Что будет с ценами?

Если судить о жизни по кричащим заголовкам газет и интернет-сайтов, можно немножко тронуться умом. Нам наперебой обещают настоящий ценовой коллапс. Готовьтесь, мол: цены на продовольствие, товары для дома, бытовую технику и прочие товары повседневного спроса до конца года вырастут на 30, 40, 50%.

«Успейте затовариться, пока не поздно!» – призывают производители и торговцы. Насколько оправданны столь мрачные прогнозы? Какие товары подорожают больше прочих? Будут ли, наконец, сегменты, где ситуация не претерпит серьезных изменений? Эти и другие вопросы мы в течение февраля задавали многочисленным экспертам – представителям оте­чественных и зарубежных компаний-производителей, импортеров, отраслевых ассоциаций и крупнейших торговых сетей.


Скажем прямо: со столь пестрой палитрой мнений мы не встречались уже давно. Торговые сети обвиняют поставщиков в том, что это они требуют повышения цен. При этом сети, по заверениям их представителей, не заинтересованы в росте цен и на покупателей подорожание перекладывают не полностью, поступаясь собственной прибылью. Но вот что характерно. Названные сетевиками производители зачастую либо вовсе опровергают обвинения, либо пеняют на «неадекватно ужесточившиеся» условия конкретной торговой сети (а по остальным, выходит, условия остались прежними?). В общем, кто в лес, кто по дрова. Найти правых и виноватых в этом споре практически невозможно.


Однако, пытаясь сложить паззл, мы пришли к некоторым выводам. В некотором роде положительным. Во всяком случае тотального подорожания товаров «на 50%» не будет точно, излишне паниковать не нужно. Да, есть позиции, по которым цены вырастут существенно. Но по многим другим группам товаров изменения будут минимальными, по некоторым – совсем не страшными, а в ряде случаев даже можем увидеть если не удешевление, то хотя бы сохранение статус-кво. Что мы имеем в виду? Давайте разбираться. Для начала ознакомимся с основными аргументами, которые приводят эксперты в пользу роста цен.


Аргументы «За» рост

  1.  Самый главный аргумент. Даже не нужно угадывать, какой. Конечно же падение курса руб­ля по отношению к доллару и евро. Следствие – рост рублевой стоимости импортируемых товаров, от которых мы зависим довольно существенно. Напомним: с середины прошлого года рубль девальвировал примерно на 50% по отношению к доллару и примерно на 25% – по отношению к евро.

  2. Аргумент, плавно вытекающий из предыдущего. Даже если продукция считается отечественной, технологический процесс часто требует использования импортных комп­лектующих, сырья, упаковки и т.п. Если курс рубля падает (см. пункт 1), дорожает и российская продукция.

  3. Во многих случаях производители, импортеры и торговые сети имеют долги, номинированные в иностранной валюте. Чтобы исправно их погашать, они вынуждены пропорционально повышать рублевые цены, для  того чтобы минимизировать отрицательные курсовые разницы. Более того, рублевые кредиты также подорожали. А это значит, что подобное удорожание тоже будет переложено на плечи потребителей.

  4. Снижение спроса приводит к снижению объемов производства, закупок и реализации. Чем меньше объемы, тем выше затраты на единицу товара. Следовательно, цены будут повышаться. Цель – сохранить прибыльность, компенсировав сокращение оборотов.

  5. Рост тарифов естественных монополий (электричество, вода, газ и т.п.) также способствует повышению цен. Никакого замораживания роста тарифов никто не обещает.

Таковы основные аргументы, которые приводятся в подтверждение прог­нозов существенного повышения цен. Мы не будем комментировать их в отдельности, но сведем наши рассуждения в три логически связанных блока (см. ниже). По каждому блоку можно привести множество разно­образных доводов и примеров, разобрать «по косточкам» пути доставки того или иного продукта от производителя сырья до конечного потребителя. Но, кажется, в этом нет особой необходимости. Озвучим лишь наиболее важные тезисы.


Такие разные курсы

Итак, доллар прошлым летом стоил 24руб­ля, а сейчас – 35-36. Евро – 37 руб­лей, теперь – 45-46. И что же? Если импортный товар в 2008-м стоил, условно говоря, 240 рублей, сегодня он будет стоить все 360? То есть подорожает на те самые искомые 50%? Не факт.

Следите за логикой. Структура российского импорта довольно разнообразна. Десятки стран-контрагентов, тысячи компаний-поставщиков. Если вы внимательно изучите динамику валютных курсов, то увидите, что многие национальные валюты девальвировали по отношению к доллару и евро сравнимо с рублем, а в некоторых случаях – даже больше. Скажем, корейская вона упала по отношению к доллару почти на 50%. Значит ли это, что Samsung или LG  не воспользуются сим фактом, чтобы сформировать более привлекательное ценовое предложение и упрочить свои позиции на рынке? Новозеландский доллар по отношению к рублю находится практически на тех же уровнях, что и летом прошлого года. Как минимум это свидетельствует о том, что новозеландское сливочное масло не должно сильно измениться в цене. Бразильский реал или австралийский доллар также «похудели» относительно «зеленого», и это значит, что продовольствие, импортируемое из данных стран, должно остаться относительно доступным. Список можно продолжать долго. Ситуа­ция с падением курса рубля далеко не так однозначна, как ее пытаются представить. Вы, конечно, можете услышать прос­тое возражение: никто не связывается с реалами, песо, эскудо и прочими туг­риками – в подавляющем большинстве случаев цены в импортных контрактах номинированы в долларах или евро. С этим фактом не поспоришь. Если бы не одно «но». Именно значительные разнонаправленные изменения валютных курсов позволяют гибко корректировать контрактные цены, варьировать источники поставок, «прогибать» контрагентов.


Цены не стоят

Но ведь не только в валютном курсе дело. Цены на различные товары как таковые имеют свойство изменяться, причем часто (вы не поверите!) – падать. Притом даже будучи твердо привязанными к доллару или евро. И это во многих случаях способно в значительной степени нивелировать девальвацию руб­ля. Более того, дефляционные цепочки (падение совокупного спроса, падение цен на производственное сырье, как следствие – ощутимое сокращение издержек, торговых наценок и т.д.) в международном масштабе также могут демпфировать рост цен на значительное число товаров. Сегодня практически все производители столкнулись с падением продаж и потому зачастую готовы идти на беспрецедентные скидки, чтобы иметь хоть какой-то сбыт. Ни к кому не стоит очередь из жаждущих покупателей. Иногда к рыночному падению цен добавляются и субъективные факторы. Например, Евросоюз в прошлом году снова ввел отмененные было субсидии на экспорт молочной продукции. И это значит, что европейское молоко, масло или сыры в евро стали стоить дешевле. Следовательно, и рублевые цены должны вырасти не столь значительно, как могли бы (хотя российские власти уже решили в качестве ответа на протекционизм ЕС повысить таможенные пошлины).


Покупатель душит

Есть одна основополагающая данность: падает платежеспособный спрос. И это обстоятельство порождает как минимум два следствия. Первое – нераспроданные прошлогодние запасы. Многие поставщики и торговцы рассчитывали на традиционный всплеск продаж в конце года, но его не произошло. В частности, сети, торгующие бытовой электроникой, прямо заявляют, что их запасов в общем и целом хватит до середины весны текущего года, и тогда же станет актуальным вопрос о новых ценах.


Второе следствие – низкий платежеспособный спрос порождает небывалый прессинг на все звенья дистрибуции: затраты оптимизируют все участники процесса без исключения (сокращают персонал, требуют пересмотра ставок аренды, снижают торговые наценки, оптимизируют транспортные расходы, запускают программы экономии энергии и т.п.). Проще говоря, участники цепочки движения товара к покупателю вынуждены ужиматься. То есть во многих случаях сокращение оборота не приводит к автоматическому росту издержек на единицу товара и, как следствие, не вызывает пропорционального роста цен.


Откуда дым?

Таким образом, на любой проинфляционный аргумент есть свои возражения, если не отменяющие его полностью, то хотя бы значительно смягчающие его последствия. Так откуда же взялись все эти прогнозы невероятного, катастрофического повышения цен?

Во-первых, от незнания. Всегда гораздо легче построить простую логическую цепочку типа «засилье импорта – девальвация рубля – резкий рост цен», нежели копнуть глубже. Во-вторых, наложились психологические эффекты: в начале года трудно было прогнозировать глубину падения руб­ля, производители и поставщики перестраховывались, паниковали, стараясь заложить в цену все возможные риски. Когда эмоциональная пена спадет, многим придется скорректировать свои ценовые требования. Наконец, в-третьих: естественное желание предпринимателей максимизировать доходы, воспользовавшись ситуацией. Ходит множество правдивых историй о том, как российские поставщики анонсировали рост цен, аргументируя его очень просто – так ведь повысилась стоимость импортных аналогов! Час­то это наталкивается на сопротивление торговых сетей. Вот как свою позицию описывают, к примеру, в «Дикси»: «Практически все производители требуют повышения цен, но мы каждый случай рассматриваем индивидуально – есть ли у конкретного производителя логическое обоснование (подорожание импортного сырья, продукта или упаковки) – и принимаем решение, вплоть до отказа от сотрудничества за необоснованное повышение цен».


Короткие выводы

В начале материала мы уже начали озвучивать некоторые выводы, сделанные нами по итогам многочисленных бесед с экспертами. Закольцуем, так сказать, повествование.

  1. Никакого резкого роста цен на все без исключения группы потребительских товаров ждать не стоит. Во всяком случае – при условии сохранения курса руб­ля на текущих уровнях. Повышение цен, конечно, будет, но «средняя температура по больнице» окажется гораздо ниже панических предсказаний начала года. Отдельные исключения – не в счет. В этом смысле, скорее, нужно вести речь о снижении покупательской способнос­ти на фоне массового сокращения или замораживания заработных плат.

  2. Влияние девальвации на розничные цены будет практически полностью отыграно к середине весны. В этом смысле мы должны понимать, что правительство и Центробанк, балансируя курс рубля, решают три задачи: ограничивают импорт на фоне резкого сокращения экспортных поступлений, способствуют наполнению федерального бюджета (нынешний курс эквивалентен стоимости нефти на уровне 60 долларов за баррель) и стараются не переборщить с инфляцией. При условии разумной денежной политики российских властей, начиная сo II квартала 2009 года можно ожидать замедления роста цен. Более того, даже возможен некоторый откат ближе к началу лета в наиболее «перестаравшихся» секторах (опять же при условии сохранения стабильности валютного курса)

  3. Торговые сети будут сокращать ассортимент представленной продукции с целью экономии на издержках, а также отсеивая наиболее выгодные ценовые предложения. Очень активно станут появляться более дешевые заменители привычных брэндов, так что в некоторых случаях придется уделять больше внимания поиску оптимального соотношения «цена – качество». Кроме того, сети интенсифицируют развитие собственных торговых марок (их еще иногда называют private label). Например, в петербургской «Ленте» доля товаров под собственной маркой в начале 2008 года составляла 5%, в начале этого года – 8%, а к концу года этот показатель планируется довести до 10%.

  4. Даже в кажущихся на первый взгляд абсолютно импортозависимых сегментах ситуация с ценообразованием очень неоднозначна. Например, в сфере торговли бытовой техникой и электроникой. Большой неожиданностью для многих станет открытие, что значительная часть сборочных производств известных брэндов локализована в России. Свои заводы имеют Samsung, LG, Bosch и т.п. При этом в области аудио- и видеотехники высока зависимость комп­лектующих из Китая (курс юаня вырос практически так же, как и доллар). А вот в производстве крупной бытовой техники (холодильников, стиральных машин) зависимость от Китая меньше. Соответственно, бежать в магазин и покупать холодильник впрок, считая, что завтра он подорожает на 40%, уж точно не нужно.

  5. Очередной виток роста мы сможем наблюдать при всплеске мировых цен на сырье, в том числе и на продовольственное. Такая ситуация не исключается экспертами в случае, если в развитых странах дефляционная угроза в результате принятых пожарных мер перерастет в ускорение инфляции.

  6. Все приведенные выше выводы окажутся несостоятельными при условии резкого падения цен на нефть и, как следствие – нового витка девальвации рубля, равно как при массированной накачке экономики дешевыми рублями, если правительство выберет такой способ стимулирования экономического роста

Источник: Журанл Наши деньги

31 Марта 2009 20:00
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний