Банки - монолайнеры

Судьба специализированных банков – монолайнеров – примерно одинакова. Быстрый рост и дальнейшая дилемма: потеря самостоятельности или диверсификация.


Еще так недавно идея банков-монолайнеров казалась блестящей. Растущие рынки частного кредитования, потребительский бум и прекрасная макроэкономика быстро давали акционерам специализированных банков щедрые дивиденды и бизнес двузначной маржи. Однако, кажется, праздник окончательно подошел к концу и для многих настало время выбора: либо продаться крупному игроку, либо стать универсальным банком. Выжить в одиночку теперь почти невозможно.

Когда в 1999 году миллиардер Рустам Тарико создал банк «Русский стандарт», который стал первым в новейшей истории страны банком, специализирующимся только на потребительском кредитовании, многие банкиры смотрели на затею скептически. Через некоторое время оказалось, что Тарико нашел серьезную тему, в которую поспешили залезть многие. В 2000-х потребительское кредитование приобрело репутацию одного из наиболее доходных видов банковского бизнеса, и в 2002 году к «Русскому стандарту» присоединился Хоум кредит энд Финанс банк, с 2004 года заработал банк «Ренессанс Капитал». Это были почти полноценные монолайнеры. В 2007 году был запущен карточный ТКС-банк, а следом – банк «Финсервис», который можно назвать «моносетевым», поскольку его офисы располагались в супермаркетах «Седьмого континента». Последний заметный проект – банк на основе сотового ритейлера «Связной».


Риски проявляются.


Важнейшая проблема «розничных» монолайнеров заключалась в том, что они специализировались на активных операциях и у них «хромала» пассивная часть. По мнению экспертов, наличие дешевых ресурсов, как правило, предоставленных акционерами, часто иностранными,  было обязательным условием успеха нишевых проектов.

Вторую проблему, с которой столкнулись нишевые банки, можно было предсказать заранее: отсутствие диверсификации предполагает высокие риски. Пока экономика находилась в фазе роста, это было терпимо, теперь же риски «проявились». По данным Bankir.ru, просроченная задолженность в «Русском стандарте» на начало осени составила 17,7% от потребительского кредитного портфеля, в «Хоум кредите» – 24%, в банке «Финсервис» – 36,7%, а в «Ренессанс Капитале» – более 40%. Высокий уровень просрочки в «Финсервисе» и «Ренессанс Капитале» привел к тому, что оба банка демонстрировали убытки. В ТКС-банке уровень просрочки всего 5,3%.

 «Проблемы, с которыми столкнулись монолайнеры в кризис, можно проследить на примере банка «Финсервис», благополучие которого зависит от продаж «Седьмого континента», – комментирует заместитель генерального директора «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Верников. – Поэтому, когда объем потребительских кредитов, выдаваемых в сети, уменьшился, банк начал испытывать трудности». В итоге «Седьмой континент», первоначально владевший только блокирующим пакетом акций банка, в середине нынешнего года целиком выкупил «Финсервис». Комментируя эту сделку, директор Центра экономических исследований МФПА Сергей Моисеев отмечал в одном из интервью: «Офисы начали закрываться, а банкоматы – простаивать... Вряд ли кто-либо горел желанием купить умирающий банк. Единственная заинтересованная сторона – «Седьмой континент», поскольку бизнес банка тесно связан с этой сетью».


Предали идею.

Ответом банков на вставшие перед ними вызовы стал отход от нишевой модели бизнеса. Практически все финансовые организации снизили долю потребительского кредитования в своих активах. Первым – еще до кризиса – это сделал «Русский стандарт», у остальных снижение произошло в течение последних двух лет. Сильнее всех снижение наблюдается у банка «Финсервис»: если на начало 2009 года потребительские кредиты составляли больше половины активов банка, то к началу нынешней осени они не достигают и пятой части.

Бывшие монолайнеры начали охоту за депозитами, для чего стали наращивать филиальные сети. В середине года «Ренессанс Капитал» купил у Барклайс банка 12 отделений. ХКФ-банк объявил о программе открытия 42 классических офисов. «Мы завершили переход от монолайнера, специализирующегося на товарных кредитах в партнерских сетях, к универсальному розничному банку с многочисленными отделениями по всей стране и широкой продуктовой линейкой», – заявил в октябре председатель правления ХКФ-банка Иван Свитек.
«Как правило, если «монобизнес» складывается не очень удачно – то есть риски несопоставимы с реальной доходностью, банк уходит в сторону универсального банкинга.

Пример тому показали «Русский стандарт» и Хоум кредит энд Финанс банк, которые вначале имели стратегию экспресс-кредитования физических лиц, однако, оценив риски в этом сегменте, вынуждены были ее изменить, – прокомментировала председатель правления – Флексинвест Банка Марина Машурис. – «Тинькофф. Кредитные системы» показал другой пример: не бросив своей направленности по кредитным картам, ввел в действие дополнительную услугу – депозиты – позволяющую подкрепить развитие основного направления». Впрочем, ТКС-банк, едва для этого появилась возможность, вернулся к практике заимствования средств на долговом рынке. «В 2008–2009 годах рынок оптовых заимствований был, по сути, закрыт, в связи с этим банк запустил программу вкладов частных лиц и привлек более 3,5 млрд рублей, – заявил «Ф.» вице-президент банка Олег Анисимов. – Но в середине 2010 года ситуация на оптовом рынке резко изменилась. ТКС-банк уже разместил два выпуска облигаций на 3 млрд рублей». ТКС-банк не останавливает то, что облигации приходится размещать с высокой доходностью (дебютный выпуск биржевых облигаций был размещен по цене 91,55% от номинала при ставке первого купона 14,22%). Как отмечает заместитель начальника аналитического отдела агентства «Инвесткафе» Александра Лозовая, пока банку удается развиваться за счет агрессивной процентной политики: эксперты оценивают стоимость фондирования банка до 20% годовых, а доходность по кредитам (реальные эффективные ставки) – около 70% годовых».


Лишенные самостоятельности.


Наряду с нишевыми розничными банками в России существует определенное количество ипотечных монолайнеров. К их числу относятся такие банки, как «Мой Банк. Ипотека», «Ресо Кредит», «Дельтакредит», Городской ипотечный банк и другие.

Ни один из этих банков в ходе кризиса не разорился, поскольку практически все они – не самостоятельные бизнес-единицы, а структурные ипотечные подразделения финансовых групп. «Эта выделенность банковской структуры позволяет собирать узких специалистов очень высокого уровня и практически беспредельно совершенствоваться в выбранном секторе, – считает руководитель практики по работе с компаниями финансового сектора КПМГ в России Александр Соколов. – Кроме того, экономические показатели выделенного банковского бизнеса становятся более прозрачными и очевидными, позволяя, таким образом, своевременно выделять проблемные зоны и вырабатывать эффективные управляющие воздействия».
«Критически важное условие эффективного существования ипотечных банков – возможность рефинансировать портфели в процессе роста, – говорит президент Первого республиканского банка Людмила Лебедева. – У нас же многие из упомянутых ипотечных банков были созданы незадолго до кризиса или прямо накануне. Именно поэтому сегодня их практически не видно и не слышно – нет длинных денег, кроме государственных, нет возможности рефинансировать портфели, нет развития».

Пожалуй, единственным ипотечным банком, находившимся вне универсальной банковской группы, был Городской ипотечный банк, собственником которого до середины года являлся инвестбанк Morgan Stanley. Однако в середине года ГИБ был продан благовещенскому банку Игоря Кима «Восточный экспресс», в последнее время активно скупающему небольшие кредитные организации. Накануне сделки активы ГИБа уменьшились в четыре раза, а кредитный портфель был полностью свернут. Так что «Восточному экспрессу» досталась, в сущности, только инфраструктура. По мнению Александры Лозовой, поглощение банка «Восточным экспрессом» приведет к созданию универсальной банковской группы, в которой ГИБ, видимо, продолжит специализироваться на ипотечном кредитовании.

Банк «Ресо Кредит» с начала кризиса примерно на треть уменьшил свой портфель кредитов населению, а большую часть активов перевел в ценные бумаги. В то же время крупнейший из и российских ипотечных банков «Дельтакредит» (дочка Societe General) продолжает заниматься ипотекой, кредиты населению составляют около 67% его активов, хотя развитие банка происходит не очень высокими темпами.


С колес.


Еще одна очень специфическая группа монолайнеров – банки, создаваемые автомобильными концернами для кредитования покупателей машин. В России уже действует полдюжины подобных банков: БМВ-банк, Мерседес-бенц Банк Рус, Тойота-банк, Банк оф Токио-Мицубиси ЮЭфДжей (Евразия), Банк ПСА Финанс Рус, Фольксваген Банк Рус. Динамика их бизнеса целиком связана с динамикой продаж автомобилей. И как только в этом году дела автодилеров пошли вверх, дела их банков пошли сразу в таком же направлении. Например, за 8 месяцев БМВ-банк увеличил свой кредитный портфель на 67%, а Тойота-банк – на 82%. Банк «ПСА Финанс Рус» начал свою деятельность только со второй половины года и развивается, удваивая показатели каждый месяц. Прибыльность всех этих проектов невысокая, но просрочки и убытков тоже вроде бы не наблюдается. «Эти банки фондируются за счет одноименных автомобильных концернов, а их конечная цель не получение прибыли, а поддержка спроса именно на автомобили», – отмечает вице-президент банка «Интеркоммерц» Александр Турсков.


Они есть – их нет.


Российский опыт показывает, что банки-монолайнеры в полном смысле этого слова являются довольно сомнительной моделью бизнеса. Успешно развиваться они могут при одном условии: наличии мощной материнской структуры, решающей проблемы фондирования, например, за счет иностранного капитала. В частности, довольно стабильно развиваются в России монопроекты в сфере автокредитования, но автопроизводители снабжают свои банки и ресурсами, и клиентурой.

Ипотечные банки развиваются только как подразделения банковских групп. Что касается розничных монолайнеров, то все они так или иначе двинулись в сторону универсализации. Единственным проектом, который «держится» за узкую специализацию, является ТКС-банк, который обеспечивает прибыль за счет высокого уровня процентных ставок. Для России проект пока является беспрецедентным. Правда, и он когда-то должен стать частью чего-то большего. Во всяком случае, его владелец Олег Тиньков писал в «Ф.»: «Чудес не бывает: надо покупать специализированного игрока. Когда ты сфокусирован на одном бизнесе, доля рынка растет быстрее. Команда заточена под эти процессы. В больших коммерческих банках это невозможно: они стабильные, «толстые». Но могут помочь специализированным игрокам с ресурсами. Как правило, все эти монолайнеры испытывают проблемы с фондированием на любом уровне».
Среди проектов последнего времени к розничным можно было бы отнести проект «Связной банк», опирающийся на сеть салонов связи. Но этот банк, хотя и ориентируется на физических лиц, пока не собирается делать потребительское кредитование своей узкой специализацией.

«Представляется, что монолайновые банки могут эффективно осуществлять деятельность только при благоприятной обстановке в финансово-экономической сфере и наличии недорогих ресурсов для кредитных проектов, – считает Нелли Хрыкова, начальник управления развития Банка БФА. – В условиях неопределенности дальнейших перспектив, уменьшения совокупного дохода, снижения потребительского спроса эффективность продаж будет снижаться, а прибыльность монолайнового бизнеса окажется под угрозой. После 2008 года многие монолайновые банки переходят к универсализации бизнеса, расширяя линейку продуктов. Некоторые банки приобретены более крупными финансовыми структурами с целью построения на базе монолайнового проекта нового или расширения существующего. Вероятно, появление новых, специализирующихся исключительно на одном продукте банков станет возможным при окончательном преодолении всех последствий экономического кризиса». В итоге, путь для появления новых «монолайнеров» совсем не закрыт, но и новые ниши пока не разработаны. Тем более, что из 100%-х монолайнеров остался лишь ТКС. Вопрос лишь в том, кто решится на такой риск. Смельчаков пока не много.



Источник: журнал Финанс
Автор: Константин Фрумкин