Валютные вклады растут

Банки один за другим повышают ставки по вкладам в валюте, находившиеся на минимальных уровнях с начала кризиса.

Все это происходит на фоне резкого ухудшения прогноза по курсу рубля на ближайшие три года. Таким образом банкиры стремятся застраховать свои пассивы от возможной новой волны девальвации рубля.

В начале сентября Сбербанк, ВТБ-24, Банк Москвы, МКБ и Газпромбанк объявили о резком повышении ставок по вкладам в валюте с одновременным снижением процентов по депозитам в рублях. Доходность валютных вкладов выросла на 0,5 – 2%, на сопоставимую величину были снижены проценты по рублевым депозитам. Вскоре за этими банками последуют и другие участники рынка, уверены опрошенные эксперты.

«Я бы не говорил о радикальной переориентации банков на валютные вклады, тем более в ожидании возможного ослабления рубля. В таком случае легче было бы купить валюту на текущую ликвидность, которой на балансах банков скопилось в достаточном объеме (кредитование идет все еще недостаточно активно, а депозиты продолжают прибывать относительно высокими темпами)», – рассуждает ведущий аналитик «Арбат Капитала» Михаил Завараев. Так в чем же тогда дело? Почему банки так резко и практически одновременно поменяли свою политику в отношении валютных вкладов?

Если вам говорят: «Мое богатство нажито тяжелым трудом», спросите: «Чьим?»
Дон Маркис (1878 ― 1937), американский поэт

Возможно, ответ кроется в недавнем заявлении Минэкономразвития, которое понизило прогноз по укреплению рубля к доллару в 2010 – 2013 гг. В частности, министерство ожидает, что средний курс американской валюты в 2010 г. составит 30,4 руб. за доллар (по прежнему прогнозу – 30 руб.). В 2011  г. доллар будет стоить 30,5 руб. (ранее ожидалось 29,3 руб.), в 2012 г. – 30,7 руб. (28,4 руб.) и в 2013 г. – 31 руб. (27,9 руб.). Налицо кардинальное изменение тенденции: рубль в ближайшие годы будет не дорожать, как полагали ранее, а, напротив, дешеветь.

«У меня нет слов в отношении этого прогноза, одни выражения. Мы отвечаем за курс рубля и говорим, что мы не прогнозируем и не таргетируем курс ни реального, ни номинального рубля... Минэкономики почему-то это делает, хотя у них другие обязанности», – прокомментировал прогноз Минэкономразвития первый зампред Банка России Алексей Улюкаев. Буквально несколькими днями ранее он заявил, что для иностранных валютных спекулянтов, для carry-трейдеров закончилась эпоха комфортной работы на российском профильном рынке, когда можно было легко делать предположения о движении валютного курса и процентных ставок. «Начиная с июня текущего года мы серьезно, в разы снизили свое присутствие на валютном рынке. В большинстве случаев на границах коридора мы не покупаем ничего», – рассказал представитель Центробанка.

Теперь становится понятна причина возмущения господина Улюкаева действиями Минэкономразвития: оно своим обновленным прогнозом дает спекулянтам ценовые ориентиры для заработка. Примечательно, что решение целого ряда российских банков повысить ставки по депозитам в валюте появилось буквально накануне объявления новых цифр прогноза. При этом валютная политика банков в точности совпала с ожиданиями чиновников. Не будем строить предположения относительно возможной утечки информации, но все это слишком похоже на использование инсайда. Тем более что крупные банки не в состоянии одномоментно поменять свою ценовую политику, а значит, информация об ожидаемом ослаблении рубля была у них как минимум с последней декады августа.


Никто не признался




Каких только возможных причин не приводили в обоснование изменения ставок по валютным кредитам опрошенные эксперты. Зачастую попадались даже диаметрально противоположные мнения. Из этого можно сделать вывод, что, скорее всего, причин изменения ставок много, а вот катализатором стал именно прогноз Минэкономразивития. «На мой взгляд, это можно объяснить совокупностью различных факторов. Одной из причин может быть рефинансирование кредитов, выданных в иностранной валюте. Кроме того, нельзя забывать, что банки и компании до кризиса активно привлекали средства на международных рынках заимствований и теперь они аккумулируют валюту для возврата займов, срок которых истекает в конце 2010-го – начале 2011 г.», – рассуждает аналитик ФЦ «Инфина» по банкам и макроэкономике Вероника Чекина. Также она не исключает, что банкиры в III–IV кварталах предполагают заработать на операциях с иностранными валютами, рассчитывая на увеличение волатильности на валютном рынке. Вице-президент КБ «Интеркоммерц» Александр Турсков вообще не считает, что банки активно привлекают депозиты в валюте.

«Просто настало время для выравнивания структуры пассивов. В конце 2008-го – начале 2009 г. население в массовом порядке переводило свои сбережения в валюту, в результате чего банки столкнулись с ее избытком. Размещать средства в валюте в условиях нестабильности курсов было очень затруднительно и рискованно, поэтому многие крупные банки просто понизили валютные ставки до значений, откровенно непривлекательных для вкладчиков», – напоминает эксперт.

В поддержку этой точки зрения говорит в том числе и статистика Банка России, согласно которой объем привлеченных кредитными организациями средств юридических лиц в иностранной валюте с 1 января текущего года по 1 июня снизился на 3,7%, объем валютных депозитов физических лиц уменьшился на 1%. Одновременно с этим опережающими темпами рос объем вкладов в рублях. Возможно, причиной этого стали сами вкладчики, которые, наблюдая укрепление национальной валюты, сами несли деньги на рублевые депозиты. «Иностранная валюта необходима отечественным банкам для расчетов с зарубежными кредиторами. Они заинтересованы привлечь ее как можно больше. Долги крупного российского бизнеса в зарубежных валютах остаются огромными», – поддерживает Веронику Чекину руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов. «Эксперты связывают повышение ставок по валютным депозитам с растущим спросом на валюту со стороны корпоративных клиентов банков.

Банки вынуждены формировать запас для поддержания валютной ликвидности, – добавляет замдиректора департамента торговли и продаж по работе с акциями UFS Investment Company Алексей Козлов. – Спрос на валюту со стороны корпораций можно связать с волной слияний и поглощений». Хотя отметать версию о том, что, наращивая пассивы в валюте, банки тем самым стремятся захеджировать риски на случай обвала рубля, тоже нельзя. Правда, сами банки в этом не признаются, по всей видимости, опасаются санкций регулятора, который еще со времен последней девальвации рубля крайне негативно относится к валютным спекуляциям со стороны кредитных организаций.


Сдержанные пессимисты


Эксперты предупреждают, что банкам не стоит излишне увлекаться играми с валютой, так как это может грозить им серьезными потерями в случае резкого изменения курсов. «Непосредственно от привлечения валютных пассивов банк рисков не несет. Риски возникают дальше – на этапе размещения этих ресурсов. В частности, это риски ликвидности и риски неблагоприятного изменения курсов валют. Однако последние возникают только в случае, если банк размещает привлеченные средства, номинировав их в валюте, отличной от валюты привлечения (то есть предварительно конвертировав)», – поясняет директор финансово-аналитического департамента СБ Банка Алексей Колтышев. Если же банк размещает привлеченные средства в той же валюте, то он напрямую не зависит от резкого изменения валютных курсов, а лишь опосредованно. И это наши реалии: при резком изменении валютных курсов вкладчиков охватывает волна беспокойства, а то и паники. И, как следствие, начинаются их «набеги» на банки с целью досрочного снятия вкладов. Однако введение системы страхования вкладов, а также пример своевременных и адекватных действий правительства и Банка России во время последнего кризиса позволяют надеяться, что с подобными волнениями можно справляться без существенного ущерба для банковской системы. «Создавая запас ликвидности в валюте, банк несет курсовые риски, в случае резкого укрепления национальной валюты банк получает убытки.

Однако если банк лишь аккумулирует валюту, а затем выдает кредиты в иностранной валюте, он, напротив, снимает с себя кредитные риски и гарантирует себе маржу в виде разницы между ставкой валютного депозита и ставкой кредита в валюте», – соглашается Алексей Козлов. Правда, никто из опрошенных «Ко» экспертов не ожидает, что курс доллара к концу года вырастет выше 31 руб. Особенно нервным клиентам аналитики рекомендуют не хранить деньги в одной валюте. «Я бы посоветовал им разделить свои сбережения на равные части (желательно, чтобы эти части были не более 700 000 руб. – максимальное страховое обеспечение вкладов в российских банках): вклад в долларах, вклад в евро и рублевый вклад.

Рубль все равно должен присутствовать в корзине. Пока внешний фон позитивный, нефть на достаточно высоком уровне, значит, выручка будет идти в страну, то есть рублю будет оказываться поддержка», – рассуждает начальник отдела операций на валютных рынках Росевробанка Роман Фролов. «Ситуация на мировых рынках очень нестабильна в настоящий момент, поэтому наиболее безопасно диверсифицировать риски, а именно хранить свои сбережения в нескольких валютах, например доллары, евро и рубли», – соглашается директор департамента казначейства Москоммерцбанка Юрий Кирьянов. Примерно так же сейчас поступают и банки, стремящиеся разложить свои пассивы по разным корзинам.






Источник: журнал Компания

Автор: Максим Логвинов


22 Сентября 2010 00:47
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний