До второго нашествия

2kriz-f02_640.jpg

Количество проблемных банков в российской финансовой системе свидетельствует: если это еще не кризис, то он на пороге. Главная причина в том, что в стране слишком много кредитных организаций, имеющих универсальную лицензию.


Центробанк впервые в истории за один день лишил лицензии сразу три банка из топ-150 по размеру активов: Банк проектного финансирования, Инвестбанк и Смоленский банк. А на памяти еще и «Пушкино», и Мастер-Банк, спровоцировавшие турбулентность на рынке. Когда за короткий промежуток времени с дистанции сходит одно кредитное учреждение — это рутинное банкротство. Когда с десяток в течение двух месяцев — это уже напоминает банковский кризис. И причины вовсе не в очередной кампании по борьбе с отмыванием и обналичкой в отдельно взятых структурах. Все куда банальнее. Слишком уж много в России развелось левых учреждений, именующих себя банками. Дыры в их балансах говорят о том, что в новом году чистка продолжится со страшной силой. Путин в послании Федеральному собранию уже предложил ввести уголовное наказание для банкиров, предоставляющих недостоверные сведения о реальном положении своей организации. Лиха беда начало...


 Тактика набега


 Run on the bank («набег на банк») — устоявшийся термин. Именно он точнее всего описывает классический банковский кризис. Согласно Энциклопедии банковского дела и финансов это массовый наплыв клиентов в банк с целью одномоментного изъятия вкладов. Спровоцировать набег может неосторожное заявление официального лица, запущенный кем-то слух и даже отзыв лицензии у совсем другого кредитного учреждения. После набега вкладчиков пойти на дно может любой, даже самый устойчивый банк. В нашем случае речь как раз и идет о классическом набеге. По Интернету гуляют черные списки кредитных структур, у которых якобы вот-вот будут отозваны лицензии и начата процедура банкротства.

 Глава ЦБ Эльвира Набиуллина сетует, что, кроме черных списков, осуществляется еще и СМС-рассылка с ложной информацией. Слухи слухами, но дыма без огня, как известно, не бывает. Для нервозности у вкладчиков достаточно поводов.

 «Ежегодно с рынка уходит примерно 20 кредитных организаций. В 2009 году — даже 43. Причины разные: у кого-то силенок не хватает, кто-то проводил рискованную кредитную политику, а кто-то увлекся рискованными и даже незаконными операциями», — признает президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.

 Так что количество потенциальных банкротов, особенно в регионах, исчисляется уже не единицами и не десятками. К названным выше можно добавить, например, челябинский банк «Ураллига», иск о признании которого финансово несостоятельным ЦБ подал 2 декабря. Аналогичная процедура начата и в отношении тульского банка «Первый Экспресс». В этом же перечне значится самарское кредитное учреждение «Солидарность», временное управление которым передано Агентству по страхованию вкладов. За несколько дней до отзыва лицензии Инвестбанк начал испытывать трудности в исполнении обязательств перед клиентами. До часа «Х» приостановил работу и Смоленский банк. В самом банке говорят, что он пал жертвой Мастер-Банка: пластиковые карты, выданные Смоленским, обслуживались с помощью его процессинга.

 У самого Мастер-Банка формально лицензия была отозвана за систематическое нарушение банковского законодательства и предоставление регулятору недостоверной отчетности. Причем дыра в балансе возникла не сейчас, а средства из банка начали выводить еще в сентябре. Возникший кассовый разрыв в первую очередь был связан с выдачей кредитов аффилированным лицам по льготным ставкам, а также с разницей между срочностью погашения кредиторской и дебиторской задолженности банка. Ведь вкладчик (если это физлицо) по закону может забрать свои деньги в любой момент. А вот востребовать кредит у заемщика раньше срока невозможно. Так вот, у того же Мастер-Банка 82 процента средств, находившихся на депозитах, принадлежали физическим лицам и только 18 процентов — юридическим. При этом 83 процента всех кредитов было выдано компаниям.

 Другой вопрос: нужно ли было Центробанку ущемлять права добросовестных вкладчиков и клиентов банка? Ведь в случае обнаружения признаков «отмыва» можно возбудить уголовное дело, отстранить менеджмент, ввести временную администрацию, провести процедуру санации... Так происходило уже не с одним банком. Но нас в данном случае должно волновать другое: Мастер-Банк — далеко не единственный, кто именно за счет массового привлечения депозитов физических лиц выдавал кредиты лицам юридическим.

 Несоответствие срочности и доходности банковских пассивов и активов, то есть ситуация, когда возвращать деньги вкладчикам приходится раньше, чем банк получает назад выданные кредиты, — беда многих банковских структур. Судить о том, что банки испытывают финансовые проблемы, только по этому критерию невозможно. Но и не учитывать его нельзя. Особенно после случая с Мастер-Банком. Между тем, согласно исследованию агентства «Финмаркет», описанной выше стратегии придерживается добрая половина банков из топ-30. Нет, пока у них все в ажуре. Но достаточно одного неверного движения, неосторожного слова, пустого слуха, и ураганный run on the bank похоронит многие звучные имена.


 Тактика разгона


 Другой, не менее рискованной стратегией, считают эксперты, является ориентация банка только на работу с физическими лицами. Это когда привлекаемые от населения средства выдаются в основном гражданам же — как правило, в виде потребительских кредитов. По данным «Финмаркета», по такой схеме работают банки и из первой, и из второй полусотни...

 Замедление темпов роста потребительского кредитования, которое наблюдалось в России в уходящем году, создает предпосылки для возникновения кассового разрыва. Главное тут — не превысить планку риска в кредитной политике. Однако в большинстве случаев процент невозврата займов маскируется различными схемами реструктуризации, а потому оценить истинный размер дыры в балансе неспециалисту практически невозможно.

 «В результате мощного разгона кредитного портфеля в 2011—2012 годах опасно увеличилась долговая нагрузка (прежде всего на физических лиц). Долг рос несопоставимо с доходами населения, из-за чего в абсолютных объемах стала увеличиваться просрочка по кредитам. Растущая задолженность и есть главный риск для банковской системы», — говорит эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев. А по данным исследования Центра развития Высшей школы экономики, первые признаки банковского кризиса появились еще в начале года, когда на рынке было отмечено серьезное кредитное сжатие.

 Ситуация, как признают эксперты, настолько тревожная, что ЦБ может пойти на экстренные меры. Правда, Аксаков уверяет, что Эльвира Набиуллина пообещала банкирам, что громких отзывов лицензий больше не случится. Значит ли это, что Банк России будет придерживаться стратегии, обкатанной в кризис 2008—2009 годов, — то есть накачивать ликвидностью кредитные организации? Публичных заявлений на сей счет сделано не было. А это говорит об одном: государство готово пожертвовать значительным числом неустойчивых банков, но сохранить государственные резервы. До тех пор, пока кризис не вступил в острую фазу, можно обойтись и малой кровью. ЦБ начнет кредитовать АСВ, в страховом фонде которого остается средств все меньше. Но сам факт накачивания АСВ деньгами говорит о том, что отзывы лицензий продолжатся. Власти, по сути, закладывают резервы на будущие компенсации «обманутым вкладчикам».

 По последним данным, в фонде страхования вкладов аккумулировано 227 миллиардов рублей. Выплаты вкладчикам Мастер-Банка уже уменьшили резерв на 18 миллиардов. По словам представителей АСВ, оставшихся денег хватит на выплату возмещения при одновременном банкротстве трех-четырех банков из второй и третьей десятки рейтинга. При этом в случае краха одного из десяти крупнейших банков будет полностью потрачен весь фонд. Вот вам и черный список. Осталось вписать туда названия конкретных банков...


 Тактика защиты


 По данным ЦБ на 1 ноября, в России работало 936 кредитных организаций. При этом до 80 процентов всех активов отечественной банковской системы сосредоточено в пятидесяти крупнейших. О том, какое количество банков реально соответствует нормативам достаточности капитала, а сколько просто подгоняет свои финансовые показатели под требования регулятора, в Банке России не сообщают. Оно и понятно. Манипулировать с отчетностью просто. Выявить манипуляции на порядок сложнее.

 Возьмем, например, самый громкий банковский скандал последних лет — вокруг Банка Москвы. Это теперь известно, что его бывшее руководство, пользуясь несовершенством законодательства, касающегося аффилированных лиц, выдало необеспеченные кредиты множеству дружественных компаний. Когда схема вскрылась, дыру в балансе банка на сумму более 200 миллиардов рублей пришлось покрывать за счет новых акционеров, то бишь контролируемой государством Группы ВТБ. Обнаружить это до запуска процесса санации оказалось нереально.

 Наконец, еще одна проблема — аффилированность многих российских банков с крупными промышленными группами или, что еще хуже, с региональными властями. В этом случае, как говорят специалисты, кредитные учреждения подвергаются откровенному шантажу. О чем сами банкиры предпочитают либо молчать, либо рассказывают только на условиях анонимности. «А что я могу сделать, если ко мне приходит родственник какого-то высокопоставленного чиновника и просит выдать ему кредит по льготной ставке или, того хуже, хочет положить на депозит деньги и ставит условием начисление на эти средства повышенного процента?! Не соглашусь — банк замучают проверками. Мы же на федеральном уровне не работаем», — пожаловался «Итогам» руководитель одного из банков, работающих в Западной Сибири. Причем речь идет не о проверках со стороны ЦБ. Все куда проще — пожарные, санитары, налоговая. Имя проверяющим — легион.

 Стоит ли удивляться, что сегодня четыре пятых активов сосредоточено в первой полусотне банков! У них самый большой размер собственного капитала, и финансировать свои кредитные операции они могут не только за счет привлеченных средств. Остальные же — почти тысяча! — вынуждены рисковать в игре с депозитами, чтобы иметь возможность наращивать кредитование.

 У нас в стране избыток универсальных банков, сетуют специалисты. И ссылки на опыт Германии, где банков в два раза больше, чем в России, не работают. По двум причинам. Во-первых, большинство немецких региональных банков не занимается выдачей кредитов и не привлекает средства населения. Их функция ограничена лишь проведением платежей в интересах более крупных собратьев. И во-вторых, они имеют ограниченную банковскую лицензию. То бишь универсальными не являются. В России же любой банк — мастер на все руки. Очевидно, для наших банкиров наступило время определиться с тем, кто из них торгует семечками, а кто выдает кредиты. В противном случае множество из них просто будет вынуждено уйти с рынка.

 Клиентам банков тоже стоит вспомнить о рисках. Вкладчики у нас оказываются столь же беспечны, как и сами банкиры. Если судить по финансовой отчетности Мастер-Банка, на момент отзыва лицензии в нем было аккумулировано порядка 47 миллиардов рублей на счетах физических лиц. АСВ же оценило страховую ответственность перед вкладчиками на сумму всего 31 миллиард. Разница объясняется тем, что в банке были частные вклады, превышавшие размер страхового покрытия — на сегодняшний день это 700 тысяч рублей. Размер ущерба, который могут понести граждане благодаря такой беспечности, можно выяснить только при более детальном изучении финансовой отчетности Мастер-Банка. Но по самым общим прикидкам получается не менее 10 миллиардов рублей. Достаточная сумма, чтобы среднестатистический российский вкладчик задумался: а стоит ли выделки такая депозитная овчинка?...









Автор: Константин Угодников
Источник: журнал Итоги


16 Декабря 2013 20:20
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний