Закон об инсайде

Пока депутаты дописывают закон об инсайде, торговля информацией приносит миллионы долларов чиновникам и бизнесменам


За все время существования российского фондового рынка за манипулирование информацией наказали только одного человека. Это бывший руководитель межрегиональной налоговой инспекции №7 Алексей Климов. В конце 2004 года стало известно, что возглавляемая им налоговая инспекция выставила претензии к «Вымпелкому» на 4,4 млрд рублей. В разгаре было дело ЮКОСа, все гадали, кто будет следующим, и акции «Вымпелкома» рухнули на 30%. Кто-то на этом мог хорошо заработать. Через две недели Климов уволился по собственному желанию, но никто не сомневался, что его заставили уйти в связи с «Вымпелкомом».


15 октября в США арестовали Раджа Раджаратнама, уроженца Шри-Ланки, миллиардера, который входит в Топ-300 самых богатых американцев. Обвинение утверждает, что Радж заработал на инсайде около $20 млн. Ему грозит до 200 лет тюрьмы, его подельникам - до 20 лет. В России аналогичный закон разрабатывали с 1999 года, в апреле, наконец, он был принят в первом чтении, да так с тех пор и застрял в Думе. Пока второе чтение закона назначено на декабрь. А пока закон не принят, отечественные инсайдеры, в отличие от неудачливого миллиардера Раджаратнама, продолжают зарабатывать миллионы без каких-либо последствий.


На прошлой неделе в России разгорелся громкий скандал. На рынке сразу и не вспомнят, когда один представитель государства открыто обвинил другого в служебном злоупотреблении. Совет директоров «Связьинвеста» рассмотрел письмо своего председателя Леонида Реймана о спекуляциях с ценными бумагами, которые проводит председатель правления компании Евгений Юрченко.

С начала лета этого года государственные компании связи - «Связьинвест» и «Ростелеком» - стали естественными источниками инсайда. Дело в том, что государство планирует провести реформу отрасли и влить «дочки» «Связьинвеста» в «Ростелеком». Топ-менеджеры этих двух компаний не могут не быть в курсе этих планов и, главное, могут знать, в каких пропорциях будут обмениваться акции всех этих госкомпаний. Знание этих деталей позволяет понять, как будет меняться стоимость ценных бумаг «Ростелекома», «Связьинвеста» и семи его «дочек»: хорошие новости будут толкать их вверх, плохие - вниз.

Глава «Связьинвеста» активно торговал акциями «дочек» по крайней мере последние три месяца. Еще летом он объяснял на телевидении, что покупает акции предприятий связи, чтобы интересы государства и его личные полностью совпадали, и это «Связьинвесту» пойдет на пользу. К этому моменту Юрченко уже купил акции семи дочерних компаний примерно на 880 млн рублей.

В Федеральной службе по финансовым рынкам (ФСФР) заявили Newsweek, что у них нет информации о структуре портфеля Юрченко и его операциях с ценными бумагами. Чтобы поймать Раджа Раджаратнама, американские следователи по просьбе фондового регулятора прослушивали его телефонные разговоры, а ФСФР жалуется, что возможностей провести такое расследование у нее нет.

Используя открытые, всем доступные источники, Newsweek составил структуру портфеля Евгения Юрченко. Глава «Связьинвеста» купил акции именно тех компаний, которые росли быстрее всех, не покупая при этом обыкновенные акции «Ростелекома», которые потом подешевели. И заработал за три месяца почти 582 млн рублей. Фондовый рынок в это время рос, но не такими темпами. Отраслевой индекс «телекоммуникации» на бирже ММВБ вырос всего на 37%. А акции в личном портфеле гражданина Юрченко - на 40–120%. Доходность его портфеля составила 66% на вложенный капитал за три месяца, или 660% годовых (по формуле сложного процента). «Я никак не могу прокомментировать, правильно или нет вы провели подсчет», - ответил Newsweek директор департамента внешних коммуникаций «Связьинвеста» Игорь Пшеничников.


На инсайде стоял и стоять будет российский фондовый рынок
, уверены его участники. Про проблему инсайда заговорили чуть более 10 лет назад, когда после дефолта 1998 года Генпрокуратура обвинила некоторых банкиров в том, что они, зная о грядущей катастрофе, заранее избавились от большей части своих пакетов ГКО. Тогда и начали писать закон об инсайде.

Но закон так и не появился, а спекулянты все также получали утечки из Белого дома и неплохо на них зарабатывали. Владимир Цупров в 2003 году работал в Национальном банке развития. Тогда весь рынок ждал, что России будет присвоен инвестиционный рейтинг. Цупров утверждает, что еще за два дня до принятия решения на рынке пошло движение: люди, получившие утечку, стали скупать российские евробонды. За несколько часов до того, как эта новость была объявлена, Цупрову уже звонили брокеры с вопросом: «Ты что, не в курсе?» Поскольку весь рынок узнал новость заранее, российские еврооблигации, наоборот, слегка упали в цене, после того как новость была объявлена.

Тогда же выяснилось на практике, что такое словесная интервенция. В 2002 году начальник столичной налоговой полиции Виктор Васильев заявил, что на руководителей «Газпрома» могут быть заведены уголовные дела за уклонение от уплаты налогов. За день акции «Газпрома» подешевели на 8,3%. На следующий день тогдашний руководитель Васильева Михаил Фрадков все опроверг, но кто-то уже успел заработать.

А в конце декабря 2003 года замминистра по налогам и сборам Игорь Голиков в письме на имя генпрокурора Владимира Устинова обвинил ЮКОС в неуплате налогов на сумму более 150 млрд рублей. Письма никто не видел, но пошли слухи, и только на них акции ЮКОСа подешевели за три дня на 12,5%. В январе 2004 года ЮКОС даже подал иск на Голикова о защите чести, достоинства и деловой репутации, но события развивались стремительно, и вскоре иск был отозван - стало не до него.

Сегодня самый распространенный инсайд состоит в том, что топ-менеджер компании сливает информацию игроку на рынке. А тот совершает операции. Определить, что происходит на самом деле, бывает крайне сложно. Например, 27 августа угольная компания «Белон» не смогла расплатиться по облигациям. Естественно, они подешевели. Потом кто-то стал покупать облигации «Белона», и они снова выросли до 90% от номинала. А потом пришла новость, что Магнитогорский меткомбинат собирается полностью купить компанию «Онарбэй», владеющую 83% акций «Белона». Стоимость облигаций сразу выросла до 100%. Получается, что этот кто-то заработал на долгах компании не меньше 11% за две недели.

Другой случай - странности с облигациями НПО «Сатурн». До последнего времени это была совершенно мертвые бумаги. Но кто-то вдруг стал скупать их. А потом стало известно, что банк ВТБ выдает «Сатурну» кредит 7,5 млрд рублей и тот сможет расплатиться по облигациям. На рынке полагают, что покупатель был связан с банком, а в ВТБ какое-либо участие в сделках с облигациями отрицают. «Информация о том, что “ВТБ Капитал” якобы выкупил с рынка с дисконтом облигации НПО “Сатурн”, зная о грядущем кредите в 7,5 млрд рублей, не соответствует действительности», - говорит руководитель департамента торговых операций «ВТБ Капитал» Виталий Бузоверя.

Что-то похожее произошло, видимо, с компанией «Моссельпром». В конце ноября прошлого года она объявила, что не сможет погасить облигации и выплатить купон 12 декабря. После этого она предложила обменять свои облигации на новые пятилетние облигации. Котировки долгов «Моссельпрома» упали до 49% от номинала. И кто-то стал скупать эти безнадежные долги. На рынке подозревают, что это был сам «Моссельпром» или аффилированные с его акционерами лица - 12 декабря он выплатил купон по облигациям и погасил их. «Моссельпром физически не мог осуществлять скупку, потому что такого объема денег в агропромышленной компании просто нет. Это скорее какие-то финансовые организации, которые могли знать о возможном кредитовании «Моссельпрома», - рассказал член совета директоров «Моссельпрома» Михаил Черенов.

ФСФР надеется, что закон об инсайде будет принят в следующем году, и тогда за злоупотребления такого рода можно будет наказывать. «Сегодня нормативно не определено, что есть инсайдерская информация, каковы ограничения ее использования, то есть сейчас эти действия не являются нарушением», - говорит депутат Лиана Пепеляева, которая отвечает за доработку закона в Госдуме.

Но участники рынки, разумеется, боятся, что закон не только не решит их проблем, но и добавит новых. Расследование будет проводить непонятно кто и непонятно как, а наказание будет крайне серьезным, говорит один из трейдеров. «Уголовная ответственность за инсайд может подействовать на рынок угнетающе. Некоторые игроки просто будут бояться совершать сделки», - считает председатель правления НАУФОР Алексей Тимофеев. Один из брокеров на условиях анонимности добавляет: государство этот закон будет использовать как оружие против тех, кто ему не нравится.



Источник: runewsweek.ru
Авторы: Алексей Савкин, Денис Панасюк


26 Октября 2009 00:10
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний