Рупь с мелочью

21_434539.jpg

«Желание Минфина начать в августе валютные операции явно рассчитано на девальвационный эффект»

               
 В последние три месяца финансовые власти заставили наших граждан изрядно понервничать за сохранность своих кубышек. То один, то другой чиновник намекал если не на девальвацию, то, по меньшей мере, на некоторое ослабление рубля ради стимулирования затухающего экономического роста. А как только стало ясно, что активная фаза валютных операций с рублем будет проведена в августе, то закоренелые пессимисты провели параллели с недавним прошлым... Итак, насколько вероятно повторение «августовского психоза»?

 О своих намерениях выйти в текущем году на валютный рынок Минфин предупреждал еще в начале апреля. Замминистра Алексей Моисеев заявлял тогда, что в третьем квартале ведомство планирует приступить к покупке валюты. В июне министр финансов Антон Силуанов сообщил, что покупка иностранной валюты на внутреннем рынке для пополнения госфондов возможна уже в начале августа, в связи с чем есть вероятность ослабления курса на 1—2 рубля. Случившийся ажиотаж власти попытались успокоить уточнением, что, мол, ежедневный объем покупки валюты не превысит 50 миллионов долларов.

 На мой взгляд, действия Минфина продиктованы скорее желанием повысить прозрачность своих операций за счет перехода от нерыночного механизма конвертации рублевых средств в Резервный фонд к рыночному и в среднесрочной перспективе не окажут влияния на валютный рынок. Посудите сами: ежедневный объем планируемых покупок иностранных денег слишком мал по сравнению с объемами торгов на валютной бирже, которые в среднем составляют около 8 миллиардов долларов в день. А если к этому добавить и межбанковский валютный рынок, то операции Минфина — все равно что капля в море. К тому же ведомство со временем может не только покупать, но и продавать доллары и евро в зависимости от нефтяной конъюнктуры и состояния федерального бюджета.

 Правда, прозвучал еще один месседж, в котором есть намек на девальвационный механизм стимулирования экономики. Но для этого одних заклинаний мало, нужна девальвация не на 1—2 рубля, а в разы больше. Ведь даже кризис 2008 года не вызвал импортозамещения, без которого положительный эффект от девальвации был минимален. Но будет стимулирующий эффект от ослабления или его не будет — вопрос больше к Минэкономразвития, а для Минфина важнее наполняемость бюджета. Поскольку налоговые и таможенные платежи от внешней торговли составляют более половины доходов федеральной казны, то при среднегодовой девальвации на рубль бюджет получает дополнительных доходов почти на 200 миллиардов рублей. Весомый довесок в условиях стагнирующей экономики и отягощенного социальными обязательствами бюджета...

 В любом случае попытка Минфина повлиять на валютный рынок делает его похожим на слона в посудной лавке. Маленькими объемами «интервенций» этого не добиться и для влияния на курс рубля придется переходить к массивным точечным покупкам валюты. При плановом объеме пополнения Резервного фонда на 149 миллиардов рублей в текущем году такая политика чревата повышенной волатильностью курса рубля. Может получиться, как у Крылова в басне, — Лебедь, Рак и Щука. Поклажа для них казалась и легка, да Банк России «рвется в облака», пытаясь перейти к инфляционному таргетированию, которое возможно лишь в условиях плавающего курса. Минфин России «пятится назад», пытаясь вернуться к политике управляемого валютного курса. А руководящий тандем «тянет в воду», предпочитая отмалчиваться и лишний раз не поднимать валютную волну (по сути — вопрос ценовой неконкурентоспособности российских товаров), отдавая пальму первенства первому зампреду правительства и замминистра. Ну не царское это дело — расхлебывать кашу.

 Желание Минфина начать валютные операции на рынке в августе дает повод вспомнить кризисные 1998 и 2008 годы и явно рассчитано на девальвационный эффект. Иначе почему бы не начать их в первом или втором квартале? В эти периоды из-за сезонных факторов предложение валюты, как правило, превышало спрос, и резервы денежных властей росли. За все время составления платежного баланса Банком России с 1994 года было только несколько исключений. Однако выбор пал на август — сентябрь, период, который для ЦБ традиционно был неудачным. И с точки зрения валютных резервов, и с точки зрения курса рубля.

 В общем, такое наложение словесных «выбросов», неблагоприятной для рубля сезонности и тренда уже сыграло злую шутку с нашей валютой, и в ближайшие пару месяцев мы еще можем ощущать последствия этих событий. Но краткосрочный девальвационный эффект вскоре сойдет на нет, однако населению не стоит бросаться в обменники, памятуя нашу славную историю. Попытка запрыгнуть в уходящий поезд ничем хорошим не кончится — состав может и притормозить...






Автор: Сергей Пухов, старший научный сот­рудник института «Центр развития» НИУ ВШЭ
Источник: журнал
Итоги

22 Июля 2013 10:26
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний