Лицензия на банкротство

"Люди! Подскажите, что делать и куда бежать, во вкладе АМТ были все сбережения за всю жизнь", - пишет Lind-2 на форуме banki.ru.

Подобных историй прогоревших вкладчиков на соответствующих форумах сотни. Руслан Искандерович из Алма-Аты продал трехкомнатную квартиру в центре города и накануне отзыва лицензии у АМТ Банка перевел средства в Москву - примерно 7 млн руб. Теперь, как и другие вкладчики обанкроченного кредитного учреждения, он ни на что, кроме страховки от Агентства по страхованию вкладов (АСВ) в 700 000 руб. и 8% свыше страховки, надеяться не может.

Только одна вкладчица АМТ не теряет надежды. Маргарите Петровне недавно исполнилась 78 лет, и она единственная из всех вкладчиков банка, кто не забрал деньги по страховке. Женщина судится с АСВ и банком, пытаясь получить всю сумму депозита (около 2 млн руб.). "Первый раз обманули с павловской реформой, и сейчас, - говорит Маргарита Петровна, - а это все сбережения мои и покойного мужа, которые он заработал на Севере". "Если бы все так поступали, как эта бабушка, у нас было бы гораздо больше шансов вернуть свои деньги, - отмечает представитель оргкомитета вкладчиков АМТ Банка Игорь Винокуров. - У АСВ не было бы преимущества в комитете кредиторов, и мы могли бы контролировать ход конкурсного производства".


В первую очередь


Основной целью закона "О страховании вкладов физических лиц", на основании которого с 2004 г. работает АСВ, является защита прав вкладчиков. Но, похоже, это лишь публичная декларация. На деле АСВ получает прямую коммерческую выгоду, а вкладчики остаются в убытке. "Результаты удовлетворения требований кредиторов всех ликвидированных кредитных организаций по состоянию на 1 января 2012 г. составляют в среднем 10%, - поясняет зампред комитета Госдумы по финансовому рынку Юрий Исаев. - При реализации основных активов банков их рыночная стоимость составляет, как правило, те же 10% от балансовой стоимости". По его словам, сложно говорить о росте доверия вкладчиков, а также об инвестиционной привлекательности банковской системы в условиях, когда кредиторам возвращается в среднем десять копеек на вложенный рубль.

В среднем по банкам, где АСВ завершило процедуру банкротства, удается удовлетворить 54% всех требований кредиторов первой очереди, отмечают в агентстве. Само же АСВ по закону получает 0,1% в квартал от объема депозитов частных лиц кредитного учреждения и деньги самих вкладчиков обанкроченных банков. Схема выплат выглядит следующим образом: АСВ из взносов, уплаченных ему банками - участниками системы страхования, выплачивает кредиторам - физическим лицам до 700 000 руб., а затем эти же деньги в первоочередном порядке забирает из суммы оставшегося долга банка вкладчикам, у которых сумма депозита превышала 700 000 руб. Только в I квартале 2012 г. общая сумма страховых взносов в систему страхования вкладов составила 11,8 млрд руб., увеличившись на 5,9% по сравнению с предыдущим кварталом. А выплачено вкладчикам за эти же три месяца 1,1 млрд руб. Всего же за прошлый год АСВ рассталось с 27,1 млрд руб., что соответствует поступлениям в систему страхования вкладов всего за три месяца. Если на 1 июля 2011 г. размер фонда обязательного страхования вкладов составлял 135,2 млрд руб., то по состоянию на 16 мая 2012 г. он увеличился до 176,8 млрд руб. В АСВ утверждают, что 99,6% всех вкладов полностью подпадают под страховое возмещение в 700 000 руб.

На примере АМТ Банка не составит труда подсчитать, что все частные вкладчики получат от банка 256 млн руб. (8% от их суммарных требований в 3,2 млрд руб.), а АСВ - 984 млн руб. (8% от 12,3 млрд руб., которые агентство выплатило по страховке). О какой системе страхования и защите прав вкладчиков можно говорить, если АСВ, имея бюджетное финансирование, не теряет суммы выплаченных компенсаций, по сути, занимаясь лишь перераспределением средств. Если бы оно не претендовало на эти деньги, вкладчики получили бы не 8%, а почти треть от своих незастрахованных вложений. Впрочем, у вкладчиков АМТ еще имеется шанс получить большую сумму. В АСВ утверждают, что, исходя из оценочной стоимости имущества АМТ Банка и АКБ "Славянский банк", планируется удовлетворить их требования на 50 и 48% соответственно.

Между тем АСВ, выплатив компенсации, получает голоса этих вкладчиков, а значит, и контроль в комитете кредиторов, то есть агентство не только по своему усмотрению принимает решения в собственных интересах, но себя же и контролирует, а оставшиеся вкладчики не могут ни на что повлиять. "При этом ликвидатор (АСВ. - Прим. "Ко") спокойно распоряжается деньгами из конкурсной массы на оплату собственной работы по банкротству и услуг сторонних организаций, работающих на аутсорсинге", - подчеркивает Игорь Винокуров.

По его словам, на эти цели в АМТ потрачено уже около 400 млн руб. Еще столько же понадобится до конца года. "Эти средства никто не может контролировать, нас не допустили в комитет кредиторов. И мы не можем изменить ситуацию", - сетует Винокуров. А эти 800 млн руб. - еще плюс 25% выплат в копилку вкладчиков. По словам Винокурова, юридическим сопровождением процедуры ликвидации АМТ занимается УК "Проект", но он сомневается, что компания отстаивает интересы вкладчиков, а не агентства. Ведь конкурсный управляющий того же АМТ Банка не стесняется ездить на автомобиле Bentley. Видимо, работать на АСВ очень выгодно.


Центробанк против вкладчиков


Банкротство АМТ, о котором было объявлено в июле этого года, можно назвать показательным не только потому, что оно стало крупнейшим страховым случаем в истории агентства - в банке оказалось депозитов примерно на 15,5 млрд руб. "Случай с АМТ особый, потому что там были реально интересные активы. Почему они испарились, очень интересный вопрос", - рассуждает начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий.

Осенью 2008 г. АМТ Банк получил от Центробанка беззалоговый кредит на 24 млрд руб. В 2010 г. заем был переоформлен в залоговый. Обеспечением послужили паи ЗПИФа, переданные в залог третьим лицом, а также права требования по кредитам, которые АМТ выдал своим клиентам. Эти займы были обеспечены земельным массивом в несколько тысяч гектаров в Домодедовском районе Подмосковья, прозванным "домодедовскими землями". "Евроэксперт" по заказу АСВ оценил актив в 3,8 млрд руб., гораздо ниже, чем в свое время "Финэкспертиза" для ЦБ - 20 млрд руб.

Откуда такая разница в оценках? В АСВ говорят, что, во-первых, земля эта сельхозназначения, без каких-либо коммуникаций и размежеваний. Продать ее в таком состоянии почти нереально. Во-вторых, "домодедовские земли" - спорные. На них в 2010 г. по решению суда, вынесенному по ходатайству Следственного комитета при МВД, наложен арест.

Почему же ЦБ тянул с принятием мер по АМТ?
Проблемы с ликвидностью у банка возникли еще в 2008 г. Возможно, поблажка регулятором была дана из-за того, что в последние два года банк расплачивался по беззалоговому кредиту ЦБ, полученному в кризис. АМТ пять раз реструктурировал этот долг, сократив его объем с 24 до 7,4 млрд руб. Эксперты говорили о том, что банк рассчитывался с ЦБ, в том числе, деньгами вкладчиков.


Пятое колесо


Используются и другие тонкости при работе с кредиторами, которые лишь на первый взгляд можно назвать законными. Пример тому - история с международной платежной системой Diners Club, которую в России представляет компания "ООО "Дайнерз клаб".

ООО принадлежало банку "Славянский" (51,2%), бизнесмену Сергею Родионову (32,9%) и хорватской компании "Эрсти кард клаб" (15,9%), но после того, как у банка отозвали лицензию, конкурсным управляющим стало АСВ, а все имущество "Дайнерз клаб" перешло в конкурсную массу банка. Сергей Родионов решил покинуть компанию, написав соответствующее заявление в общество. По закону его акции переходят в собственность ООО, а расчет между сторонами происходит в течение двух месяцев. От "Дайнерз клаб" в отведенный срок ответа не последовало, и бизнесмен обратился с иском в суд.

АСВ тем временем делало все, чтобы не заплатить. Даже оценка ООО, сделанная по заказу агентства, показала отрицательную стоимость бизнеса (-32,8 млн руб.). По логике регулятора выходило, что Сергей Родионов мог оказаться еще и должен компании, имеющей отрицательный баланс. Однако, по российским законам, подобное невозможно. "Сергей Родионов является участником этой организации ("Дайнерз клаб". - Прим. "Ко"), а с точки зрения законодательства в первую очередь средства должны быть возвращены кредиторам и в последнюю очередь участникам. Поэтому очевидно, что требования г-на Родионова незаконны", - объяснял "РБК daily" в сентябре 2011 г. позицию АСВ первый замгендиректора агентства Валерий Мирошников. Он заявил, что АСВ всеми силами постарается добиться погашения задолженности перед кредиторами, в том числе, и перед "Славянским", а уж потом, если деньги останутся, средства будут получать участники общества.

Валерий Мирошников был бы прав, только если бы "Дайнерз клаб" находился в процессе банкротства. Но его нет до сих пор. Означает ли его позиция, что АСВ ставит в приоритет компании-кредиторы, находящиеся под контролем агентства?

На подобные рассуждения наводят два судебных решения. В январе 2012 г. АСВ как конкурсный управляющий "Славянского" подает в суд на "Дайнерз клаб" с требованием взыскать 105,3 млн руб. за расчеты по операциям с пластиковыми картами и $2,1 млн (около 65 млн руб.) по договору об открытии аккредитива. Удивительно, что решения по иску миноритарного акционера Сергея Родионова на тот момент еще нет, а мажоритарный акционер АСВ выигрывает свои дела всего за два месяца без обжалований со стороны "Дайнерз клаб". Таким образом, АСВ "вынес" из "дочки" "Славянского" около 170 млн руб.

Если посмотреть на баланс "Дайнерз клаб", то за год работы АСВ в "Славянском" денежные средства "Дайнерз" сократились в 5,5 раза, а собственные средства, на основании которых проводится оценка стоимости бизнеса, снизились с 50,3 млн руб. до минус 2,143 млн руб. Кредиторская задолженность на 31 марта 2012 г. - 157,461 млн руб., львиная часть которой приходится на "Славянский".

Арбитражный суд тем не менее встал на сторону Родионова, приняв решение взыскать с "Дайнерз клаб" 16,576 млн руб. за 32,9% акций. Другой вопрос, что этих денег у компании уже нет. "Финансовые условия не позволяют расплатиться с Сергеем Родионовым, - заявил "Ко" президент ООО "Дайнерз клаб" Андрей Дамаскин. - После банротства Славянского банка компания потеряла бизнес, а летом прошлого года лишилась лицензии ЦБ. Банк являлся и учредителем, и кредитором, и основным партнером нашей компании".

С декабря 2010 г. расчетным банком платежной системы Diners Club в России выступает "Русский стандарт". С середины 2011 г. банк стал стратегическим партнером иностранной компании, а ООО "Дайнерз клаб" теперь может повторить судьбу "Славянского", вкладчики которого за почти два года с момента его банкротства получили лишь 12% от своих вложений свыше страховки.


В "кассу" партии


Двенадцать процентов - еще не так плохо. Вкладчикам обанкроченного омского банка "Соотечественники" выплатили 4%. "Никак не могут продать имущество банка, - жалуется председатель Комитета предпринимателей Омска Виталий Доля. - Хотя здание находится в историческом центре города".

Некоторые особо предприимчивые кредиторы смогли хорошо заработать на банкротстве. Например, взять кредит, а вернуть лишь половину. Так поступила Мадина Булгарова. Ей удалось выкупить свой долг в 3,3 млн руб. всего за 1,56 млн руб. Дисконт составил 53%. При этом в своем отчете АСВ указало, что "сведения о заинтересованности Булгаровой Мадины Муталибовны по отношению к должнику, кредиторам и конкурсному управляющему отсутствуют".

В этом банке можно обнаружить и полукриминальные сделки, в частности перекрестный выкуп долгов. Странно, что конкурсный управляющий позволил заемщице Бакыт Тенисовой, задолжавшей банку 600 000 руб., погасить не свой долг, а выкупить с дисконтом чужой. Она приобрела права требования на два кредита банка "Соотечественники" неким физическим лицам на 2 млн руб. со скидкой в 50%. Другой должник банка, Андрей Радионов, за 2,67 млн руб. купил долги физлиц тоже за полцены. Радионову принадлежит 11,48% инвесткомпании "ОАО "ИФ-Омск", которая должна банку "Соотечественики" по четырем кредитам 14 млн руб. И эти долговые кредиты были выставлены на продажу с дисконтом. В АСВ это объясняют тем, что сроки завершения основной части кредитов выходили за пределы законодательно установленных сроков конкурсного производства, и комитетом кредиторов банка было принято решение о проведении торгов. Этим же решением комитета были установлены сроки, по истечении которых последовательно снижались начальные цены продажи.

Удивительно, что с платежеспособного заемщика, например с Булгаровой, долгов так и не взыскали. Долги скупать не запрещено, но если началась процедура банкротства, то другие кредиторы могут оспорить такие выкупы в суде и заодно привлечь к солидарной ответственности арбитражного управляющего. Подобная схема перекрестной скупки долгов невозможна без участия арбитражного управляющего и АСВ, иначе цепочка не замкнется.

Секрет этой истории раскрывается просто. Акционеры банка - "ИФ-Омск" (73,74%), бывший председатель правления банка Владимир Добровольский (20,61%), а владельцами "ИФ-Омска" в свою очередь являются Татьяна Степанова (23,91%), Владимир Добровольский (16,07%), Андрей Радионов, Валерий Таран и Алла Ткачева (по 11,48%). Руководит этой фирмой супруга председателя правления банка Ирина Лущикова. "Из банка начинают выводить активы, как только приходит понимание угрозы отзыва лицензии, - поясняет управляющий партнер Management Development Group Дмитрий Потапенко. - И все зависит от величины "отката".

В отношении главы "Соотечественников" господина Добровольского хотели возбудить уголовное дело по факту выдачи заведомо невозвратных кредитов на 35 млн руб., говорит Виталий Доля. Но дело замяли. Почему? Возможно, потому, что Добровольский - депутат Заксобрания Омской области по партийному списку "Единой России", а также президент Омского регионального общественного фонда поддержки "Единой России". Поговаривают, его также поддерживал экс-губернатор региона Леонид Полежаев.

Впрочем, АСВ практически всегда удавалось выходить сухим из воды, крупных коррупционных скандалов там практически не было. В 2007 г. ведущего специалиста АСВ Василия Беднина, участвовавшего в ликвидации десятка коммерческих банков, задержали за вымогательство, однако добиться его ареста в суде следствию пока не удалось. Уголовное дело в отношении Беднина возбудили по заявлению председателя региональной общественной организации инвалидов армии "Ветеран" Леонида Попова и представителя организации в банке "Центурион" Бориса Сокальского.

Впрочем, доказать ничего так и не удалось, а самого Сокальского арестовали по подозрению в незаконной банковской деятельности. Было еще одно так называемое дело Мерзляковой. Главного эксперта департамента ликвидации банков АСВ Екатерину Мерзлякову задержали по подозрению в получении взятки в 24 000 евро за то, что она обещала помочь двум бизнесменам достать из депозитарной ячейки принадлежащие им 224 000 евро. За Мерзлякову вступились, причем не только АСВ, но даже два тогдашних вице-спикера Госдумы (Любовь Слиска и Светлана Журова), а также два руководителя комитетов Госдумы. В результате сотрудница АСВ сначала вышла из предварительного заключения, а потом была освобождена от ответственности.


"Проект" и прочие аутсорсеры


Эксперты сходятся во мнении, что АСВ после кризиса 2008 г. занимается не тем, чем должно бы. Санация банков требует от чиновников повышенной компетенции. В АСВ решили эту задачу просто - наняв всевозможные юридические, консалтинговые и консультационные конторы и перенаправив туда огромные деньги. Прозрачность выбора фирм сомнительна: сначала происходит их отбор для аккредитации, а уже затем они привлекаются для оказания тех или иных услуг. "Я ничего не слышал о том, что конкурсные управляющие выбираются на открытом конкурсе", - констатирует Максим Осадчий. В УК "Проект" не стали комментировать свою работу. Компания "не уполномочена ГК "АСВ" проводить освещение в средствах массовой информации вопросов ее внутренней деятельности", - заявили в "Проекте" и посоветовали обратиться "непосредственно в АСВ".

Судя по тому, что еще в 2009 г. в Госдуме засомневались в компетенции АСВ и даже подняли вопрос об отставке гендиректора агентства Александра Турбанова, проблемы у госкорпорации недетские. Инициатором выступил подкомитет Госдумы по вопросам инвестирования, который возглавлял Юрий Исаев. АСВ тогда обвиняли в убытках по результатам инвестирования средств системы страхования вкладов, в неэффективной санации и информационной закрытости.

Впрочем, резолюцию депутатам принять не удалось. На АСВ жаловались и кредиторы Содбизнесбанка. Несколько лет назад они написали письмо Владимимру Путину, обвинив агентство в коррупции. "АСВ добровольно не передает документы по деятельности как ликвидатора Андрея Белькова, так и АСВ. Мы требуем активной работы по оспариванию сделок, заключенных Андреем Бельковым, который в начале процедуры ликвидации уверял, что всем кредиторам денег хватит, а затем спешно подал на банкротство. Мы требуем взыскания активов в полном объеме, а не распродажи их за бесценок", - писали кредиторы.

"В большинстве банков все разворовывается, - отмечает глава НРБ Александр Лебедев. - Например, в Межпромбанке осталось меньше 3% активов. При этом банк должен ЦБ 1 млрд евро. Как такое могло произойти? Везде исчезает по 5,6, даже 11 млрд руб.". По его словам, причина - в полном отсутствии наказания. Никаких серьезных расследований не ведется или они через несколько месяцев закрываются.

Проблема в сложившейся административной системе, формальных ограничениях и системной коррупции. Даже если регулятор и видит злоупотребления, он не всегда сразу может наказать или призвать к ответу. "ЦБ может видеть нарастающие у банка проблемы, но с точки зрения формального законодательства зачастую к кредитному учреждению придраться нельзя", - констатирует вице-президент ФБК Алексей Терехов. По его мнению, у регулятора должна быть большая свобода в действиях и контроле над банками.

В начале августа Владимир Путин подписал поправки в закон о банкротстве кредитных учреждений. По словам Юрия Исаева, в документе усиливается ответственность регуляторов: ЦБ и АСВ. "Речь идет об обеспечении максимальной прозрачности и открытости их действий, - рассказывает Исаев. - Так, устанавливаются жесткие сроки по раскрытию и ЦБ, и АСВ практически всех своих действий в едином федеральном реестре сведений о банкротстве о ходе конкурсного производства, в том числе, это касается результатов инвентаризации, оценки имущества, информации о начале проведения торгов и т.д.".

Поможет ли это кредиторам? По крайней мере, поспособствует хотя бы частичному поднятию завесы над сделками в ходе конкурсных производств.







Автор: Василий Львов
Источник: журнал
Компания

27 Августа 2012 12:40
Версия для печати
поделиться...

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний