АФК Система превращается в инвестиционный фонд

«Мы как тяжелый линейный корабль», — Владимир Евтушенков, совладелец, председатель совета директоров АФК «Система».


Сегодня совет директоров АФК «Система» примет отставку президента Леонида Меламеда и назначит на эту должность Михаила Шамолина, последние три года возглавлявшего МТС. Аналогичная операция была произведена в 2008 г., когда Меламед переходил из МТС в АФК, а Шамолин занял должность президента сотовой компании. Причина нынешней перестановки — радикальная смена фокуса «Системы», рассказал вчера «Ведомостям» ее основной владелец и председатель совета директоров Владимир Евтушенков. Прежде «Система» занималась в основном тем, что управляла существующими активами, а теперь становится, по сути, инвестиционным фондом, ориентированным на поиск возможностей для новых вложений и рост прибыльности.


— Почему вы решили переcмотреть функции АФК «Система»? До сих пор это был преимущественно инструмент управления существующими активами, а теперь?


Владимир Евтушенков: А теперь это инструмент управления инвестициями. В последние три года «Система» очень сильно мимикрировала. Изначально корпорация и весь ее менеджмент были заточены на управление текущим бизнесом. Многие сделки получались, как говорят, не благодаря, а вопреки. Мы в кризис сумели не растеряться, сократили долги и даже смогли осуществить ряд серьезных сделок. Это и явилось толчком к тому, чтобы мы задумались: а как [быть] дальше? Нам понравился процесс, это как переход от среднего образования к высшему. И теперь мы приводим структуру в соответствие с этим процессом. Мы разработали процедурные документы, которые делают бизнес-процессы ясными, четкими, понятными и мотивирующими. Шаг за шагом мы шли вперед. Леониду [Меламеду] удалось подвести это движение к финишной прямой, переходя которую АФК «Система» превращается, по сути, в инвестиционный фонд.

— И все-таки что изменится кроме идеологии? Ведь и раньше АФК не зарекалась от покупок новых активов.

В. Е.: Раньше 80%, даже 90% времени менеджмента «Системы» занимало управление [дочерними] компаниями. И только 10% приходилось на поиски новых активов. Процесс был устроен так, что не мотивировал менеджмент [к поиску новых активов] и не был регламентирован, как это нужно делать. У нас некоторые сделки выпадали из рук только по той причине, что не было или нужной агрессивности, или достаточного количества интеллектуальных усилий. Рынок этого мог и не видеть, но мы-то сами у себя внутри чувствовали. А сегодня мы переходим к тому, что 70-80% времени «Системы» будет направлено именно на реализацию инвестиционных сделок. И 20-30% — на управление теми компаниями, которые есть. Компании работают на рынке достаточно давно, некоторые позиционированы как № 1 (например, МТС), некоторые — как № 30 (МБРР). Но вместе с тем это устойчивые бизнесы со своими традициями, кадрами, которым по большому счету «погоняло» уже не нужно, мы должны следить за их ключевыми показателями — и не более того. А со стратегическими решениями спокойно могут справиться советы директоров каждой из этих компаний, благо мы научились их грамотно формировать. Это высвобождает интеллектуальные возможности самой «Системы» для решения совсем других задач, которых до сих пор просто не было. Вот о чем речь.

— Говоря об инвестициях, вы имеете в виду выход в новые сегменты?


В. Е.: А почему нет? Мы хотим быть везде, за исключением того, что запрещено законом. (Смеется.) Там, где обеспечивается соответствующий экономический эффект. Туда, где жила уже истощена и дает низкую маржинальность, мы не пойдем. А хотим быть там, где мы за счет интеллекта, грамотной реорганизации, дополнительных финансовых вложений можем выйти на совершенно новый качественный уровень.

Леонид Меламед: Мы хотим наращивать свои конкурентные преимущества на рынке M&A. Мы хорошо понимаем, из чего они должны состоять, и будем их растить.

— Но превратить холдинг, управляющий в основном контрольными пакетами компаний, в инвестфонд — это практически разворот на 180 градусов…

В. Е.: Мы, как тяжелый линейный корабль, разворачиваемся уже несколько лет — это очень медленный процесс. Мы точно не торпедный катер.

Л. М.: Изначально мы были конгломератом [разных активов]. Из конгломерата мы за два года трансформировались в то, что называется стратегическим архитектором портфеля. Сейчас мы делаем следующий шаг — к инвестиционному холдингу. Мы не собираемся тратить много сил на стартапы, будем заходить в более или менее хорошо организованные компании и вносить в них точечные архитектурные изменения — на уровне менеджмента, финансирования, маркетинга и т. д. Но на это мы будем тратить меньшую часть времени А большую — на то, чтобы найти те самые компании, достаточно большого размера, в понятных нам индустриях, преимущественно имеющих синергию с уже имеющимися у нас активами, которые можно было бы достаточно быстро вывести на кривую прибыльного роста.

— По каким критериям АФК будет выбирать эти активы?


Л. М.: Инвестиционная декларация, утвержденная советом директоров, говорит о том, что это должны быть доли в компаниях размером свыше $300 млн, эти компании должны быть лидерами на своих рынках (или иметь возможность стать лидерами) и должны находиться в фазе прибыльного роста. Кроме того, желательно, хотя и не обязательно, чтобы это была компания из нашего перечня индустрий для обеспечения синергии.

— Говорят, «Система» давно присматривается к нефтехимии, нефтепереработке.

Л. М.: Присматриваемся. Потенциальных рынков много..

— Почему принято решение о смене президента «Системы»?


В. Е.: Леонид Адольфович по характеру своему танк, он любит докапываться до глубины, до всех деталей, и ему нужна операционная компания, где он может со свойственной ему беспощадностью делать дело. (Улыбается.) А новой, инвестиционной «Системе» нужны, как считает сам Меламед, другие качества. Так что решение об уходе — его собственное. Для меня это вынужденная мера. После того как Леонид пятый раз попросил меня отпустить его, я удовлетворил эту просьбу. Мог бы, конечно, убедить его остаться, и он скорее всего согласился бы наступить на свой характер, но это было бы, наверное, неправильно. Единственное — я попросил, чтобы Леонид не уходил совсем, он будет работать в совете директоров «Системы», возглавлять советы директоров наших нескольких крупных компаний. А дальше жизнь покажет. Я постараюсь сделать так, чтобы ему было максимально комфортно [в этой роли]. Когда я стал думать, кто может его заменить, то совершенно точно не был готов рассматривать кандидата со стороны. Если такая большая компания не может никого делегировать из своих, тогда это не компания.

Шамолин не был единственным кандидатом. Но он и Меламед очень похожи: и по характеру, и по независимости, и по стратегическому видению, и по стилю работы. Для меня это важно, потому что [это значит, что] больших потрясений не произойдет. Шамолин успешный менеджер западного формата, имеющий достаточно большой опыт работы в иностранных компаниях. Конечно, для нас было очень важно, кто может его заменить в МТС, поскольку если бы такой замены не нашлось, то на этот шаг мы бы не решились [на назначение Шамолина в «Систему»]. Но там есть парень [Андрей Дубовсков], которого порекомендовал сам Шамолин: он работал руководителем «МТС Украина». Мы на Украине много лет пытались догнать «Киевстар», сменили трех руководителей, но, к сожалению, все время теряли рынок. Дубовсков единственный сумел переломить эту тенденцию, в 2011 г. «МТС Украина» планировала сократить разрыв [с «Киевстаром»] до нуля. Как операционный менеджер он не вызывает у нас никаких сомнений. Может быть, стратегическое видение будет для него определенным челенджем, но, чтобы подстраховать его, есть председатель совета директоров МТС [бывший гендиректор Deutsche Telekom] Рон Зоммер. Да и сам Михаил никуда не девается, если что-то нужно — поможет.

— «Система» ликвидирует отраслевые бизнес-единицы и создает взамен них две новые — «базовые активы» и «развивающиеся активы». Базовыми активами — телекоммуникационными, нефтяными и электроэнергетическими — будет управлять ваш сын Феликс Евтушенков. Почему?

В. Е.: Он несколько лет руководил блоком потребительских активов («Интурист», «Система-галс», «Медси» и др. — «Ведомости»), по большому счету мы в кризис, который отразился на них болезненнее всего, понесли в этих активах минимальные потери. Сказать, что я в восхищении от его достижений, не могу, но я всегда недоволен всеми — это моя отличительная черта. Сейчас идеология «Системы» видоизменяется: руководитель бизнес-единицы больше не обязан быть председателем каждого совета директоров своей портфельной компании. Председателем совета МТС остается Зоммер, «Башнефти» — Александр Гончарук и т. д. Задачами руководителя бизнес-единицы становятся, во-первых, контроль за выполнением показателей, во-вторых, поиск различных дополнительных возможностей, которые увеличат стоимость компаний. То есть функционал руководителя бизнес-единицы меняется. Учитывая опыт Феликса на таком сложном фронте, как развивающиеся активы, думаю, он справится.

— А кто станет руководителем бизнес-единицы «развивающиеся активы»?


В. Е.: В корпорации есть такой человек, но поскольку мы еще не достигли окончательной договоренности, пока не хотелось бы его называть.

Л. М.: Но мы рассчитываем, что в «Систему» придет и определенное количество новых людей с опытом работы именно в инвестиционных фондах и банках, поскольку профессиональный профиль «Системы» начинает трансформироваться. С этим во многом связано и мое личное решение. В мире есть несколько компаний, на которые мы хотели бы быть похожи. Например, Berkshire Hathaway или Blackstone. Это компании, которые в отличие от private equity вкладывают деньги со своего баланса. Их в мире много, но публичных сравнительно мало. Недавно мы получили аналитику, свидетельствующую, что среди публичных компаний такого рода «Система» входит по размеру в первую пятерку. Но существующий портфель дает ROIC (возврат средств на вложенный капитал) на уровне только 15% годовых и больше не даст. А наша цель — 25%, и мы не можем обеспечить ее, управляя только существующим портфелем. Поэтому надо присматривать компании на стороне.

— Мне кажется, двигаться в эту сторону можно, только обладая большой уверенностью в том, что с российской экономикой в ближайшее время не случится ничего плохого. Так?

В. Е.: На этот вопрос и Господь Бог не ответит.

Л. М.: Можно я отвечу — не потому, что я к Господу Богу ближе? (Смеется.) Мы абсолютные оптимисты по поводу российской экономики в средней и долгосрочной перспективе. Оптимизм продиктован тем, что в перспективе россияне будут жить дольше, чем живут на сегодняшний день. Сейчас разрыв между продолжительностью жизни в России и, скажем, в Западной Европе или Америке достаточно заметный, но он точно будет сокращаться. Только за последние три года средняя продолжительность жизни россиян выросла на 3,5 года до 69 лет. Это означает, что люди, живя дольше, будут и больше потреблять, и создавать больше стоимости. Это ключевой драйвер российской экономики, все остальное вторично. Да, ситуационно бывают спады и подъемы, но если наши западные или восточные соседи будут жить дольше нас, то и в нашей стране неизбежно будут происходить похожие процессы. Владимир Петрович, вы согласны?

В. Е.: Абсолютно. Мы по жизни оптимисты.

— Означает ли превращение «Системы» в инвестиционный фонд, что ее штат сократится?


В. Е.: Сократится, конечно, потому что задачи другие. Но мы не ставим самоцелью сокращение штата, потому что это означало бы, что какое-то количество людей уйдет на улицу. Всех, кто является балластом, мы и так сокращаем, а толковые люди всегда находят применение — если не в центральной компании, то в «дочках». Ни один из людей, которыми мы дорожим, группу не покинет.

— Какова судьба объединения высокотехнологичных активов «Системы» — РТИ и «Ситроникса»?

Л. М.: Как раз завтра (сегодня. — «Ведомости») совет директоров «Системы» планирует принять решение о том, чтобы продать компании РТИ, недавно созданной нами с Банком Москвы, пакет принадлежащих нам акций «Ситроникса». Таким образом создается hi-tech концерн, в котором есть в том числе деньги внешнего партнера и к которому, возможно, будут присоединяться и другие потенциальные партнеры. «Система» планирует продать РТИ свой [контрольный] пакет, а с рыночным пакетом «Ситроникса» будет происходить отдельный самостоятельный процесс, когда подойдет момент. Между РТИ и «Ситрониксом» существуют заметные синергии, и они могут помочь улучшить бизнес обеих компаний. Чем раньше компании начнут использовать эти синергии, тем выгоднее.

— Это синергии в сфере НИОКР?


Л. М.: И НИОКР, и дистрибуции, и маркетинга.

— В какую сумму вы оцениваете этот эффект?


Л. М.: Когда компании будут готовы к слиянию, они сами выйдут к рынку и все подробно расскажут.

— Владимир Петрович, недавно вы упоминали, что АФК «Система» изучает возможность альянсов МТС с глобальными телекоммуникационными партнерами. Есть что-то конкретное?


В. Е.: О наших потенциальных альянсах с Западом или с Востоком говорят ровно столько, сколько у нас есть телекоммуникационные активы. Мы достаточно открытые люди: общаемся с другими людьми, узнаем их взгляды на бизнес, на потенциальные объединения. Но «Система» действует очень рационально, прежде всего с учетом задач в области создания стоимости. И если рынок пока не видит [глобальных] сделок, то и мы их не видим. Реально у нас на столе нет ни одной сделки, и мы их активно не ищем.

— Почему?


Л. М.: Потому что сейчас мы думаем, как трансформировать бизнес-модель операторов, в частности МТС, чтобы создавать стоимость в условиях существенного удешевления инфраструктурной услуги. Прежде всего мы хотим создавать стоимость на основе брендов. Перед МТС стоит задача ввести бренд, который сейчас № 72 в мире, в тридцатку крупнейших брендов мира к 2014 г. Значит, должна расти его стоимость. А для этого нужно, чтобы и topline (доходы), и bottomline (прибыльность) всех услуг, которые продаются под брендом МТС, были достаточно большими. Пока у нас нет ответа на вопрос, как это сделать, — как, я думаю, и у многих операторов в мире. Когда мы поймем, что знаем ответ, тогда будет смысл говорить и о каком-то серьезном движении в сторону поглощений или слияний.

— Тем не менее в последнее время даже журналистам все чаще звонят менеджеры инвесткомпаний и спрашивают: правда, что МТС вот-вот объявит о глобальной сделке?


В. Е.: Отвечайте: да, правда. (Смеется.)


— Как «Системе» удалось получить доступ к разработке нефтяного месторождения Требса и Титова? Это везение или что-то еще?


В. Е.: Все вместе. Но если реально говорить, дело, конечно, не в везении. Для руководства страны нефтяная тема очень важна. Приобретение [месторождения] Требса и Титова «Лукойлом» или, положим, «Сургутнефтегазом» качественно на рынке ничего не меняло бы. Еще одно месторождение — и все. Но появление на рынке, который добывает более 500 млн т нефти, еще одной вертикально-интегрированной компании — а она не могла бы развиваться, если бы такое решение не было поддержано руководством страны, — ситуацию меняет существенно. Сказав «а», нужно говорить и «б». Если такая компания имеет право на жизнь, то нужно дать ей возможность расти. Потому что с теми истощенными запасами, которые у нее есть, идея роста не балансируется. Был и другой вариант: можно было раскассировать башкирские активы, продать другим участникам рынка. Но если создавать вертикальную компанию, то нужно дать ей какой-то favour, который давался в свое время и «Лукойлу», и «Сургутнефтегазу». И было принято решение этот favour дать. Мое убеждение, что с государственной точки зрения это абсолютно правильное решение. Последовательное и беспроигрышное. Чем больше компаний, тем больше конкуренции, а чем больше конкуренции, тем ниже цены.

Компания, которая достигнет 25-30 млн т добычи [в год], уже имеет право существовать на рынке. А у нас подобные амбициозные планы есть.

Л. М.: Обратите внимание, что на капитализации «Башнефти» покупка [месторождения] Требса и Титова сама по себе пока не сказалась никак. Потому что это не подарок, это проект, в который предстоит вложить много миллиардов долларов, чтобы создать там стоимость. Это труд с огромными финансовыми и физическими инвестициями. К тому же большинство аналитиков согласны с нами в том, что цена, по которой государство выставило этот актив, правильная: «Башнефть» заплатила за него отнюдь не дешево.

— Разрабатывать месторождение будете сами или с помощью партнера? Например, «Лукойла», который вел разведку месторождения и владеет там инфраструктурой.


В. Е.: Мы действительно обсуждаем с «Лукойлом» варианты возможного сотрудничества. Может быть, это и срастется. Но мы действуем только по принципу «выгодно — невыгодно», поэтому обсуждаем со всеми, не только с «Лукойлом».

Л. М.: При этом есть и базовый сценарий, при котором мы развиваем этот актив сами, без партнеров.

— Недавно «Система» подписала меморандум с индийской ONGC о совместном использовании активов. Как это может выглядеть?


В. Е.: Будем пытаться сотрудничать. Это длительный процесс — наняты инвестбанки, запущен due diligence. Срастется — хорошо, индийский партнер нам интересен. Но нам не нужна сделка любой ценой.

— То есть инициатива партнерства была со стороны индийцев?


В. Е.: Инициатива обоюдная. Нам индусы комфортны, как вы знаете, у нас уже есть в Индии сеть [мобильной связи]. Если индусы попадут сюда — тоже неплохо, взаимные инвестиции сближают. Но когда речь идет о сделках на несколько миллиардов, это всегда долгий процесс.

— Раньше «Система» не исключала объединения «Башнефти» с «Русснефтью». А сейчас?


В. Е.: Пока не собираемся. В основном это связано с [большими] долгами «Русснефти». И нет пока такой необходимости: мы еще не перевели «Башнефть» на единую акцию, в «Русснефти» есть и другие акционеры (Glencore), что усложняет объединение. Много разных проблем, и пока есть смысл оставить все как есть.

— Чем будет заниматься Александр Корсик, возглавлявший бизнес-единицу «ТЭК»?


В. Е.: Окончательное решение еще не принято.

— Но он остается в «Системе»?


В. Е.: Пока не заявлял, что уходит. (Улыбается.)

— Как-то у вас менеджеры все решают сами…


В. Е.: Конечно, это так и есть. С людьми же срастаешься. И когда они принимают решение идти в отпуск, или уходить, или поменять позицию, нужно стараться идти им навстречу.





Автор: Игорь Цуканов
Источник: Ведомости

5 Марта 2011 08:23
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний