Они хранят их до худших времен

Летом прошлого года исследовательская компания BrandLab спросила представителей российского среднего класса, знают ли они, что такое ПИФ. Положительно ответила примерно половина респондентов. А вот о близком pодственнике паевого фонда — ОФБУ — слышали лишь 12% опрошенных. ОФБУ — это общие фонды банковского управления. В условиях быстрого развития института коллективных инвестиций странно, что существует такой большой разрыв в осведомленности относительно двух, казалось бы, похожих институтов. Что это за серый кардинал такой — ОФБУ? И кардинал ли вообще?

Заклятые друзья

ПИФы и ОФБУ — структуры родственные, практически братья, но не родные, а скорее кузены. Принцип работы у них один — приобретаешь пай и надеешься, что через какое-то время сможешь продать его дороже, чем купил.

И с кем же, рискнув, у инвестора больше шансов выпить шампанского — с ОФБУ или ПИФом? С одной стороны, банки в выборе объектов инвестирования куда свободнее, чем управляющие компании с их фондами. ОФБУ могут инвестировать практически во что угодно. ПИФам же разрешены только инвестиции в недвижимость (и это вариант далеко не для массового клиента), акции или облигации. При этом законодательство обязывает паевые фонды не меньше чем три недели в месяц держать не менее 50% своих активов в ценных бумагах. У ОФБУ такого ограничения нет. А это означает, что при падении фондового рынка банковские фонды спокойно могут выйти из бумаг, переждав неблагоприятную ситуацию. «Возможность инвестировать в производные финансовые инструменты (фьючерсы и опционы) — это колоссальное преимущество банковских фондов, — говорит вице-президент банка „Петрокоммерц“ Дмитрий Степанов. — У меня много знакомых среди руководителей управляющих компаний, так они просто мечтают о том, чтобы ПИФы могли применять такое количество финансовых инструментов, как ОФБУ».

Большим плюсом ОФБУ является то, что они имеют право действовать на любых торговых площадках мира. Для ПИФов это крайне затруднительно. Для работы с ценными бумагами, номинированными в иностранной валюте, либо с самой иностранной валютой требуется лицензия Центробанка. Генеральные лицензии на валютные операции выдаются только банкам, управляющие компании ее получить не могут. Максимум, чего может добиться владеющая ПИФом управляющая компания, так это единовременной лицензии. Но дело это долгое и весьма хлопотное. Таким образом, когда на российском рынке тревожное затишье или, того хуже, кризис, ОФБУ ничто не мешает переложиться из российских активов в иностранные. «Это полезно и в случае возможного снижения курса рубля, ведь тогда можно переориентироваться на валютные активы. Таким образом можно поучаствовать не только в росте бумаг, но и застраховать свои валютные риски», — отмечает главный экономист управления доверительного управления банка «Зенит» Сергей Булыгин.

По сравнению с паевым фондом у ОФБУ более простая организационная структура, что напрямую отражается на расходах, которые несут пайщики. ОФБУ работает, опираясь на уже существующую инфраструктуру материнского банка. ПИФ же пользуется услугами сторонних компаний: специализированного депозитария, спецрегистратора, аудиторов и оценщиков. Эти «удовольствия» в среднем обходятся в 3─4% от стоимости активов фонда.

В обоих типах фондов с пайщиков взимается комиссия за управление активами. У инвестфондов это фиксированный сбор, как правило, 2─3%. Большинство же банковских фондов разбивают комиссию на основное вознаграждение и премию. Первая часть, как и у ПИФов, фиксированная — в среднем 1─1,5%. Выплата же премии зависит от инвестиционных доходов фонда. Если фонд показывает доходность выше некоего заранее оговоренного уровня, например 25%, то тогда и выплачивается премия за управление. Как правило, ее размер варьируется от 10 до 20% от стоимости прироста пая свыше планки отсечения. Что выгоднее пайщику? Сергей Булыгин подсчитал, что при доходности рынка ниже 30% денежные сборы ОФБУ оказываются меньше, чем у ПИФов. При доходности выше 30% в выигрыше относительно комиссии находятся уже пайщики инвестфондов.

Немаловажно и то, что клиенты ОФБУ практически полностью застрахованы от риска невозврата средств. Активы фондов размещены на специальных счетах Центробанка России, кроме того, по ним ведется отдельный баланс. Поэтому банк не может использовать деньги фонда для решения своих операционных проблем. При банкротстве банка активы его ОФБУ не будут включаться в общую конкурсную массу. Именно это позволило ОФБУ без скандалов пережить кризис 1998 года. Несмотря на то что множество банков тогда просто разорились, ни одного прецедента с клиентами ОФБУ не было. У ПИФа риск больше, поскольку его расчетный счет находится в коммерческом банке. В случае банкротства банка денежные средства фонда могут оказаться незащищенными, а инвесторы встанут в общую очередь с остальными кредиторами. Как раз в такую ситуацию в прошлом году попали пайщики фондов УК «ТопКапитал», которая держала часть средств на брокерском счете в банке «Олимпийский».

И вот где еще проходит водораздел между двумя типами фондов. Пай ОФБУ, в отличие от пая ПИФа, не является ценной бумагой. Полученный в фонде сертификат долевого участия нельзя продать или купить на вторичном рынке. По этой же причине пай ОФБУ не может быть внесен юрлицом в залог по кредиту.

Кто кого

Итак, природа в лице Центробанка наделила ОФБУ всеми возможностями для того, чтобы они могли обыгрывать ПИФы. Обыгрывают ли?

2005 год для ОФБУ стал самым успешным за всю историю их существования. Наибольшую прибыль, естественно, показали фонды, вложившиеся в акции отечественных эмитентов. Лучшим по доходности стал фонд «Базовые отрасли» (Уральский банк реконструкции и развития) — 81,96%. Инвестиционный портфель лидера рейтинга состоял из бумаг РАО «ЕЭС России», «Газпрома», «ЛУКойла», «Ростелекома» и Сбербанка. Второе место с доходностью в 74,12% занял Индексный фонд российских акций «Юниаструма» (базируется на структуре индекса Morgan Stanley Russia). Банк «Зенит» замыкает тройку лидеров с ОФБУ «Доходный» — 71,17%. В портфеле этого ОФБУ были не только акции, но также корпоративные облигации и векселя.

Впрочем, при том росте российского фондового рынка, который наблюдался в прошлом году, труднее было не заработать, а потерять. Хотя и такие нашлись. Один из полностью проработавших весь год фондов показал отрицательный результат — минус 31% (фонд «Нобель» банка «Юниаструм», это фонд, инвестирующий в западные высокорискованные акции).

Настоящим открытием 2005 года стали валютные ОФБУ. Не успев просуществовать и года, они показали неплохие результаты. Основной игрок на этом рынке пока «Юниаструм». Так, за полгода работы прирост индексного фонда акций ЮАР составил 48,79%, индексного фонда бразильских акций — 47,37%, а индексного фонда развивающихся рынков — 35,26%.

Мы упомянули результаты лучших фондов. В среднем же ковать свое финансовое счастье успешнее, чем ПИФы, у банковских фондов пока не получается. Менеджеры ОФБУ объясняют это более осторожным управлением. Большинство банковских фондов не хотят чpезмеpно рисковать и, как правило, не составляют свои инвестиционные портфели только из акций. Поэтому и при росте фондового рынка они не получают столь больших прибылей, как, например, индексные паевые фонды. У ОФБУ же с агрессивными стратегиями доходность вполне сопоставима с лучшими ПИФами. Но таких смелых игроков среди ОФБУ пока не много. «Сейчас преобладают консервативные и умеренные стратегии, когда активы вкладываются в не столь доходные, но более надежные инструменты», — считает начальник отдела доверительного управления Экспобанка Николай Мигунов.

Сергей Булыгин отмечает и недостаточный профессионализм некоторых своих коллег по доверительному цеху. По его словам, управляющие порой мало используют заложенные в структуру ОФБУ преимущества. «Некоторые набирают бумаг и ничего с ними не делают, просто ждут, когда их поднимет рынок». На растущем рынке такая политика вполне себя оправдывает, а вот в периоды стагнации управляющим надо действовать более активно.

2005 год с его фантастическим фондовым ралли для сравнения эффективности управления активами, конечно, не самый удачный показатель. Но и в неспокойном 2004−м ситуация складывалась не в пользу банкиров. Хотя именно на затяжном волатильном или падающем рынке как раз и должны проявиться плюсы банковских фондов. Сергей Булыгин считает, что при сильной коррекции или развороте рынка ОФБУ, как минимум, будут падать меньше рынка. «Это и показал 2004 год. Когда индекс РТС в марте упал на 20 пpоцентов, ОФБУ нашего банка упали всего на 4,5 пpоцента, а большинство ПИФов тогда опустились на 15─20 пpоцентов».

В очередь не становятся

В прошлом году ряды ОФБУ пополнялись рекордными темпами, они выросли более чем в три раза. 2005 год оказался рекордным для ОФБУ и по росту стоимости чистых активов: они увеличились почти в три раза — с 2,851 млрд рублей до 7,73 млрд рублей. В основном рост этого показателя обеспечил ОФБУ «Петрокоммерц-2» (+2,59 млрд рублей). Но и сейчас число клиентов банковских фондов смехотворно, точной статистики нет, но называют цифру не более чем 5─5,5 тыс. человек. Инвесторы приходят в фонды скорее не благодаря, а вопреки политике банков. Казалось бы, банки всячески должны заманивать к себе людей с деньгами, тем более что для управляющих ОФБУ — дело прибыльное, но большинство банковских фондов сейчас существует в обстановке информационного вакуума. Нет не то что массированной, а вообще какой-либо рекламы. Если плакатами, продвигающими ПИФы, обклеены даже вагоны метро, то об ОФБУ вы не узнаете даже проходя мимо здания, где находится офис фонда. Ситуация согласитесь, странная. Продукт существует, порог вхождения в некоторые фонды весьма демократичен — начиная с 1000 рублей, но банки, по сути, не делают ничего, чтобы заполучить массовую клиентуру.

Большинству банков, создавших ОФБУ, сейчас просто не нужен мелкий или средний инвестор. По мнению гендиректора центра экономического анализа «Интерфакса» Михаила Матовникова, крупные банки опасаются, что в результате раскрутки ОФБУ они могут потерять своих обычных депозитных вкладчиков. Если банки пойдут в пиаp-наступление и информация о том, что доходность ОФБУ, как правило, в несколько раз выше ставок по депозитам, станет достоянием масс, можно не сомневаться, в пользу чего сделают выбор люди со сбережениями. «Для банков рентабельность вкладов и вклады как таковые гораздо важнее. Чтобы банки ни делали с вкладами, они гарантированно получают тpи пpоцента дохода, при этом они имеют больше активов, показывают хорошие темпы роста и развивают свой кредитный бизнес. А за управление ОФБУ банки получают доход в полтоpа пpоцента, более высокий доход не гарантирован», — отмечает эксперт.

В основном банки сейчас используют ОФБУ как услугу для VIP-клиентов. Людям с большими деньгами или крупным юридическим лицам, уже обслуживающимся в банке, ОФБУ предлагают как дополнительный сервис доверительного управления. Для банков это просто еще один способ удержать выгодного клиента. Никому не отказываем, но и не зовем людей с улицы — такова нынешняя позиция большинства ОФБУ. «У нас нет акцента на розницу, у нас не розничный банк. Мы не устраиваем агрессивных кампаний по привлечению физлиц. Поскольку всегда проще привлечь одного клиента с миллионом долларов, чем тысячу клиентов, имеющих по тысяче долларов», — говорит Николай Мигунов из Экспобанка. Такая позиция сpеди управляющих весьма популярна. «Мы сознательно делаем достаточно большой порог вхождения в ОФБУ. Мы не гонимся за деньгами бедных слоев населения, а ориентируемся на более состоятельные группы», — поддерживает коллегу Сергей Булыгин. Массовым продуктом банки делать ОФБУ пока, похоже, не собираются, но количество самих фондов постоянно увеличивается. Прошлый год в этом плане стал рекордным. Кому же банки собираются продавать этот товар? Михаил Матовников считает, что новые фонды создаются под конкретных клиентов, напpимеp пусть даже под одно, но очень состоятельное юридическое лицо. Большинство ОФБУ были созданы для обслуживания аффилированных с банком компаний.

Есть и еще одна причина: исторически-психологическая. «Индустрия ПИФов получила мощное развитие после кризиса 1998 года благодаря усилиям ФКЦБ, котоpая разработала детальную законодательную базу, регулирующую деятельность ПИФов. Банкам же, ослабленным последствиями финансового кризиса, было не до развития такого инструмента, как ОФБУ», — говорит Дмитрий Степанов из «Петрокоммерца». Но сейчас, по его словам, отношение банкиров к ОФБУ меняется.

Кто в пол

Пока же рынок ОФБУ крайне неравномерен. Более 90% привлеченных в управление средств принадлежит трем банкам: «Петрокоммерц», «Зенит» и Газпромбанк. При этом, по оценкам аналитиков, число их вкладчиков не дотягивает и до двух тысяч, то есть каждый из них в среднем должен был внести порядка 4 млн рублей.

На другом полюсе расположен Юниаструм-банк, который, правда, контролирует лишь немногим более 2% рынка. Зато в ОФБУ банка состоят аж 2500 вкладчиков. Банк намеренно ориентирует свои фонды на массового потребителя. Он вообще безоговорочный лидер по количеству ОФБУ — зарегистрировал их более 50. Некоторые из них весьма экзотические, к примеру фонд мирового коммунального хозяйства или фонд малазийских акций. Такова позиция банка — больше фондов хороших и разных. «Мы считаем, что не может быть одного фонда на все времена, — говорит главный трейдер семейства фондов 'Премьер' Юниаструм-банка Михаил Королюк. — Инвестиционные возможности возникают то в одной части света, то в другой. То одна страна лучше, то другая. Если в прошлом году лучший результат показала Россия, то вероятность повторения этого в году нынешнем мала. У клиентов же должна оставаться свобода маневра».

Эксперты сходятся во мнении, что ОФБУ пока не настолько значимый для банков бизнес, как ПИФы для своих материнских инвестиционных компаний. По мнению Михаила Матовникова, продвижение ОФБУ в широкие массы сейчас удел небольших банков, которые не могут участвовать в дележе депозитного пирога. Именно за счет них и ожидается рост розницы на рынке ОФБУ.

«Темпы роста ОФБУ будут больше, чем темпы роста ПИФов, и по привлеченным средствам, и по количеству фондов, — прогнозирует Дмитрий Степанов. — Все большее число клиентов не устраивает доходность депозита, и банку приходиться задумывается над тем, чтобы расширить свою линейку фондов».

Михаил Королюк считает, что в этом году даже при самом неблагоприятном сценарии развития активы ОФБУ должны вырасти как минимум на 50%.

Начальник департамента финансовых ресурсов Газпромбанка Сергей Шмыгов считает, что максимально доходными, на уровне 20─40% годовых, по-прежнему будут ОФБУ, играющие на акциях отечественных эмитентов. По фондам, специализирующимся на вложениях в акции второго эшелона, доходность может быть и выше — до 80%. По мнению Николая Мигунова, повторить прошлогодние результаты ОФБУ будет трудно. Осторожность не помешает. «Сейчас есть вероятность коррекции, поэтому мы сократили долю акций в фондах до 75─80 пpоцентов, — говорит Сергей Булыгин из „Зенита“. — Мы считаем, что в этом году интересны будут акции телекоммуникационного и энергетического секторов. Интерес вызывают и валютные предложения. Даже те банки, у которых есть ПИФы, в этом году, я думаю, будут создавать ОФБУ, чтобы инвестировать в валютные бумаги».

 

Источник: «D`» №2-3 (7)6 марта 2006     Дмитрий Веретенников


6 Марта 2006 00:00
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний