Кошмар на Уолл-стрит

kathy-patrick.jpg

Юрист Кэти Патрик заставляет виновников финансового кризиса раскошелиться.


В начале июня малоизвестный юрист из Техаса Кэти Патрик вносила последние штрихи в тщательно составленный текст соглашения с Bank of America. В рамках внесудебного урегулирования спора крупнейший банк США должен был возместить частным инвесторам, интересы которых представляла Патрик, $8,5 млрд убытков на ипотечных бумагах подконтрольной банку компании Countrywide Financial Corp. Эти ипотечные облигации по некачественным займам не соответствовали стандартам и в кризис практически обесценились.

Неожиданно крупнейшая частная мировая сделка за всю историю Уолл-стрит оказалась на грани провала. Сидя в своем хьюстонском офисе, Патрик узнала, что Bank of America хочет, чтобы ее клиенты — горстка ведущих инвестиционных компаний мира, включающая BlackRock и Pimco, — обещали, что не будут предъявлять банку сепаратных требований по этим же ипотечным портфелям. Не получится, ответила она. Ранее Патрик предупреждала, что подобное освобождение от ответственности не обсуждается.


Прецедент создан


29 июня крупнейший банк США все-таки объявил о заключении второго крупнейшего в американской истории соглашения об урегулировании на $8,5 млрд (по сумме выплат оно уступает лишь соглашению табачных компаний 1998 года). А три недели спустя Bank of America объявил об убытках за квартал в размере $8,8 млрд.

Но Патрик не празднует победу, которая могла бы стать венцом ее карьеры, а рассматривает соглашение лишь как первый раунд. Сейчас, получив поддержку инвестиционных гигантов Pimco и BlackRock, она готовится к новой атаке на финансовую отрасль. И Уолл-стрит от этого в ужасе.

Официально финансовая отрасль и Белый дом обсуждают возможное соглашение об урегулировании на сумму $20 млрд; причиной тому — давление генеральных прокуроров штатов на крупнейшие банки страны, вызванное практикой неправомерного изъятия заложенного имущества. Негласно, без лишнего шума Патрик и 23 крупнейших держателя облигаций, которых она представляет, — одна из самых крупных групп инвесторов, которые когда-либо собирались для представления своих интересов, — готовятся к новому, не менее крупному соглашению об урегулировании: после краха ипотечного кредитования они имеют претензии к большинству крупных банков с Уолл-стрит. «Мы собрались не только ради соглашения с Bank of America. Хотим выработать общую стратегию и общее решение для отрасли, — рассказала Патрик в интервью Forbes. — Начали с Bank of America, потому что думали, что эта сделка станет образцом для соглашений с другими финансовыми организациями».


По обе стороны баррикад


Кэти Патрик, которую один из коллег назвал «самым жестким юристом, из тех, кого когда-либо видели», работает в скромной хьюстонской юридической фирме вместе с 33 адвокатами. По воскресеньям она ведет уроки по Библии и поет в церковном хоре; вместе с мужем они воспитывают двух сыновей-подростков. И стоящие за ее спиной крупнейшие покупатели «плохих» ипотечных бумаг уполномочили ее взять штурмом финансовые организации. «Кто еще когда-нибудь выбивал $8,5 млрд? Попробуйте найти в истории другое частное соглашение об урегулировании, по которому кто-то получил бы $8,5 млрд, — говорит юрист Джейсон Крэвитт, который представлял Bank of New York Mellon на переговорах об урегулировании с Bank of America. — Она умеет быть достаточно жесткой и конструктивной и подбирает верное соотношение угроз и остроумных предложений».

Дочь подполковника армии США, Патрик выросла в Эль-Пасо (штат Техас) и с тех пор живет в основном в Техасе. Она окончила Гарвардскую школу права и была секретарем великого защитника гражданских прав Джона Роберта Брауна. Она стала девятым юристом, нанятым компанией Gibbs & Bruns, где она работает уже 25 лет. Патрик уверенно чувствует себя по любую сторону стола переговоров: она стала известна всей стране как защитник, когда представляла внешних директоров Enron после краха компании, а затем быстро перешла на позицию нападения, обеспечив для Huntsman Corp. соглашение об урегулировании на сумму $1,7 млрд в тяжбе с Deutsche Bank и Credit Suisse.


Новые мишени


Патрик отказывается сообщить, к какому банку теперь будут обращены претензии возглавляемой ей группы инвесторов, но признает, что ввязалась в борьбу с сильнейшим противником — Bank of America и его подразделением Countrywide Financial, чтобы подать знак остальным гигантам Уолл-стрит. Ее очевидные мишени — крупные банки с подразделениями, которые во время бума на рынке недвижимости выступали гарантом размещения большого количества ценных бумаг, обеспеченных субстандартными ипотечными кредитами, ипотечными кредитами класса Alt-A или опциональными ипотечными кредитами с плавающей ставкой. В их числе JPMorgan Chase, Royal Bank of Scotland, Wells Fargo, Deutsche Bank, Credit Suisse, Morgan Stanley, Citigroup, Goldman Sachs и Ally Financial. Ни один из этих банков (как и Bank of America) не согласился дать официальные комментарии для этой статьи. Но каждый из них выпустил для инвесторов меньше бумаг, обеспеченных ипотечными кредитами, чем Countrywide, и, должно быть, они придерживались при этом более строгих стандартов, что делает их менее уязвимыми для юридических претензий.

Но это не остановило панику. Когда атака Патрик на Bank of America стала достоянием гласности около года назад, котировки банка упали на 4%, и Комиссия по ценным бумагам и биржевым операциям США опубликовала письмо, предупреждающая всех остальных представителей отрасли, что им необходимо раскрывать риски, связанные с подобными претензиями. (До сих пор ни одно финансовое учреждение не создало резервы специально на этот случай).


Групповой интерес


Во время бума на рынке недвижимости Countrywide создала сотни фондов по конверсии ипотечных кредитов в ценные бумаги, которые продавали сертификаты, обеспеченные жилищными ипотечными кредитами. В этих сделках Countrywide предоставляла заверения и гарантии таких характеристик, как качество кредитов, и принимала на себя обязательства выкупить кредиты, если эти заверения окажутся фальшивыми. Но была предусмотрена ловушка: инвесторам нужно не менее 25% так называемых прав голоса в фонде, чтобы объявить дефолт и, возможно, обязать управляющего попечителя фонда произвести выкуп. Далласский юрист Талкотт Франклин создал расчетную палату в надежде, что достаточное число держателей бумаг с ипотечным покрытием смогут объединиться, чтобы преодолеть этот порог. Но BlackRock и Pimco держали для своих клиентов крупные доли в большом количестве фондов. Весной 2010 года они обратились к Патрик. Обе компании уже работали с ней прежде и знали, что у Патрик есть успешный опыт тяжбы с попечителем фонда по конверсии кредитов в ценные бумаги: несколько лет назад она вернула около $600 млн держателям бумаг фондов National Century Financial Enterprises.

Но на банк Bank of New York Mellon, попечителя не менее 530 фондов Countrywide, это не произвело большого впечатления. Он категорически отказал Патрик, потому что та еще не имела порогового числа голосов. Патрик продолжила выборочно набирать инвесторов в свою группу, куда вошел Федеральный резервный банк Нью-Йорка, и к осени, наконец, достигла 25% голосов при пуле бумаг Countrywide с ипотечным покрытием на сумму около $47 млрд.


Позиция силы


В октябре 2010 года она послала в Bank of New York Mellon и Bank of America уведомление о невыполнении обязательств. Это был первый шаг в процессе, который мог позволить Патрик объявить дефолт по этим облигациям и напрямую засудить Bank of America от имени фондов. Это произвело впечатление на Уолл-стрит. Неделю спустя Bank of New York Mellon нанял новых юристов и отправил одного из них в Хьюстон, чтобы заверить Патрик в том, что они готовы снова начать переговоры. В ноябре 2010 года Патрик уже говорила с Bank of America с позиций силы в нью-йоркском зале заседаний совета директоров.

Встреча прошла не очень удачно. Патрик чуть было не ушла до начала, разозлившись, что на встречу, где, по ее мнению, должны были присутствовать только юристы, пришли старшие банкиры Bank of America. Стороны спорили о том, что было репрезентативным нарушением правил кредитования. Если домовладелец перестал платить по ипотеке, оставшись без работы, имеет ли значение отсутствие одного из документов в его деле (серьезное технически нарушение)? «У меня создалось отчетливое впечатление, что они пытались проверить, понимаем ли мы, что делаем», — рассказывает Патрик.

Через несколько дней с ней снова связались из Bank of America: там согласились на сделку. В течение следующих семь месяцев, пока шли переговоры, группа Патрик разрослась до 22 клиентов. Итоговое соглашение покрывало необслуживаемые бумаги на сумму $106 млрд. Помимо платежа Bank of America в размере $8,5 млрд соглашение требовало, чтобы Bank of America потратил около $400 млн на улучшение обслуживание кредитов, в том числе на бонусы подрядчикам за успешное изменение условий кредитования — в долгосрочной перспективе это должно повысить выплаты держателям бумаг и, возможно, даже позволить многим сохранить свои дома. Что это как не перестройка Уолл-стрит силами одной женщины?

Bank of New York Mellon стремился, чтобы соглашение об урегулировании было одобрено судьей штата Нью-Йорк, но не все довольны результатом. Нью-йоркский юрист Дэвид Грэйс, представляющий интересы более мелких инвесторов, подал иск, чтобы предотвратить урегулирование, он заявляет, что переговоры велись в тайне. По словам Грэйса, его клиенты предъявляли претензии к Bank of New York Mellon год назад и ничего не добились, он обвинил Bank of New York Mellon в «конфликте интересов, который заставляет подвергать серьезному сомнению мотивацию», включая письмо об освобождении банка от убытков, связанных с этим соглашением об урегулировании. В Bank of New York Mellon заявляют, что банк действовал в интересах инвесторов и письмо об освобождении от ответственности лишь подтверждает то, что уже оговорено в договоре. Сейчас дело передано в федеральный суд.

Генеральный прокурор Нью-Йорка Эрик Шнайдерман тоже намерен заблокировать соглашение, он высказывает аналогичные сомнения в мотивации Bank of New York Mellon. Против выступила и AIG, обвинив Патрик в ведении «тайных переговоров об урегулировании» в пользу «избранной группы инвесторов». С точки зрения AIG, соглашение оставило некоторым инвесторам лишь «крохотную долю того, что они потеряли, тогда как внештатная юридическая контора институциональных инвесторов, входящих в группу, получит $85 млн, и не от своих клиентов, а от Bank of America». Патрик подала встречные юридические документы, в которых утверждает, что нападки AIG на соглашение об урегулировании призваны улучшить позицию AIG на переговорах по иску против Bank of America о бумагах на сумму $10 млрд.

Она по-прежнему уверена, что соглашение будет одобрено. Договор защищен от попыток Bank of America объявить несостоятельное подразделение Countrywide банкротом — за эту крупную уступку группе, которую представляет Патрик, пришлось заплатить снижением суммы урегулирования. Для большинства других банков даже этот путь закрыт, и рынок, чувствуя силу Патрик, уже снизил котировки банковских акций, возможно, готовясь к ее дальнейшим успехам.

Патрик собирается использовать договор с Bank of America как модельное соглашение об урегулировании. «Когда они объявили о соглашении, наши клиенты дали понять, что, по их мнению, Bank of America наметил путь, по которому должны пройти и другие банки, — говорит Патрик. — В нашу группу входят 23 компании из числа крупнейших инвесторов мира. Они очень сплочены. Они хотят изменить рынок в пользу заемщиков и самих себя».

Это достаточно высокопарное заявление, оно сделано не без личного интереса, учитывая золотой дождь, неожиданно пролившийся на компанию Патрик. Но вне зависимости от мотивации она может стать тем частным юристом, который выведет Уолл-стрит и Америку из запутанной ситуации с бумагами с ипотечным покрытием. Кто следующий?







Автор: Натан Варди
Источник: www.forbes.ru

26 Декабря 2011 15:41
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний