От банковской стажерки до главного банкира планеты

I-42-2.jpg

Джанет Йеллен: от банковской стажерки до главного банкира планеты.


Беспрецедентное событие в истории мировых финансов — впервые за сто лет существования Федеральной резервной системы ее возглавит женщина. 67-летняя Джанет Йеллен выдвинута на этот пост президентом Бараком Обамой. В случае утверждения Сенатом она уже в будущем году сменит нынешнего главного банкира планеты Бена Бернанке.

 Миниатюрная дама с серебристой короткой шевелюрой и в строгих очках возглавит Федрезерв в один из драматических моментов. Америка проскользнула по самому краю дефолта, пусть и технического. И даже в отсутствие самой трагедии миссис Йеллен вполне способна спасти мир от катастрофы. Не от этой, так от следующей. И не только потому, что она, как напомнил Барак Обама, из Бруклина, выходцы из которого считаются в Америке людьми жесткими. Будущий глава ФРС принадлежит к кейнсианской экономической школе. По американским понятиям это почти что марксисты. Выступают за госурегулирование и обуздание рыночной стихии. Инструмент для этого один — печатный станок.


 Ее планида


 «Даже в период высшего подъема Британской империи королеве Виктории, созерцающей владения на всех пяти континентах, не могло присниться нечто подобное, — говорит директор вашингтонского Центра глобальных интересов Николай Злобин. — Королевы даже во сне не могли представить, чтобы их эдикты двигали мировую экономику так сильно и так драматично, как это делают сегодня решения Федерального комитета по операциям на открытом рынке, важнейшего подразделения ФРС».

 Власть главы американского Федрезерва действительно безгранична
. Особенно в периоды кризисов. А сейчас в мире финансов имеет место как минимум турбулентность, грозящая планетарным коллапсом. Проблема в так называемом потолке госдолга США. Даже при том, что на сей раз Штатам удалось избежать технического дефолта, его угроза никуда не исчезла. Госдолг не может расти бесконечно. И это прекрасно понимает финансовая бюрократия планеты. По информации агентства Bloomberg, на закрытом заседании МВФ и Всемирного банка главы центробанков ведущих стран уже обсудили возможный алгоритм действий на случай объявления о неплатежеспособности правительства США.

 Банкиры — люди практичные. То, что кажется обывателям форменным концом света, для них всего лишь потенциальный риск, от которого стоит застраховаться. Ответ на дефолт Америки будет ровно таким же, как в 2008 году на крах инвестиционного банка Lehman Brothers. Эмитенты резервных валют, то есть центробанки США, Евросоюза и Японии, начнут вливать в рынки дополнительную ликвидность. Расширят список залоговых инструментов. А на самый худой конец, начнут напрямую выкупать проблемные активы. Иными словами, будут тушить пожар деньгами, запустив печатный станок. Разница лишь в масштабах: долг Lehman Brothers на момент его краха превышал 300 миллиардов долларов. А вот Соединенные Штаты должны поболе — свыше 16,9 триллиона. Печатному станку впору задымиться.

 Джанет Йеллен как раз и является ведущим специалистом по эмиссионному финансированию экономики. Потому выбор Обамы был предрешен. Он оставляет после себя в наследство главу ФРС, которая не отдаст социальные завоевания демократов (особенно новый порядок финансирования здравоохранения) на растерзание «дикому капитализму».

 Но не следует думать, что место в истории, которое для госпожи Йеллен застолбили заранее, связано исключительно с аурой того кресла, которое она должна занять. Вовсе нет! Эта дама из тех, про кого говорят, что не место красит человека. Многие эксперты назвали ее «самым подготовленным и самым квалифицированным» претендентом на должность за всю вековую историю ФРС. «Президент вряд ли мог бы найти лучшего кандидата для этого исторического назначения», — считает Шейла Бэйр, недавно возглавлявшая ведомство по регулированию банковской системы США.

 Около 350 самых известных американских экономистов, включая Джозефа Стиглица и Алана Блайндера, подписали письмо в ее поддержку, отклонив кандидатуру первоначального фаворита, клинтоновского министра финансов Ларри Саммерса. В документе говорится, что Джанет Йеллен способна выслушивать разные точки зрения и привносить самые разные мнения в процесс выработки политических решений и что она ничем не обязана ни какой-то политической группе, ни лоббистам из бизнеса. Все это как раз относится к Саммерсу, имеющему теснейшие связи с Уолл-стрит и выступающему за свободу рыночной стихии.

 Йеллен — ученый. И, как всякий исследователь, отличается большей ясностью и прямотой суждений. Рубит правду-матку, невзирая на регалии и чины. Для ФРС это особенно редкое качество: в американском ЦБ привыкли к стилю дельфийского оракула. Главы ФРС обычно выражаются так, что понять их решительно невозможно. Причем не только простым смертным, но и коллегам-финансистам. Эти откровения требуют перевода со стороны специально обученных толкователей.

 Йеллен не такая. Даже будучи новичком в ФРС, она осмеливалась вступать в споры с мэтром американских финансов Аланом Гринспеном. Еще в 2005 году, руководя резервным банком Сан-Франциско, она стала первым официальным лицом, кто публично назвал ситуацию в секторе недвижимости «пузырем, который может причинить ущерб экономике». И это за два года до начала ипотечного кризиса! Не стеснялась отважная леди перечить и нынешнему своему боссу Бену Бернанке, хотя, по общему мнению, у них сложились нормальные рабочие отношения. Тем не менее в 2008 году, опять же первой, Йеллен объявила о начале рецессии, повергнув мировые рынки в шок и трепет.

 Словом, хорошо знающие ее люди убеждены, что если кто-то и готов к новым потрясениям, так это миниатюрная Джанет. «Она крепкий орешек», — уверена Лора Тайсон, глава группы экономических советников Белого дома в клинтоновской администрации.


 Ее семья


 Джанет Луиз Йеллен
родилась 13 августа 1946 года в не самом благополучном районе Нью-Йорка — Бруклине в еврейской семье. В школьные годы увлекалась математикой и антропологией. Однако подлинное свое призвание нашла в экономике. «Она прослушала первый цикл университетских лекций, и когда мы встретились на рождественских каникулах после первого семестра, — вспоминает подруга детства Сьюзан Гросарт, — она произнесла для меня чуть ли не часовую речь о том, почему экономика самая великая и лучшая из всех наук. Было очевидно, что это стало ее страстью».

 В 1977 году в столовой ФРС Джанет Йеллен столкнулась с таким же начинающим финансистом, как и она сама, — Джорджем Акерлофом. «Мы мгновенно понравились друг другу и решили пожениться, — рассказывал Акерлоф в одном из выступлений после получения Нобелевской премии в 2001 году. — Мы совпали не только характерами, но и взглядами на все то, что касается макроэкономики. Правда, она больший сторонник свободной торговли, чем я».

 Оба супруга исповедовали кейнсианство, то есть верили, что люди в рыночной экономике часто ведут себя иррационально, рынки функционируют несовершенно и вытекающие отсюда проблемы не поддаются самокорректировке. Для этого требуется вмешательство правительства.

 «Мы обожаем капитализм, — поясняла г-жа Йеллен в 2012 году, — но мы верим и в то, что он в какой-то мере имеет свои ограничители, которые оправдывают вмешательство государства в рынки, чтобы рынки работали». Акерлоф фокусируется на изучении поведения людей в условиях рынка — сравнительно новой дисциплине, соединяющей в себе элементы антропологии, социологии и психологии. Их общие друзья говорят, что муж — это фонтан разных идей, блестящих и так себе. Жена же — более строгий сосредоточенный исследователь и обладает способностью отделять зерна от плевел. «Это невероятно продуктивный союз», — подчеркивает экономист Дэвид Ромер, их коллега и давний друг в университете Беркли.

 По стопам родителей пошел и их сын Роберт, который уже сам преподает экономику в университете Уорика. Вероятно, начала экономической науки он усвоил еще за семейным столом, поскольку, как шутила мама: «Обед или ужин в нашем доме много богаче дискуссиями на экономические и политические темы, чем большинство людей может вынести».

 Джанет Йеллен владеет ценной коллекцией марок, доставшейся ей от матери и оцениваемой чуть ли не в 50 тысяч долларов, а также собранием камней и минералов, найденных еще в детские и юношеские годы и особой ценности, судя по всему, не представляющих. Ее личное богатство, по разным оценкам, составляет 5—15 миллионов долларов, что заметно больше, чем у Бернанке (1,1—2,3 миллиона).


 Ее кредо


 Несмотря на все восторги истеблишмента по поводу Йеллен, нельзя сказать, что сенатские слушания по ее утверждению на должность главы ФРС — пустая формальность. У нее есть и критики, и недоброжелатели — как среди коллег, так и особенно среди законодателей-республиканцев. Связано это прежде всего с тем, что в финансовой политике она не ястреб, а скорее голубь. То есть готова примириться с некоторым ростом инфляции ради экономического роста и, следовательно, снижения безработицы до максимально низкого уровня. Ее кредо — «Влияние безработицы на душевное и физическое состояние трудящихся, на их семьи и на их детей просто ужасно» — звучит для некоторых чуть ли не социалистическим лозунгом.

 Боб Дженджах из американского подразделения инвестиционного гиганта «Номура груп» говорил, что один из клиентов заявил ему несколько недель назад: «Только Карл Маркс, если бы он управлял миром, назначил бы Джанет Йеллен руководить Федрезервом». Коллега по ФРС Ричард Фишер, председатель федерального резервного банка Далласа, тоже не отстает: «Ее политика неправильная, но она чертовски милая, порядочная и славная женщина».

 Серьезные сомнения уже прозвучали и на Капитолийском холме. Сенатор-республиканец от Теннесси Боб Коркер заявил, что в 2010 году он уже голосовал против назначения Йеллен на позицию номер два в ФРС из-за ее «голубиных» взглядов и не чувствует, чтобы в ее воззрениях что-то поменялось.

 И все-таки подавляющее большинство наблюдателей уверено, что Сенат, как здесь любят выражаться, «сделает историю» и выберет Джанет Йеллен королевой мировых финансов. Нет сомнений и в том, что преемственность нынешнего курса Бернанке сохранится. «Я бы не ждала в ближайшем будущем каких-то особенно серьезных инициатив от ФРС под руководством доктора Йеллен, — заявила газете «Уолл-стрит джорнэл» Кристина Ромер, руководитель группы экономических советников в первый президентский срок Обамы. — Она была и остается ключевым архитектором нынешнего курса, и я жду его продолжения».

 Что ж, печатный станок всех рассудит.









Автор: Николай Зимин
Источник: журнал
Итоги

28 Октября 2013 09:58
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний