Кто переждал кризис в наличности?

Зафиксировав прибыль накануне кризиса, предприниматели не спешат открывать новое дело. Экономика стала более конкурентной, и повторить былой успех практически невозможно. Tолстая "подушка безопасности" в виде наличных и затянувшийся поиск другого бизнеса - выявленный тренд последнего года.

Развязавшись с собственным бизнесом, основатель сети дискаунтеров "Дикси" Олег Леонов почти два года не может найти применение примерно $500 млн, вырученным за актив. Он один из немногих, кто вошел в кризис, имея cach, а не обесценившиеся торговые площади. Как стало известно, еще весной представители Леонова обратились в несколько инвесткомпаний, чтобы ему подобрали портфель привлекательных активов. Но инвестировать по-крупному бизнесмен не готов.

Владельцу питерского холдинга "Ультрастар" Темуру Аминджанову также повезло. В 2006 году, всего за четыре месяца до начала кризиса на рынке сотового ритейла, он продал "Евросети" сеть салонов связи "Ультра" за $45 млн (18% рынка мобильного ритейла на северо-западе России с оборотом в $1 млрд). Чуть позднее "Связной" купил у "Ультрастар" "МТ-Сервис" (35% рынка сервисного обслуживания мобильных телефонов). Основной бизнес "Ультрастар" сегодня - это системы охраны и безопасности для автомобилей и объектов недвижимости. "Отдача в телекоме была в пять раз ниже, чем в охране, - рассказал "Ко" Аминджанов, - поэтому все деньги мы реинвестировали в системы безопасности". В сегодняшних условиях пример концентрации в одном сегменте скорее исключение из правил. Во-первых, это риск, во-вторых, рынок стал конкурентным, и не получится за короткие сроки, даже с большими деньгами, вырастить крупную компанию.

   Бизнесмены предпочитают переждать "смутное время", занимаясь понятными для себя вещами и максимально диверсифицируя вложения. Совладелец "Атона" Евгений Юрьев вновь создал инвестбанк, бывшие собственники Экспобанка развивают private banking, а основатель производителя компьютерных игр "Бука" Игорь Устинов вкладывается в стартапы. Все это не требует капитальных затрат и крупных вливаний, но с ростом рынка может принести высокую добавленную стоимость. Как правило, инвестируется в новые проекты не более трети заработанных средств. Остальное придерживают, рассчитывая, что в ближайшие пару лет можно будет купить дешевле.


Шоколадный банкир

Продажа Одинцовской кондитерской фабрики (бренд "А.Коркунов") американской Wrigley в январе 2007-го стала самой крупной сделкой за всю историю российского "сладкого" рынка. Сейчас бывший шоколатье - банкир, и отчасти сожалеет, что поторопился с новыми приобретениями.

   За 80% компании "А.Коркунов" американцы заплатили $300 млн. Сделка с ними стала пятой по величине на всем потребительском рынке России в 2007 году. Еще 20% акций Wrigley обещала выкупить в течение двух лет. Игроки рынка считают, что в большей степени выиграл Андрей Коркунов - у него остается 5% бумаг компании, и он сохранил за собой пост председателя совета директоров Одинцовской кондитерской фабрики. Гендиректор крупнейшей в Москве дистрибьюторской фирмы по продаже кондитерский изделий "Ай-Си-Эс" Александр Цаголов в момент сделки говорил, что "вряд ли после продажи марки будут показывать такой же двузначный рост, как это было ранее". Так и оказалось.

   Получив деньги, Андрей Коркунов вложил $10 - 15 млн в снэковый бизнес, став совладельцем компании "РусКо" (сухарики "Воронцовские"). По данным "Бизнес-аналитики", доля этой марки на профильном рынке в июле - августе 2009-го в стоимостном выражении составляла 17%. По мнению экспертов, вряд ли "Воронцовские" догонят "Три корочки" (50% рынка), но дело можно с выгодой продать, например, PepsiCo или Coca-Cola, которые активно развивают снэковое направление.Второй сделкой стала покупка летом 2008 года небольшого татарского Татэкобанка, и, следуя традиции, бизнесмен дал ему собственное имя - Анкор банк (сокращенно - Андрей Коркунов). Активы Татэкобанка на 1 апреля 2008-го составляли 2,2 млрд руб., собственный капитал - 248 млн руб. По словам аналитиков, вряд ли цена за актив превысила 500 млн руб. Почему был выбран именно этот банк, Коркунов отвечал расплывчато. Татарстан, по его признанию, имеет одну из лучших программ поддержки малого и среднего бизнеса, а сам Коркунов является вице-президентом "ОПОРЫ России" и заинтересован в развитии этих видов бизнеса. "Татэкобанк из пятой сотни, поэтому покупка его является по сути приобретением только лицензии, - говорит аналитик ФК "Открытие" Ольга Найденова. - Скорее всего, бизнесмен перепрофилируется на банковский сектор в расчете на будущий рост стоимости кредитной организации". Купив именно кредитное учреждение накануне кризиса, Коркунов успел об этом пожалеть. Шоколад и конфеты покупают всегда, а финансовому сектору пришлось тяжелее всего.


Комфортный бизнес


На вырученные от продажи Musa Motors деньги Борис Тетерев мог бы сегодня целиком купить британский автохолдинг Inchcape Plc. Но он предпочитает тратить их на создание "комфортного для себя окружающего мира".

   В конце 80-х Борис Тетерев после десяти лет преподавательской работы в Рижском мединституте и работы на "скорой" решил заняться бизнесом. Он выбрал популярное в те времена направление - открыл кооператив по перегону машин из Европы. Уже в 1993 году Тетерев возглавил российское представительство латвийской компании Musa Motors, а спустя год выкупил разросшийся бизнес автодилера в России. Сейчас группа Musa Motors является официальным дилером автомобилей Volvo, Land Rover, Jaguar, Chrysler, Jeep, Dodge и Renault. В апреле прошлого года бизнесмен продал 75,1% Musa Motors британскому автохолдингу Inchcape Plc за рекордные для российского авторитейла $450 млн (оборот в 2007-м составил $597,4 млн). Остальные бумаги британцы, согласно договоренности, должны выкупить до 31 декабря 2010-го. За оставшийся у предпринимателя пакет акций, по приблизительным оценкам экспертов, английская фирма может заплатить еще более $200 млн. "Цена определялась, исходя из рыночной стоимости компании, учитывая ее высокий имидж на автомобильном рынке. Принимая во внимание известный факт, что синусоида развития рынка колеблется в течение 10-12 лет, ожидать столь стремительного и успешного роста в последующие годы было бы заблуждением. Я считаю сделку выгодной для обеих сторон", - прокомментировал "Ко" продажу Musa Motors Борис Тетерев.

   Осенью 2008 года спрос на новые автомобили резко пошел на спад, а значит, снизилась и стоимость бизнеса. Так, капитализация Inchcape, владеющего Musa Motors, питерским автодилером "Олимп" и долей в СП с "Независимостью", упала ниже $500 млн. Теоретически Тетерев мог бы купить весь бизнес британского автохолдинга, но ограничился лишь 300 000 акций Inchcape, или менее 1% уставного капитала. Это приобретение, как пояснил бизнесмен, было сделано "ради прикола", и то только потому, что бумаги Inchcape очень сильно упали в цене.

   "Я принял решение (продать Musa Motors. - "Ко"), потому что понял, что в жизни есть более интересные занятия, чем занятие только бизнесом - учеба, книги, путешествия, встречи с интересными людьми", - пояснил причины продажи компании Борис Тетерев. Пока он не собирается вкладывать вырученные от реализации деньги в какое-либо другое дело. "Прежде всего я создал комфортный для себя окружающий мир, об остальном думаю", - отметил бывший владелец Musa Motors.


Дважды в одну воду


Владелец инвестиционной группы "Атон" Евгений Юрьев использует вырученные от сделки деньги для создания точно такого же бизнеса.

   $424 млн удалось получить в 2006 году Евгению Юрьеву за проданные "Атоном" инвестиционные подразделения, работавшие с институциональными (корпоративными) клиентами. Договор с итальянской финансовой группой Unicredit запрещал предпринимателю оставаться в этом бизнесе, но 1 марта 2009-го срок действия соглашения закончился, и Юрьев тут же начал восстанавливать утраченные на рынке услуг для корпоративных клиентов позиции. "В первоначальных планах этого не было, - рассказал "Ко" генеральный директор ООО "Атон" Андрей Шеметов. - Просто так сложилась рыночная ситуация, стечение обстоятельств: случился кризис, а так как мы после сделки с Unicredit находились в хорошем финансовом положении, появился шанс воспользоваться всеобщей растерянностью".

   "Завершение договора с Unicredit совпало с кризисом, - отмечает первый вице-президент компании "Сумма Капитал" Марат Шайдаев. - В нынешней ситуации выходить на рынок стало значительно сложнее, чем это было, например, в 1998 году. Дело не только в проблемах с привлечением инвестиций. Стало сложнее искать и внедрять новые подходы. Любой бизнес должен содержать идею и технологию реализации". Марат Шайдаев уверен, что для успешного прорыва недостаточно денег - нужны инновационные решения. "Идея создания в краткосрочной перспективе нового инвестбанка, который сможет перетянуть на себя рынок, практически нереализуема, - убежден Шайдаев. - Если только это не ноу-хау, но вероятность его создания невелика. Возможно, Юрьеву удастся избежать старых ошибок. Но сможет ли он уйти от новых, и будет ли этот проект более устойчивым в условиях мирового кризиса? Для этого необходима "фишка".

   О том, сколько инвестировано в восстановление институционального бизнеса, узнать не удалось, но Шеметов заявляет, что пока "Атон" не будет привлекать дополнительный капитал, поскольку "у акционера достаточно собственных средств для развития". Что касается своей "фишки", то ничего инновационного в деятельности обновленной компании пока не наблюдается. Ее планы соответствуют обычной модели инвестиционного банка: "Атон" собирается делать акцент на брокеридже, предоставлять доступ к рынку евробондов, организовывать крупные сделки. Если в сегменте операций с ценными бумагами "Атон" входит в десятку крупнейших компаний, то в рейтинги инвестбанков он пока не вернулся, а на российском рынке управления активами его доля не превышает 1%.


Закуска под водку

Избавившись от водочного бизнеса, бывшие владельцы ГК "Парламент" вложились в рыбный. На новом рынке проще построить вертикально интегрированный холдинг, хотя его оборот будет сильно уступать производителям алкоголя.

   Судьба экс-совладельцев Parliament складывается по-разному. К примеру, Сергей Куприянов остается гендиректором ГК "Парламент" и членом совета директоров польской CEDC - нынешнего собственника водочного бренда. Юрий Манилов и Сергей Самотин вложились в рыбный бизнес. Участники рынка шутили, что они уже поработали с водкой и теперь интересуются закуской.

   Инвестировать в рыбу бизнесмены начали в 2001 году. Первым предприятием стал Усть-Магаданский рыбный завод, владевший собственным флотом и имевший квоты на добычу. Затем приобрели еще несколько рыболовецких компаний в Магадане. Это и стало основой холдинга "Морская политика".От продажи "Парламента" польской CEDC в марте 2008-го Самотин и Манилов выручили более $80 млн и часть из них решили потратить на развитие нового дела. Манилов утверждал, что рыбный бизнес кажется ему более инвестиционно привлекательным, чем водочный: рынок производства рыбы в отличие от водочного слабо консолидирован, активы пока можно купить недорого. В 2008-м все предприятия были слиты в единый холдинг, а его владельцы потратили около $3 млн на покупку нового бренда "Камча".

   По мнению аналитиков, вряд ли вложения в рыбу превысят десяток миллионов долларов. Бывшая сотрудница "Морской политики" рассказала "Ко", что Сергей Самотин большую часть времени проводит за границей, а управляет холдингом Юрий Манилов. При этом нельзя сказать, что рыбный бизнес идет лучше водочного, на что так надеялся Манилов. Под маркой "Камча" продаются красная икра и дорогие снэки из красной рыбы. Упаковка снэков стоит около 100 руб., и, по словам аналитиков, в кризис продукт вряд ли пользуется хорошим спросом. По данным Nielsen, все соленые снэки потеряли в продажах 14% (с декабря 2008-го по июль 2009-го по сравнению с аналогичным периодом годом ранее). В прошлом году, по планам, оборот холдинга должен был составить $37 млн. Насколько эти планы удалось выполнить, не известно - "Морская политика" отказалась от комментариев.

   Холдинг продолжает консолидировать активы и объединился с фирмой "Тунайча" из Южно-Сахалинска, специализирующейся на добыче рыбы, краба и красной икры (объем производства более 10 000 тонн в год). "Это благоприятно скажется на бизнесе "Морской политики", так как "Тунайча" обеспечит компанию сырьем", - говорит член совета директоров ГК "Хладопродукт" Тимур Митупов. Очевидно, что Манилов стремится построить на рыбном рынке достаточно крупный в своем сегменте вертикально интегрированный холдинг. Но перспективы туманны. По словам игроков рынка, закусочный бизнес водочных королей вполне может испытывать проблемы с логистикой, ведь основные активы расположены на Дальнем Востоке, а потребитель - в Москве и Петербурге.


Остались в банках

Продав столичный актив, Кирилл Якубовский и Андрей Вдовин продолжают развивать дальневосточные банки, а также новый проект в сфере private banking.

   До кризиса иностранные финансовые группы неоднократно покупали российские банки по удивительно высоким ценам. Рекордная на тот момент сделка состоялась весной 2008 года, когда британский Barclays Bank приобрел 100% акций Экспобанка $745 млн, что в четыре раза больше капитала российской кредитной организации. Предыдущее достижение принадлежало Абсолют банку, который бельгийская KBC Group купила с коэффициентом 3,8. Продавцами Экспобанка выступала группа физических лиц, крупнейшими акционерами среди которых были председатель совета директоров Кирилл Якубовский и член совета директоров Андрей Вдовин. Сразу после сделки составители рейтинга российских миллиардеров оценили состояние Якубовича и Вдовина в $200 млн у каждого.

   Спустя буквально несколько месяцев в российской экономике стали проявляться симптомы спада. Но это не помешало бывшим владельцам Экспобанка начать кампанию по раскрутке своего нового проекта - "М2М Прайвет банка", специализирующегося исключительно на комплексном обслуживании VIP-персон (private banking). Среди других финансовых активов у бизнесменов остались УК "Петропавловск Финанс", Азиатско-Тихоокеанский банк (АТБ), Колыма-банк, Камчатпромбанк и СК "Гелиос-Резерв".

   Заинтересовала банкиров и торговая розница. "Средства, полученные от продажи Экспобанка, мы инвестировали в "Азбуку вкуса" (речь идет примерно о 25% акций ритейлера), - заявил "Ко" Андрей Вдовин. - Увеличили капитал АТБ совместно с IFC и East Capital, увеличили капитал "М2М Прайвет банка" (на 700 млн руб. - "Ко")". Но главным проектом предпринимателей, видимо, является "М2М", во всяком случае, летом 2009 года Вдовин был избран председателем правления банка.

   Хотя Вдовин не говорит, о каких объемах инвестиций идет речь, открытые данные позволяют предположить, что бывшие совладельцы Экспобанка потратили на все проекты около $100 - 120 млн. Таким образом, остается возможность дальнейшей скупки активов. Как говорит Вдовин, "мы отслеживаем новые инвестпроекты. Если предложения окажутся любопытными и нас заинтересуют, мы будем над ними работать".

   Интерес к новому бизнесу вполне логичен. Сейчас предприниматели делают акцент на private banking, но вряд ли это дело можно назвать удачным для нынешнего периода. По оценке заместителя председателя правления ОАО "Банк БФА" Дмитрия Истюфеева, из-за кризиса рынок private banking сократился на 20 - 25%. Это можно увидеть и по отчетности "М2М", чьи активы в первом полугодии 2009-го немного уменьшились. По мнению управляющего активами "Пилгрим Эссет Менеджмент" Игоря Кисселя, для создания банка-лидера в сфере private banking необходимы вложения, измеряемые сотнями миллионов долларов.


Некогда тратить

Когда Андрей Рогачев в кризис уступил питерскую сеть гипермаркетов "Карусель" X5 Retail Group, ему было не до нового бизнеса. Спасти бы от разорения другие активы.

   Андрей Рогачев, похоже, долго торговался с группой "Альфа". Опцион на покупку "Карусели" с X5 Retail Group был заключен еще в 2006-м, но сделка завершилась лишь летом 2008-го. В "Карусель" входило более 20 гипермаркетов, выручка, по оценкам участников рынка, составляла около $400 млн. Сумма основной сделки - $925 млн, и 25% ее стоимости X5 оплатила собственными GDR. Причем основному акционеру "Карусели" удалось получить еще $15 млн дополнительно за бренд и интеллектуальную собственность. "Сделка была совершена очень вовремя, спустя буквально несколько месяцев рынок рухнул. Сети, которые продавались в кризис, уходили с большим дисконтом", - говорит исполнительный директор компании Praktis Сергей Федоров. В частности, владелец другой петербургской сети "Лента" Олег Жеребцов за свою долю (35%) в октябре этого года выручил $110 млн, хотя, по словам игроков рынка, до кризиса ему готовы были заплатить в разы больше. После того как Жеребцов раздаст долги, у него останется всего $25 млн. Рогачев планировал реализовать также и бумаги Х5 (после продажи "Альфе" сети "Пятерочка", основателем которой он также являлся, Рогачев стал владельцем 11% акций этой компании), но, вероятно, не успел сделать это до кризиса.

   Распорядиться средствами, вырученными Рогачевым от продажи "Карусели", должна была специально созданная фирма Terra On. Предполагалось, что она будет работать как инвестфонд: покупать земельные участки под жилищную застройку, что весьма логично, учитывая, что бизнесмен является совладельцем компании "ЛЭК" (занимается возведением жилья в Петербурге). Однако сейчас игроки рынка говорят, что о приобретениях Terra On им ничего не известно. Но они знают, что компания управляет активами другой структуры Рогачева - девелоперской фирмой "Макромир", с которой у предпринимателя возникли большие проблемы. Своего партнера Павла Андреева (совладелец ЛЭК) Рогачев обвинил в том, что тот "увел" более $180 млн. Якобы Андреев создал "искусственный" долг "Макромира" перед аффилированными с ним компаниями, чтобы получить девелопера в собственность. Андреев был совладельцем "Макромира", но летом 2008-го Рогачев за символическую сумму выкупил его долю, после чего заявил, что компания находится в предбанкротном состоянии. По фактам мошенничества было заведено уголовное дело.

   Рогачев теперь контролирует "Макромир", но фирма находится в процессе банкротства, ее долг перед Сбербанком оценивается 5,5 млрд руб. Поэтому бизнесмену сейчас не до новых активов. По словам руководителя одной из петербургских девелоперских компаний, после продажи розничного бизнеса основной задачей Рогачева стало удержание в своих руках уже имеющихся активов.


Ангельские игры

Игорь Устинов знал, что выйдет из компании "Бука" еще за три года до завершения сделки. Но новые проекты затеял совсем недавно. Теперь он позиционирует себя как "бизнес-ангела".

   Игорь Устинов создал фирму "Бука" - производителя и издателя компьютерных игр в 1994 году. Спустя 11 лет ее контрольный пакет был куплен инвестиционными фондами "Финам" (26,5%) и Norum (26,5%). Получив несколько миллионов долларов после продажи, Устинов выбрал себе роль "бизнес-ангела" и с тех пор вложился сразу в восемь компаний. Некоторые из них находятся на ранней стадии стартапа, какие-то существуют несколько лет. Пока невозможно сказать, принесут ли инвестиции свои плоды. Но один из двадцати подобных проектов становится сверхприбыльным и может принести сто- или даже тысячекратный возврат вложений, а половина - убыточны. Все "бизнес-ангелы" вкладываются в стартапы с расчетом на рост капитализации и продают долю через 4 - 7 лет. Устинов - не исключение. Ему, как предприниматель говорит о себе, нравится стратегически оценивать начинающие компании, помогать расти, наблюдать за результатами. Одна из его новых фирм - STOIK Imaging, она производит графическое программное обеспечение (ПО) уже более десятилетия. Разработчик неизвестен в России, но его продукты хорошо продаются в США, Японии и Европе. Некоторые графические пакеты по уровню и функциональности сравнимы с Photoshop, и основную прибыль приносит продажа ПО для обработки фотографий. Другой многообещающий проект, который Устинов называет любимым, - разработчик мобильных игр DaSuppa. Компания заработала на продаже своей игры "Танчики" около $1 млн, но хотела бы выпускать новые игры. Сомнительным проектом бизнесмена можно назвать закрытую социальную сеть для профессионалов сферы кино "Кинокруг". Там можно собрать команду для съемок рекламного ролика, ТВ-программы или даже широкоэкранного фильма. Но как будет происходить монетизация, разработчики пока не решили.

   Основатель "Буки" является одним из главных партнеров венчурного фонда AddVenture, но собирается создать собственную сеть "бизнес-ангелов" - Azium. Ее отличие, по словам Устинова, будет заключаться в ориентированности прежде всего на инвесторов, а не на предпринимателей, создающих свои проекты. Фонд не собирается брать членских взносов или комиссионных, но при свершении успешной сделки посредством Azium компания Устинова будет получать долю до 5% в проинвестированном проекте.

   В операционную деятельность своих структур Устинов не вмешивается. Однако фондом Azium и игровым холдингом UPS Games, который также планируется создать, он собирается заниматься плотно. По его словам, UPS Games будет самым прибыльным. Видимо, его страсть к играм так и не улеглась.



Источник: журнал Компания ko.ru
Авторы: ОЛЬГА КОЛТУНОВА, КОНСТАНТИН ФРУМКИН, СВЕТЛАНА РАГИМОВА, АЛЕКСЕЙ ЛОССАН ИЛЛЮСТРАЦИИ ОЛЕСЯ ПУЗАНКОВА


22 Ноября 2009 19:00
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний