Опыт ветерана фондового рынка

Интервью с ветераном фондового рынка, который рассказывает о своей торговой стратегии, о том, как подкараулить сильное ценовое движение и оседлать его, а также что в человеке все должно быть органично — или он сгорит.

Управляющий активами и руководитель отдела биржевого рынка ИК «Финам» Сергей Дорогавцев на фондовом рынке с 1994 года, закончил Московскую государственную академию приборостроения и информатики по специальности САПР. Недолго работал программистом, торговал фьючерсом рубль—доллар на Московской центральной фондовой бирже, которой уже давно не существует.

Последние восемь лет управляет своими и чужими средствами, не чурается общения со СМИ, проводит учебные семинары. Сторонник торговли по трендам, самоанализа и использования механических торговых систем. После окончания интервью в редакции мы подъехали к метро «Белорусская» на машине, и Сергей сориентировался на местности, сказав: «Вот там болгарский культурный центр, в котором проводят конкурс “Финам-интеллект”, вон там — метро, а в этой стороне — магазин “Путь к себе”».


Заход в рынок

— Почему ты перестал быть вольным трейдером?

— Так я и сейчас чувствую себя свободным человеком. Работа трейдера, по сути, демократическая. Несколько лет назад у меня был период в жизни, когда я скальпировал (1) на свои деньги и одновременно взял в управление достаточно серьезную сумму у знакомого. Его деньгами я торговал по среднесрочным тенденциям. И вот спустя год сравнил результаты. В первом случае я не отрывался от клавиатуры, с выпученными глазами совершал по 100 сделок в день и в результате заработал сумму, сопоставимую с той, которую получил, совершая по десятку сделок в год.

Тогда я понял, что психологически мне подходит больше второй способ торговли. В чем преимущество скальпирования? В том, что ты можешь заработать много в процентах, но сумма дохода ограниченна. Скальпировать рынок, имея $10 тыс., возможно, а $100 тыс. — нет. При долгосрочной же торговле ты получишь относительно низкий доход в процентах, но потолок для твоего капитала наступит нескоро. Для такой торговли собственных средств недостаточно, поэтому я и пошел в портфельные управляющие.

— И тебе сразу вручили «миллион» и сказали: «давай»?

— «Миллион» дали, конечно, не сразу, но все получилось просто и естественно. Меня очень многие знали с момента основания «Финама» по российской бирже, которая была для нас клубом. Днем мы торговали, а вечером пили пиво, играли в Quake II. Все друг друга знали: у кого какие результаты, кто чем живет, я не был человеком с улицы.

— Чьи деньги сейчас приходят на рынок?

— Понятно, что есть приток иностранцев. Но идут и наши деньги, потому что биржа сегодня — это единственное место, где любой желающий может заработать. Недвижимость не растет, бизнес (реальная экономика) находится в подвешенном состоянии. А рынок вырос больше чем на 100% с начала года. Однако нужно держать руку на пульсе и в случае опасности соскочить. Большинство людей сигналов не заметят и попадут — останутся в акциях. Вот те, кто купили акции зимой, поступили грамотно. Многие действовали по аналогии с 1998 годом, а кто-то посмотрел на историю цен в виде графиков. Однако если эти люди попытаются дергаться, например перекладываться из акции в акцию — продадут «Газпром», купят «Уралкалий», — то прибыль, скорее всего, растеряют. А есть еще шорты (2), которые, сам понимаешь, очень заманчивы. В результате через год человек посмотрит и увидит, что, если бы ничего не делал, мог бы 300% заработать, а с метаниями по счету — хорошо, если он при своих останется.

— Это мораль, что лучше всего купить и держать?

— Покупать и держать хорошо в периоды длительного роста. А, например, в Америке был период, когда рынок 20 лет болтался на одном уровне. Наш индекс РТС с 1997 года восстанавливался шесть лет. Соответственно, можно купить и годы сидеть ни с чем. Поэтому я сторонник активного управления деньгами и применения стратегии, которая ограничивает убытки.

Основная задача деньги сохранить, а не заработать всевозможными способами. Могу привести массу примеров, когда человек некоторое время торговал прибыльно, а потом из-за глупейшей ошибки терял заработанное. Например, строил «пирамиду» — покупал на падении несколько раз.

— Ты руководитель, но торговать продолжаешь? Кстати, на чужие деньги торговать спокойнее?

— Торгую. И на свои, и на чужие. Есть четкие алгоритмы, соответствующие той или иной стратегии. Нет такого, что приходит гениальный трейдер, ему дают деньги, и он начинает шарашить по своему разумению. Я работаю давно, уверен в своих методах, знаю, ради чего это делаю, уверен в результате. Инвесторы, которые со мной работают давно, готовы к тому, что их счет снижается в неблагоприятные для стратегий моменты. Это нормально. Это неотъемлемая часть нашей работы. Вопросы могут возникнуть у тех, кто пришел на рынок недавно и тут же попал в череду убыточных сделок. Тут-то и приходится с ними проводить психологическую работу: объяснять, что такое торговля, говорить, что снижение временное и без него никак.

В этом плане работа с чужими деньгами несколько сложнее, чем со своими. Потому что сам себе вопросов я не задаю, и голова у меня не болит по поводу того, что сейчас на счету минус 20%. Рано или поздно там будет плюс 120%.

Вообще, у нас фактически создана фабрика по производству денег. Мы разрабатываем и тестируем алгоритмы на российском рынке, европейском, американском, бразильском, индийском, для того чтобы убедиться в том, что стратегия работоспособна. Трейдеры следуют ее сигналам. Существует отдел контроля, который следит за тем, чтобы управляющий не отклонялся от стратегии. Иначе ставится вопрос о профессиональной пригодности трейдера.


Стратегии ядра

— То есть существует ядро-мозг — разработчики стратегии, а есть трейдеры, которые исполняют сигналы?

— Да.

— Но если все торгуют по одинаковому набору алгоритмов, то вы на рынок оказываете влияние.

— Количество стратегий ограниченно — их около десятка, они созданы для клиентов разного типа, но сделки трейдеров разнесены по времени. Поэтому да, мы оказываем воздействие на рынок, но на «голубых фишках» оно точечное и практически незаметно. На акциях второго эшелона — да, может возникнуть движение цены вследствие наших действий. Но такого нет, что, например, сегодня в 11.45 весь «Финам» покупает или продает.

— Шорт используете?

— Мы торгуем от Лонга (3). Если посмотреть глобально на рынок акций, то увидим, как он развивается: долго и нудно растет годами, а потом происходит коррекция. Может, на 30%, а может, и на 90%. Долгосрочная тенденция — это рост, поэтому, когда ты работаешь с большими деньгами, нужно придерживаться соответствующих правил. Ты не сможешь за три дня обернуть капитал пять раз.

Да, на графиках мы видим, что на проливах (4) мы можем быстро и много заработать. Но при шортовой стратегии любой загиб цены вниз придется воспринимать как конец роста и начало разворота. Мы будем вынуждены шортить здесь, здесь и здесь (указывает на график индекса РТС). И то, что мы заработаем на сильном падении, мы в течение трех лет благополучно сольем. Это проверено расчетами.

Шортить можно при краткосрочной торговле на пяти-десятиминутных графиках. Либо на рынках, которые могут долго падать. Это Forex, товарные фьючерсы — нефть, золото, свинина или еще что-нибудь. Там можно работать и от шорта, и от лонга. Рынок акций по своей природе растущий. Поэтому при средне— и долгосрочной стратегии лучше всего либо быть в лонге, либо стоять в сторонке.

— Ты следуешь тренду и рассчитываешь, сколько он продлится?

— Да, я следую тенденции. А вот ее длительность даже не пытаюсь определить. Я считаю, опираясь на опыт, что такой расчет невозможен. Это можно делать, когда на рынке нет тренда, а цена колеблется в диапазоне. Тогда можно смотреть на пробой линии тренда, искать графические фигуры (треугольники, вымпелы) — и это сработает хорошо. Но как только на рынке начинается тенденция — сильное движение, ради которого мы торгуем, все перечисленные методы работают очень плохо. Получится, ты рассчитал, что акция вырастет на 10%. Цена действительно пришла к намеченной цели, ты акцию продал, а затем рынок улетел еще на 50%. Поэтому в трендовой торговле есть золотое правило: дай прибыли течь и вовремя обрезай убыток. Если ты имеешь прибыльную позицию, ее нужно держать как можно дольше. Не нужно предопределять размер своей прибыли и просто так закрывать позицию, потому что тенденция может длиться, например, три месяца.

— Ваши стратегии какой риск предполагают?

— При агрессивной стратегии убытки по портфелю могут составить 50% первоначальной суммы счета. При консервативной — 5%. Это означает, что 70–80% средств мы вложим в облигации, остальное — в акции. И составим портфель так, чтобы убыток по акциям компенсировался доходом по облигациям. Но в какой-то момент может возникнуть ситуация, когда облигации еще не принесли доход, а акции уже дали убыток. Если он составит 5%, то мы все позиции закроем.

— Какая стратегия людям больше всего нравится?

— Умеренная — это доход порядка 40% годовых и просадка 20–25% (5). Мы будем покупать акции «голубых фишек», можем добавить к ним из эшелонов. Вообще, те, кто располагает относительно небольшой суммой, обычно готовы брать на себя высокий риск, чтобы получить большую прибыль. А вот когда суммы серьезные, примерно от 5 млн руб., то люди в большей степени хотят их сохранить и плавно преумножать. Они не готовы к экстремизму. Их удовлетворяет 30–40% в год.

— Какой суммой нужно обладать, чтобы зарабатывать, например, $5 тыс. в месяц и спокойно жить на острове в Тихом океане?

— Давай посчитаем по нашей популярной стратегии, которая приносит, допустим, 30% в год. На счастье тебе необходимо $60 тыс. в год, соответственно, ты должен иметь порядка $200 тыс. При этом понятно, что праздник будет не каждый год, будут перерывы на пару лет без доходов. Поэтому необходим еще запас $150 тыс. А если учесть совсем уж плохие времена, то и на просадку по портфелю необходим резерв. Итого твой капитал должен быть около $0,5 млн.


Стратегии рисков

— Таким образом, риск / доходность составляет 2:1. Как риск закладываете в стратегию?

— Есть разные методы управления рисками. Многие торгуют одной акцией на все деньги. Как вариант — деньги делят на пять равных частей, и покупаются разные акции. Кажется, что задача решена, многие знают, что такое диверсификация, но на это следует смотреть под другим углом.

Рынок может быть в трех состояниях с точки зрения волатильности (размаха колебаний): 1) спокойным — размах колебаний цен узкий (например, 15%); 2) стагнирующим — размах очень узкий (например, 5%); 3) сумасшедшим — волатильность высокая, как осенью 2008 года (30–40%).

Если мы во всех случаях войдем в рынок всей суммой, то риск у нас у нас окажется разным с учетом того, что мы будем не просто покупать и держать, а выставим стоп-лосс (6).

В первом случае мы можем потерять 10% капитала, во втором — 5%, а в третьем — 50%. Грамотная торговля — это фиксированный риск на сделку. Входя в рынок, мы должны рисковать всегда одним и тем же процентом от капитала. Самый банальный пример — ограничить потери 2% капитала.

— Почему 2%?

— Эта цифра не самая важная. Идея в том, что размер убытка зависит от того, сколькими акциями ты торгуешь. Если их десять и заложить по 3% убытка на каждую, то при срабатывании всех стоп-лоссов ты потеряешь 30% средств. Величина 2 или 3% зависит от агрессии трейдера. Здесь необходимо подобрать ту цифру, которую тебе комфортно терпеть. Я, торгуя 13 акциями, на сделку принимаю риск в размере 0,6%.

— Я готов терять 2% на сделке, но тогда буду искать и соответствующие рыночные ситуации. И вот сюда, в сумасшедший рынок, я не пойду со «стопом» вообще.

— А я пойду, но здесь я просто меньше куплю. На спокойном рынке я куплю 100 акций, на стагнирующем — 200, на сумасшедшем — 25. И рассчитаю количество акций так: N = (капитал x риск) / (цена покупки – цена стоп-лосса).

— Мы говорим о торговле на выходе из боковика?

— Идея какая… Мое глубокое убеждение, что устойчивой цикличности на рынке нет. Периодически возникают закономерности типа новогоднего ралли, но это случайные совпадения, и статистика с 1995 года уже против того, чтобы под ралли можно было покупать акции.

Единственная закономерность, которая прослеживается, — это наличие периодов сильных движений и узких коридоров, когда волатильность снижается — идет сжатие пружины. После ее распрямления происходит выход цен — либо вниз, либо вверх. На рынке акций чаще вверх. Поэтому можно строить торговлю на поиске вот таких коридоров. Кстати, рост, который состоялся в начале сентября, был как раз из этой серии. Перед движением вверх волатильность была низкая.

— Но при торговле на сумасшедшем рынке какие пряники я должен видеть?

— Когда у тебя рынок тихий и спокойный, то выход из него — максимум 20%. Например, такой рост был весной 2008 года перед инаугурацией Медведева. А когда цена ходит сильно в коридоре, то и выстрел наверх может оказаться не на 20, а на 80%.


Мозг и душа

— По идее, плюс-минус каждый образованный человек может создать алгоритм. Примеров много, книги есть, компьютерные программы доступны. И представь, что большинство не ВВП удваивает, а на бирже играет, причем успешно.

— Не будет такого никогда. Большинство проигрывает, потому что здесь на первом месте психология. Когда на кону живые деньги и ты видишь по своему счету то плюс, то минус — ноги трясутся, ладони потеют, башню срывает. И человек начинает делать то, что в нормальном состоянии ни за что бы не сотворил.

Парадокс в том, что большинство получает удовольствие именно от состояния игры, азарта. Плюс чувство собственной значимости, что, мол, ты своей десяткой тысяч рублей влияешь на мировую финансовую систему. Такие люди своей психологией заниматься не будут никогда. Им и так хорошо.

— А как бороться с физиологией?

— Если посмотреть на успешных трейдеров, то можно отметить их спокойствие и умеренность. В этом помогают некоторые занятия: кто-то занимается йогой, а кто-то эзотерикой увлекается или карате. Из тех, кого я знаю, большинство чем-то занимается. Существует еще НЛП (нейролингвистическое программирование), которое помогает вправить мозги, на его основе есть специальные методики. Большинство считает НЛП методом зомбирования с целью кого-то подчинить. Но изначально НЛП разрабатывался для других целей. Есть, например, человек, который хорошо что-то делает. И задача НЛП — в максимально короткий срок научить другого делать то же самое.

Я и сам это использовал. Когда-то наступил момент в жизни, когда я торговал-торговал, быстро изучил всякие стохастики и мувинги (7) и понял, что проблемы — в психологии. В мозгах. Я уперся в некий потолок. Создавал стратегию, просчитывал, убеждался, что она работает, но не мог себя заставить по ней торговать. На бумаге получается, а заставить себя не могу. Вот и стал работать с этими проблемами.

— Два раза зашел в рынок — два раза по стоп-лоссу зафиксировал убыток. Третий раз рука не поднимается в рынок заходить?

— Да. Или, например, пришел от стратегии сигнал на покупку, а цена резко полетела — и ты не находишь в себе силы купить дороже. Рынок идет еще выше, а ты сидишь как скала. Или, например, рынок идет против тебя, ты должен по «стопу» закрыться, но не сделал этого и вместо 3% потерял 30%. Мозги переклинивает в такие моменты — от этого нужно избавляться. Был у меня момент метаний. К Квейку (8) в ученики даже набивался. Он тогда сказал замечательную фразу о том, что скальп — это торговля сердцем, а механические системы — это торговля умом. Наверное, так и есть.



Эсквайр

— Когда начинаешь заниматься торговлей, важна поддержка родных и близких. Первые несколько лет, скорее всего, у тебя ничего не получится, и важно, чтобы жена, например, не нудела: где деньги, где деньги… Я такую поддержку получил в свое время. А знаю истории, где все происходило наоборот.

— Я на работу хожу как на праздник, воспринимаю ее как хобби.

— Я заметил, что жизнь или органична во всех своих проявлениях — на бирже, в личном плане, остальном. Или все идет наперекосяк. Если у человека не ладится в личной жизни, то и на бирже мало что получается.

— Гении, которые были одаренные в чем-то одном, из-за дисбаланса быстро сгорали. Моцарт умер в 37 лет.

— Из книг рекомендую почитать Джека Шваггера «Маги рынка». Впечатляюще мотивационная книга. Когда читаешь ее в первый раз, воспринимаешь ее как полухудожественную литературу. Но когда читаешь ее третий-пятый раз, понимаешь, что это не просто интервью: люди, с которыми он беседует, рассказывают о своей стратегии. Просто поначалу ты не готов это воспринять.

— Каждый, когда что-то видит, воспринимает только то, к чему готов.

— Реально зарабатывают либо скальперы, либо такие, как я, использующие механические торговые системы. Причем скальперов больше. Все остальное — Фибоначчи, крестики-нолики, игра на новостях, волны Эллиотта. Не знаю ни одного человека, который бы зарабатывал на этом. У фундаментальных трейдеров, наверное, что-то получается. Но там купил — и держишь, неизбежно что-то заработаешь.

— Нужно иметь очень сильное желание преуспеть в том деле, которым занимаешься. Настрой должен быть не такой — «пару месяцев потыркаю, попробую», а нужна установка, что «я лучший трейдер на планете».


Источник: «D`» №18 (81)/28 сентября 2009

Автор: Константин Илющенко, зам. главного редактора «D`»


6 Октября 2009 23:00
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний