тогда прекратили по указанию Юрия Брежнева, в то время заместителя начальника организационного управления Следственного комитета при МВД, — уверяет глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

Через несколько лет уголовные дела об отмывании денег все же коснулись и Мастер-банка
. Сначала в 2010 году по делу об отмывании 1 млрд рублей обвинение было предъявлено среди прочих и сотруднице банка Мери Теванян. А в 2012 году на участии в отмывании уже 2 млрд рублей попались бывший вице-президент банка Евгений Рогачев и еще несколько сотрудников.

В банковской среде ни у кого не было иллюзий относительно того, что это случайные совпадения. Руководитель банка, входящего в топ-100, рассказал на условиях анонимности, что привело профессиональное сообщество к таким выводам:

— Поводов было много. Сотрудники, переходящие из Мастер-банка, при приеме на работу делились информацией, что ряд операций не укладывается в банковские правила; такие вещи, как наличие офисов, в которых клиенты практически не обслуживаются, а инкассаторские броневики не успевают отъезжать, тоже видны; банкам видно, куда уходят большие потоки с «серых» фирм; по сути, демпинг на услуги спонсора и процессинга по пластиковым картам также наводил на мысль, что банку необходим большой объем операций с наличными, возможно, чтобы обосновать большой объем инкассации. Правила игры внутри банка устанавливает руководство, и при таком количестве «сигналов» не заметить их просто невозможно. А значит, это не могли быть действия отдельных сотрудников. Это уже политика, проводимая руководством банка.

При этом банкир оговаривается, что все же не относил Мастер-банк к «отмывочным конторам» в чистом виде, по той причине, что параллельно с сомнительными операциями «банк смог выстроить и хорошие, технологичные банковские услуги, обслуживал большое количество клиентов».


Детки в порядке, или Кто крышует отмывание


На вопрос, почему при таком количестве подозрительных операций банк смог так долго продержаться в легальном поле, обычно даются два ответа: крыша силовиков и покровительство людей, близких к руководству страны. В последнем случае имеется в виду присутствие в руководстве банка двоюродного брата президента Игоря Путина (он работал в Мастер-банке с 2010 года с небольшим перерывом). Это утверждение сомнительно. Хотя бы потому, что небольшое исследование показало: Игоря Путина можно назвать кем угодно, но только не эффективным менеджером и лоббистом.

А вот отношения с силовиками у банка и вправду были плотными. И касались не только сомнительных финансовых операций. Показателен в этом смысле конфликт между Мастер-банком и аэропортом Домодедово. Вкратце история такова. В 2008 году Мастер-банк выдал банковскую гарантию на 1,25 млрд рублей строительной фирме, получившей подряд на реконструкцию Домодедова. Фирма взяла аванс, но работы не выполнила. Когда же владельцы аэропорта попробовали вернуть свои деньги с помощью банковской гарантии, в Мастер-банке заявили, что она фальшивая. Все арбитражные суды Домодедово выиграло, но в ответ получило уголовное дело № 304278 по обвинению в мошенничестве. Возбудило его главное следственное управление (ГСУ) при московском ГУВД, пытаясь доказать, что банковская гарантия все же фальшивка, изготовленная руководством Домодедова.

И почти одновременно с возбуждением уголовного дела в Мастер-банке появились два новых сотрудника — сын заместителя начальника ГСУ Людмилы Карпушкиной и дочь старшего прокурора первого отдела по надзору за дознанием и оперативно-розыскной деятельностью в МВД Александра Сергеева.

— По сути, это была коррупционная схема с «обменом услугами»: возбуждение уголовного дела взамен приема на хорошо оплачиваемую работу для члена семьи. Причем протекцию сыну Карпушкиной составлял заместитель начальника департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД России Андрей Хорев, который, собственно, и инициировал возбуждение уголовного дела, — рассказывает «РР» человек, подписывавший докладные о сомнительных связях руководства ДЭБ и Мастер-банка, которые несколько раз ложились на стол министра внутренних дел Рашида Нургалиева. — Именно Хорев занимался в ДЭБ практически всеми крупными делами, связанными с незаконным оборотом наличности — тем самым «отмыванием», в котором сейчас подозревают Мастер-банк, — и мог влиять на результаты этих расследований. И понятно, что работал он не один, а в тесной связи с людьми из ФСБ и следственного комитета при МВД.

В конце концов к ситуации подключился департамент собственной безопасности МВД. Дело против руководства Домодедова прекратили за отсутствием состава преступления, а карьера Андрея Хорева завершилась. Правда, поводом стали другие дела.

Сначала его поймали на незаконном присвоении звания ветерана боевых действий (он получил его на основании однодневной командировки в Чечню). Затем стало известно, что семья Хорева по сложной схеме стала собственником квартиры площадью 106 кв. м в элитном доме на Смоленской набережной, купленной за 9,5 тысячи рублей. Причем случилось это сразу после того, как МВД закрыло дело об уклонении от уплаты налогов компанией «Дон-строй».

Замаячила перспектива уголовных дел, и сразу после увольнения из МВД Хорев уехал за границу. Но недавно тихо вернулся — занял должность в Федеральной службе по регулированию алкогольного рынка.


Моют все

Можно ли назвать Мастер-банк «главной прачечной страны»?
Вопрос открытый. Накануне своей отставки экс-глава Центробанка Сергей Игнатьев сделал громкие заявления: только в 2012 году через российские банки «отмыты» 49 млрд долларов, ЦБ известна «обширная сеть», состоящая как минимум из 1173 фирм-однодневок, через которые идет «отмывание», и у него, Игнатьева, «складывается впечатление, что вся эта сеть фирм-однодневок контролируется одной группой лиц».

Все документы на этот счет, по словам экс-главы ЦБ, были переданы в МВД и Росфинмониторинг. Реакции не последовало, а у самого Игнатьева не хватило политической воли или желания бороться с «отмыванием», отзывая лицензии у банков. Воля и желание появились у нового руководителя ЦБ Эльвиры Набиуллиной.

Если верить цифрам, приведенным Игнатьевым, то, учитывая, что сейчас Мастер-банку ставится в вину отмывание 200 млрд рублей (6 млрд долларов), это лишь одна восьмая часть всего «отмывочного» бизнеса. Выходит, если решимость ЦБ при новом руководителе сохранится, нас ждет еще не один отзыв лицензии. Причем по кому будет нанесен удар, неизвестно.

В свое время бытовало мнение, что классические «отмывочные конторы» — это мелкие региональные банки, которые и создают только ради этих целей. Но, во-первых, среди банков, ликвидированных Эльвирой Набиуллиной «именем борьбы с отмыванием», наряду с мелкими уже два крупных банка — «Пушкино» и Мастер-банк. Во-вторых, и сами банкиры уверяют, что приписывание криминальных схем лишь мелким банкам — это «раскрученный миф».

— Истории нескольких банков в Москве и на Кавказе вполне могут создать такую картинку, но любой банкир знает, куда уходят основные потоки транзита и обналички, — именно в крупные федеральные банки, — говорит владелец небольшого подмосковного банка.

— Что же, получается, обналичкой и «отмыванием» занимаются чуть ли не все банки?

— Вопрос в том, что подразумевать под словами «этим занимаются». В основном картина такая: у банков есть клиенты, которые этим занимаются. У всех. Это слепок страны. Клиенты занимаются «оптимизацией налогов», выводом нала для коррупционных расчетов. Вопрос лишь в относительных показателях. Но чтобы это было делом банка, его сознательной политикой, — таких банков единицы.

То, что дальнейшая зачистка банковского сектора будет не массовой, а точечной, подтвердила и глава ЦБ. «Он не один такой, но таких банков немного», — высказалась Эльвира Набиуллина о Мастер-банке. И в данном контексте слово «немного» стоит воспринимать не просто как наречие, а как обозначение масштаба будущих чисток.

3_q70.jpg






Автор: Виктор Дятликович
Источник: «Русский репортер» №47 (325)

3 Декабря 2013 20:24
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний