Агрессивные фонды прямых инвестиций

Появившиеся после Второй мировой войны Private Equity Fund (PEF, фонды прямых инвестиций) первоначально были ориентированы на финансирование компаний, созданных ветеранами в США. Со временем они превратились в мощную силу, контролирующую финансовые потоки на триллионы долларов.

Однако этот рынок крайне закрыт, так как деньги в основном вкладываются в непубличные коммерческие структуры, а иногда целью инвесторов и вовсе являются захват бизнеса и распродажа его по частям.

"Private Equity Fund - это инвестиционный фонд, занимающийся размещением средств в капитал перспективных компаний, акции которых на момент инвестирования не находятся в свободном обращении (не торгуются на бирже), для быстрого наращивания стоимости компании и последующего выхода - через публичное размещение, выкуп со стороны руководства компании или поиск стратегического инвестора", - рассказывает аналитик департамента аналитики и риск-менеджмента UFS Investment Company Илья Балакирев. "Цель приобретения - после реорганизации, которая часто сопровождается сменой руководства, а иногда выведением активов и дроблением бизнеса, - продать купленную компанию с высокой прибылью", - подтверждает главный экономист УК "Финам Менеджмент" Александр Осин.

Сделки подобного рода появились на Западе в середине прошлого века. Первыми фондами прямых инвестиций считаются American Research and Development Corporation (ARDC) и J.H. Whitney-and-Company, созданные в 1946 г. Это были фонды, которые инвестировали средства в компании, созданные ветеранами Второй мировой войны, поддерживая их. Но затем, к 1970-м годам, стратегия фондов стала куда более агрессивной. В период 1970-1990 гг. эти западные фонды активно занимались недружественными поглощениями бизнеса. Конечно, не стоит всех "чесать под одну гребенку", были и фонды, занимавшиеся "цивилизованным" инвестированием, но до середины 1990-х их насчитывалось не так много. "Особенность PEF состоит в том, чтобы на первичном этапе получить контроль над предприятием (разумеется, предпочтение отдается инвестиционным проектам с невысокими рисками), а затем, после увеличения его стоимости, продать проект с получением прибыли", - поясняет начальник отдела продаж инвестиционных продуктов банка "Стройкредит" Сергей Александров.

В России заграничные PEF начали действовать после возникновения фондового рынка и возможности относительно безопасно войти и выйти из активов - в первой половине 1990-х. Вскоре заработали и отечественные фонды. "Однако конкуренция со стороны стратегических инвесторов - олигархов и подконтрольных им структур, важность административного ресурса и слабость законодательства серьезно ограничивали действия фондов прямых инвестиций в России", - отмечает Илья Балакирев. Активно развиваться этот бизнес начал в 2000-е, когда правила игры стали более прозрачными, однако бурному росту помешал кризис. "Сейчас интерес к рынку прямых инвестиций справедливо оживает по мере ожидания улучшений относительно перспектив реального сектора российской экономики, и будет только расти", - полагает руководитель инвестфонда "Фокус Инвестмент" Владимир Харитонов. Для примера: в Евросоюзе по состоянию на конец прошлого года действовало 1689 частных инвестиционных фондов с общей суммой активов в управлении 532 млрд евро.


Из ФПГ в управляющие


Почти все отечественные структуры, осуществляющие прямые инвестиции, исторически выросли из финансово-промышленных групп, владевших акциями промышленных предприятий. За последующие 20 лет, перепробовав почти все сферы бизнеса, от металлургического до медийного и сферы ЖКХ, многие из этих холдингов превратились в профессиональных управляющих средствами своих бенефициаров, то есть фактически в инвестиционные фонды.

Хотя далеко не все готовы так именоваться. Например, "Интеррос" Владимира Потанина побывал промышленной империей, прошел через "развод" с Михаилом Прохоровым и сейчас позиционируется исключительно как частная инвестиционная компания, отказываясь от западного именования Private Equity Fund. Несмотря на то, что главной инвестицией Потанина является "Норильский никель", составляющий большую долю в портфеле "Интерроса", который на сегодняшний день оценивается в $15 млрд, бизнесмен также вкладывается в медиа, кинотеатры и девелопмент. За время своего существования "Интеррос" реализовал не один успешный проект, продав с высокой прибылью такие активы, как "Силовые машины", Росбанк, "Сиданко" и др.

Примерно так же обстоят дела и с другими крупнейшими холдингами. "Альфа-групп", например, является частным инвестиционным фондом Петра Авена, "Онэксим" - Михаила Прохорова, "Сумма Капитал" - Зиявудина Магомедова и т.д. Основным активом "Альфы" можно, пожалуй, назвать ТНК-BP, долей в которой она владеет через консорциум AAR, созданный в 2003 г. Его учредителями стали три инвестиционные, финансовые и промышленные группы: "Альфа-групп", Access Industries и ГК "Ренова". В результате слияния нефтяных и газовых активов BP в России и нефтегазовых активов консорциума AAR была создана одна из крупнейших нефтяных компаний нашей страны. "Наиболее перспективными активами у "Альфы" можно назвать телекоммуникационные компании, - отмечает Владимир Харитонов. - Для всех уже понятно, что связь и Интернет будут развиваться за счет предоставления новых услуг и сервисов. Объем трафика станет только увеличиваться, значит, прибыль компании в этом сегменте будет постоянно возрастать". Бизнес "Онэксима" по большей части связан с сырьевым рынком: "Полюс Золото", ОК "Русал", ГМК "Интергео". По мнению эксперта, попытка запуска "Ё-мобиля" интересна, но без серьезной поддержки государства осуществить ее трудно: слишком большие вложения в проект и непонятные перспективы.



Рейтинг крупнейших мировых PEF


1. TPG Capital
2. Goldman Sachs Principal Investment Area
3. The Carlyle Group
4. Kohlberg Kravis Roberts
5. The Blackstone Group
6. Apollo Global Management
7. Bain Capital
8. CVC Capital Partners
9. First Reserve Corporation
10. Hellman-and-Friedman




От $100 000

Обычно частные инвестиционные фонды привлекают капитал инвесторов сроком на десять лет. Но они, как правило, должны инвестировать его в период от трех до пяти лет с момента начала существования фонда, формируемого ими на основе этого капитала. При этом приблизительно 45% инвестиций PEF направлено в акции молодых и быстро растущих компаний со сравнительно небольшим капиталом.

Объем рынка Private Equity на сегодняшний день исчисляется триллионами долларов. "В зависимости от фонда есть PEF с невысокой планкой входа - от $100 000 до $1 000 000, это фонды с четкой инвестстратегией и обычно с определенным направлением инвестиций. Вход в крупные фонды может начинаться от $10 000 000, они работают с небольшим пулом инвесторов и имеют широкую географию инвестиций по всему миру. Их инвесторами могут быть и банки, и правительства, и семьи с крупным частным капиталом", - рассказывает управляющий директор ИК Cresco Finance Андрей Сырчин. "Минимальные инвестиции для участия в "Золотом фонде UFS" - $150 000", - подтверждает Илья Балакирев. Есть много структур, похожих по сути на PEF, - это венчурные фонды, отчасти хедж-фонды, кэптивные структуры, подконтрольные ФПГ или отдельным людям.

Хедж-фонды - фонды с максимально широким спектром объектов для инвестирования, в ряде случаев они способны "вести себя" и как PEF, однако это только фрагмент их деятельности - они могут инвестировать также в акции публично торгующихся компаний, производные инструменты и т.д. Венчурные фонды очень близки по смыслу к PEF, однако, как правило, венчурный фонд заходит в проекты, находящиеся на раннем этапе развития, тогда как PEF преимущественно вкладывается в уже зрелые компании, которые тем не менее способны нарастить стоимость в относительно короткие сроки (1-5 лет, редко больше). Кроме того, венчурные фонды могут инвестировать в общества с ограниченной ответственностью, тогда как PEF в классическом понимании - лишь в акционерные общества. "В России также есть структуры, деятельность которых похожа на PEF, однако они в большей степени преследуют цели получения контроля над компаниями и возможности перераспределять их финансовые потоки в свою пользу. Это фонды крупных компаний и холдингов, занимающиеся оптимизацией структуры активов этих холдингов и скупкой перспективных проектов. Как правило, они имеют выраженную отраслевую структуру; также это образования, подконтрольные определенному узкому кругу бенефициаров и управляющие их активами, например группа "Онэксим" Михаила Прохорова", - рассказывает Илья Балакирев. В последнее время различия между этими фондами постепенно стираются, так, венчурные фонды начинают инвестировать в достаточно зрелые проекты, а кэптивные структуры не только скупают активы, но и подбирают моменты выхода из них.


Источники наполнения фондов Private Equity
  • Крупные корпоративные структуры
  • Семейные офисы
  • Государственные структуры
 
Крупнейшие частные инвестиционные фонды России

  • "Альфа-групп" (год основания: 1989)
  • "Интеррос" (год основания: 1990)
  • UFG (год основания: 1996)
  • Mint Capital (год основания:2000)
  • А1 (бывш. "Альфа-Эко"; год основания: 1989)
  • "Сумма Капитал" (год основания: 2004)
  • Troika Capital Partners (год основания: 1991)


Псевдофонды

На сегодняшний день в России есть две основные группы фондов Private Equity - это крупные западные фонды, такие как Baring Vostok, MINT, Marshall, Russia Partners, с портфелем около $1 млрд и кэптивные структуры либо банков, либо инвесткомпаний - "ВТБ Капитал", "Сбербанк Капитал", Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ). "Причем вторую группу отнести к Private Equity можно с большой натяжкой, так как по преимуществу они наполнены государственными деньгами, управляются, по сути, чиновниками и решают внутренние задачи своих материнских структур", - отмечает руководитель департамента оценки компании "Финэкспертиза" Алексей Баскаков.

Как первоначально, так и сейчас задачей PEF на Западе является получение большей, чем портфельные инвестиции и банковские вклады, доходности, а именно доходности в объеме 20% и более. В России этот показатель должен быть выше, но при сверхросте самого индекса после значительных падений такая доходность наблюдается лишь в первом эшелоне акций рынка, что является одной из проблем развития этого актива, пусть и не самой большой. Основные сложности лежат в источниках наполнения PEF. На Западе традиционными источниками служат пенсионные фонды. В российском законодательстве с его системой перестраховки НПФ (негосударственные пенсионные фонды) лишены подобной возможности.

"Основная техническая сложность (деятельности PEF в РФ) - это несоответствие российского законодательства о собственности законодательству европейских стран и США; естественно, существуют коррупционные, криминальные риски, характерные для высокодоходных рынков в целом. Стратегическим риском является то, что интересы иностранных инвесторов сконцентрированы в РФ в узком спектре отраслей, что не способствует пока снижению социальных и экономических рисков в долгосрочном периоде", - отмечает Александр Осин. Илья Балакирев в целом соглашается с коллегой: "Глобально фонды прямых инвестиций в России сталкиваются с повышенными рисками, связанными с возможностью регулятивного вмешательства в деятельность целых отраслей или отдельных компаний, а также с относительно невысокой защищенностью прав миноритарных акционеров в целом на нашем рынке. Кроме того, определенную трудность представляет незрелость российского законодательства, регулирующего деятельность инвестиционных фондов. Поэтому фонды, стремящиеся максимально защитить интересы своих участников, стараются действовать в рамках юрисдикции английского права, для чего необходимо использовать офшорные структуры". Он подтвердил, что его фонд UFS также действует в соответствии с английским правом.


Роберт Сассон, управляющий партнер UFG Private Equity:

"Под управлением UFG Private Equity на сегодняшний момент находятся фонды с капиталом свыше $500 млн. За время своего существования UFG проинвестировал в 13 компаний с совокупным объемом сделок на сумму более $1 млрд. Среди крупнейших порфельных инвестиций UFG - независимый оператор телекоммуникационных башен "Русские башни", независимая компания на рынке оперативного лизинга грузовых вагонов Brunswick Rail, оператор телекоммуникационных услуг "Энфорта", доля в "Яндексе".










Автор: Максим Логвинов
Источник: журнал Компания


15 Марта 2012 17:55
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний