Система интенсивной терапии

rts77.jpg

РТС при поддержке брокеров готовится вдохнуть новую жизнь в фондовый рынок.


В ближайшие месяцы структура российского рынка акций может серьезно измениться — если некоммерческому партнерству РТС удастся внедрить свою новую разработку. Напомним, что в ноябре прошлого года НП РТС, не вошедшее в сделку по продаже РТС Московской бирже, обнародовало планы по созданию межброкерской торговой системы. Проект поддержали пять российских брокеров: БКС, «Финам», ITinvest, БД «Открытие» и «Алор». К реализации планов бывшие собственники РТС подошли с энтузиазмом: сегодня межброкерская система, получившая название Best Execution, уже работает в тестовом режиме, в ближайшие месяцы начнется ее опытная эксплуатация. Доли в системе распределены так: 75% принадлежит НП РТС, по 5% у каждого из пяти брокеров-участников.


В погоне за лучшей ценой


Межброкерские торговые системы
(так называемые ECN — Electronic Communication Network) — явление для зарубежных фондовых рынков не новое. Логика тут простая: если клиент одного брокера хочет продать, а клиент другого брокера купить ценные бумаги и заявленная цена устраивает обоих, осуществить сделку можно и без участия биржи. Best Execution работает по похожей схеме, но есть два важных отличия. Первое: во главу угла ее создатели ставят принцип исполнения клиентской заявки по наилучшей цене. «Сегодня совершить сделку по наилучшей цене очень сложно, — рассказывает Роман Горюнов, президент НП РТС. — Клиенту брокера приходится следить за двумя-тремя площадками, где он может получить лучшую цену, пытаться угадывать. И то не факт, что все сложится: рынок всегда может убежать, а клиент физически не успеет выбрать приемлемую котировку». При работе с Best Execution трейдеру не надо будет заботиться о том, где получить лучшую цену. «За него это делает брокер, предоставляя ему агрегированную ликвидность из всех возможных пулов», — объясняет Горюнов.

Важный вопрос: что это за пулы? Сегодня по умолчанию основной объем торгов ведется на Московской бирже, здесь же сосредоточена практически вся ликвидность российского фондового рынка. Теперь к ней присоединится Санкт-Петербургская биржа, в которой НП РТС владеет долей в 19,9%. Дело в том, что основатели Best Execution решили не идти по пути создания полностью внебиржевой системы — и это второе отличие их детища от традиционных ECN. Это логично: биржа, особенно после введения центрального контрагента, является гарантом исполнения сделок, при внебиржевой же торговле такой гарант отсутствует.

Сейчас на санкт-петербургской площадке торгуются только акции «Газпрома», в дальнейшем к ним присоединятся и другие бумаги (на первом этапе — десяток «голубых фишек»). Ликвидность на Санкт-Петербургской бирже обеспечат маркетмейкеры: их задачей будет поддерживать котировки бумаг и самые узкие спреды. Таким образом, клиенты брокеров получат так называемый агрегированный стакан, составленный из котировок Московской и Санкт-Петербургской бирж. «После получения заявки от клиента брокер без задержек находит встречное предложение между клиентами брокеров — участников системы и, возможно, такое предложение, которое по цене лучше, чем на Московской бирже, — рассказывает Максим Позняк, заместитель генерального директора БД “Открытие”. — Если такое предложение находится, то сделка сводится на Санкт-Петербургской бирже. В противном случае — исполняется на Московской бирже». Возможно и смешанное исполнение: часть объема на Московской, часть — на Санкт-Петербургской бирже.

Разработка РТС важна тем, что сделана попытка подстегнуть умирающую ликвидность на российском рынке акций. Сегодня на нем неуклонно снижаются и обороты, и активность инвесторов. Это вводит рынок в замкнутый круг: чем меньше глубина, тем больше отток игроков, чем больше отток — тем меньше глубина. Поставить маркетмейкеров на Санкт-Петербургской бирже и заставить их обеспечивать и наращивать ликвидность в такой ситуации — правильная идея, и она может сработать.

32423_3.jpg

32423_4.jpg

Еще одна важная особенность Best Execution: работать через нее не смогут трейдеры, использующие торговых роботов, подключенных напрямую к серверу биржи (так называемые HFT-трейдеры). Это сделано для удобства простых инвесторов. Время реакции HFT-трейдеров отличается на два порядка от реакции тех, кто «торгует руками»: единицы миллисекунд против сотен миллисекунд. К тому же эти трейдеры используют программы, позволяющие им работать с несколькими стаканами. В результате многим простым инвесторам становится тяжело торговать: HFT-трейдеры изначально строят свои стратегии на том, чтобы опередить обычных игроков, ухудшая таким образом возможности исполнения их ордеров. Торгуют они, как правило, небольшими лотами, в результате чего сделки мельчают, а ликвидности становится меньше. Best Execution эту проблему решает: дополнительную ликвидность, обеспечиваемую маркетмейкерами на Санкт-Петербургской бирже, будут получать клиенты, подключенные к биржевым площадкам только через брокерские системы.


Зачем это брокерам


Естественно, Best Execution сулит выгоду и брокерам-участникам (в РТС надеются, что их число будет увеличиваться). В последние годы многие российские брокеры оказались в весьма непривлекательной ситуации: с клиентами они все больше работают не как посредники, а как поставщики прямого доступа на биржевую площадку. Эта бизнес-модель сама по себе не высокомаржинальна, а конкуренция заставляет постоянно демпинговать, снижая комиссионные сборы. Добавим к этому еще и стагнацию клиентской базы, вызванную не только снижением интереса к фондовому рынку, но и засильем HFT-трейдеров.

«Сегодня брокеры не до конца выполняют свою главную задачу: обеспечить клиенту возможность купить или продать ценную бумагу по наилучшей для него цене, — полагает Роман Горюнов. — По сути, они превращаются в телеком-провайдеров. Так что участники Best Execution просто возвращаются к своему первоначальному предназначению, только на современном технологическом уровне. Ведь в чем задача брокера? Получить ордер от клиента и исполнить его по наилучшей цене». Предполагается, что это даст брокерам, подключенным к BE, конкурентное преимущество.

Но более очевидный плюс для брокеров — участников Best Execution — возможность снизить издержки за счет биржевых комиссий. Ведь если клиентская сделка будет регистрироваться на Санкт-Петербургской бирже, платить комиссию брокер будет ей. Размеры сборов на Санкт-Петербургской бирже пока что не раскрываются. Но логично предположить, что будут они довольно комфортными: ведь брокерам придется еще отчислять фиксированную плату в саму систему. «Как и любое юридическое лицо, Санкт-Петербургская биржа должна получать доход, — резюмирует Максим Позняк. — Эту задачу мы решим, так же как и другие — например, чтобы брокеры выживали в голодное время». И признается, что Московская биржа может потерять в плане комиссии.


Расшевелить биржу


При всем этом неудивительно, что для Московской биржи запуск Best Execution не самая лучшая новость. Мало того что она потеряет на комиссиях, так еще и без того стагнирующими торговыми оборотами по акциям придется делиться с новоявленным конкурентом. На пятерку брокеров, принявших участие в создании системы, приходится львиная доля торгового оборота: ежемесячно они обеспечивают сделок по акциям как минимум на 500 млрд рублей (а весь объем торгов акциями по итогам июля 2013 года составил около 630 млрд рублей). Логично предположить, что большинство этих сделок заключается между клиентами брокеров — участников Best Execution.

Пока, по словам участников рынка, НП РТС и Московской бирже не удается наладить конструктивный диалог. «Повысить ликвидность российского рынка акций может его концентрация, а не размывание ликвидности между биржевым рынком и пулами темной ликвидности», — объяснили в пресс-службе Московской биржи.

Представители биржи на страницах СМИ напоминали РТС про соглашение о неконкуренции, подписанном после объединения бирж. Однако здесь к НП РТС не придраться. «НП РТС является стороной соглашения о неконкуренции, которое было подписано в рамках процесса присоединения ОАО РТС к ММВБ, — рассказывает Роман Горюнов. — НП РТС трепетно соблюдает взятые на себя обязательства, не конкурирует и не собирается конкурировать с Московской биржей. В рамках проекта Best Execution мы создаем технологическую платформу для брокеров — а это вообще не про биржу. Мы выступаем технологическим партнером проекта, осуществляем юридическое сопровождение и являемся модератором в переговорах участников рынка».

В отношении межброкерской системы у РТС весьма масштабные планы. В дальнейшем список торгуемых инструментов планируют расширить на облигации и деривативы, а также подключить к системе еще одну площадку — лондонскую LSE. Теоретически это может еще больше усилить отток ликвидности с Московской биржи.

«Мы ожидаем, что биржа не останется безразличной, — признается Максим Позняк. — Нас вообще пугает монополизм. Межброкерская торговая система — это наше средство борьбы с монополией».

Упрекнуть биржу в безразличии действительно нельзя. Не дожидаясь старта BE, она предложила брокерам, совершающим сделки между своими клиентами вне площадки, послабления в тарифной политике. «Чтобы стимулировать брокеров исполнять такие сделки на бирже, мы с начала года предложили участникам тарифные планы, по которым они получают 50-процентный возврат комиссии по таким сделкам, — рассказали “Эксперту” в пресс-службе биржи. — Все крупные розничные брокеры выбрали именно такие тарифные планы». На днях биржа также объявила о планах по поддержке своего нового рынка Т+2: до конца 2013 года брокеры, активно торгующие на этом рынке, смогут получать назад 60% комиссий, уплаченных бирже.          







Автор: Яковенко Дмитрий
Источник: «Эксперт» №32 (862)

14 Августа 2013 18:54
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний