Райское место - офшор

Красивое слово «офшор» означает не менее красивую финансовую схему, позволяющую бизнесу облегчить жизнь, а то и сделать ее полнее и красивее, мягко говоря, сэкономив на том, на чем в других местах экономить не рекомендуется – на налогах. Недаром офшоры так и называют – налоговыми убежищами, гаванями и даже раем.

Весной 2001 года в подразделение одной из самых закрытых и надежных банковских организаций LGT Group – LGT Treuhand – пришел работать айтишник Генрих Кибер. Как выяснилось позднее, за ним тянулся криминальный шлейф: в 1997 году власти Испании выдали международный ордер на арест Кибера за то, что он приобретал недвижимость за необеспеченные чеки. Осенью 2001 года лихтенштейнский суд признал его виновным и приговорил к выплате компенсации в 600 тыс. швейцарских франков. Юридическая битва какое-то время еще продолжалась, но в конце концов Кибер ушел из LGT, прихватив копии данных о клиентах. Как передавало агентство АР, он предложил «заинтересованным сторонам» сведения о счетах граждан Германии, США, Швеции, Великобритании, Италии, Испании, Франции, Канады, Австралии и Новой Зеландии. По данным прессы, информацию Кибера за $6 млн купила немецкая разведка, а за $100–$200 тыс. – разведслужбы США и Великобритании. Датчане заявили, что не хотят поддерживать вора материально, но если немцы передадут им сведения о махинациях граждан Дании безвозмездно, то «глупо будет ими не воспользоваться». Заинтересованность проявили также налоговые службы Швеции, Норвегии, Финляндии и США.


Не корысти ради

Все шансы взорвать такую же бомбу есть у 53-летнего Рудольфа Элмера. Он работал в отделе внутреннего аудита цюрихского банка Julius Baer, а в 1994 году был переведен с повышением – вице-президентом – в его филиал на Большом Каймане, крупнейшем из трех Каймановых островов, где и пробыл до 2002 года. Элмер, в частности, отвечал за сохранность данных во время ураганов. Это означало, что всякий раз, когда метеослужба объявляла штормовое предупреждение, он должен был покинуть остров с резервной копией содержимого банковского сервера. Банк утверждает, что в какой-то момент, когда у Рудольфа Элмера возникли противоречия с работодателем, одну из таких копий он украл. Поэтому в сентябре 2005-го швейцарские власти арестовали его по подозрению в нарушении закона о тайне банковских вкладов и угрозах в адрес двух руководителей Julius Baer. Однако через 30 суток отпустили без предъявления обвинений. В 2007 году Элмер разместил часть документов на сайте компромата Wikileaks. Julius Baer добился судебного решения о закрытии интернет-ресурса, сославшись на закон о банковской тайне, но Wikileaks обратился в апелляционный суд Калифорнии и выиграл дело.

Судебное разбирательство привлекло внимание налоговой службы США. И в 2009 году Рудольф Элмер передал американским налоговикам диски с конфиденциальной банковской информацией. Он согласился сотрудничать с офисом прокурора округа Манхэттен Роберта Моргентау и с влиятельным сенатским подкомитетом по финансовым расследованиям во главе с сенатором Карлом Левиным, который уже не раз рассматривал проблемы налоговых убежищ. Элмер утверждает, что знает, как цюрихский банк Julius Baer избегает уплаты причитающихся государству налогов. Бывший сотрудник обвиняет банк в ведении двойной бухгалтерии и наличии в Карибском регионе фиктивной страховой компании, которая выставляет за свои услуги непомерно огромные счета, уменьшая тем самым объемы налоговых обязательств в Швейцарии и других странах. В документах Элмера упоминаются подозрительные ссуды и менеджеры, зарплата которым перечисляется на карибские счета – и никаких налогов.

В отличие от истории с Кибером, речи о деньгах тут не идет. Элмером, по его словам, движет желание восстановить справедливость. «Люди не знают, как работает эта система, – рассказал он корреспонденту Guardian. – Я хочу раскрыть им глаза и показать, что она размывает наше общество и разрушает демократию». Впрочем, данная мотивировка не имеет значения для 114 трастов, 80 компаний, 60 фондов и 1330 физических лиц, информация о которых содержится в материалах Элмера (естественно, все это данные за 2002 год, когда он ушел из банка).


Игроки

Офшорами не брезгует никто и нигде. Из январского отчета (2008 год) Главного контрольно-финансового управления США, например, следует, что 83 из 100 крупнейших американских корпораций и 63 из 100 крупнейших подрядчиков администрации имели и имеют дочерние компании в странах, которые повсеместно считаются налоговыми убежищами. «Дочки» на Кайманах есть у таких гигантов, как Coca-Cola, Procter & Gamble, General Motors, Intel, FedEx, Sprint и другие. Coca-Cola благодаря дочерним компаниям, зарегистрированным в офшорах, в 2003 году вывела из-под юрисдикции американских налоговиков более $500 млн. Вовлечен в бизнес на Кайманах и титан прямых инвестиций, американская Carlyle Group, известная своими связями в финансовых и политических кругах. Здесь утверждают, что вся деятельность фонда на Кайманах законна.

И правда, американские законы не запрещают гражданам и компаниям иметь активы в офшорах, но о таких активах необходимо сообщать в налоговых декларациях и финансовых отчетах. Клиенты же подобных фондов в подавляющем большинстве этого не делают.

67 солидных компаний и физических лиц вложили в Carlyle Venture Partners примерно $230 млн. Как следует из документов Элмера, в фонде были средства саудовского принца Талаля бин Абдул Азиза ($1 млн), двух компаний, консультируемых членом правящего дома Лихтенштейна ($7 млн), кувейтского суверенного фонда Kuwait Investment Authority ($10 млн) и другие. В списке инвесторов также загадочные фирмы из Панамы, Лихтенштейна, с Британских Виргинских островов и островов в Ла-Манше, использующие как прикрытие закон о тайне вклада.

Вообще офшоры – одна сплошная тайна. Как тут разобраться, скажем, если некий инвестор вложил в фонд Carlyle $1 млн через панамскую компанию, с которой предлагается связываться через консалтинговое агентство, зарегистрированное в Лихтенштейне? А владелец сети гостиниц в одном из самых богатых американских городов, флоридском Бока-Ратоне, Феликс Смолька, оказывается, имеет отношение к никому не известным Durant Trading LC и Milestone Development Corporation, тоже вложившим в Carlyle по $1 млн. В разговоре с Guardian Смолька не скрыл, что это офшорные компании, в одной из которых он числится консультантом по инвестициям, а для другой служит «контактом».

Уильям Грейсон, президент хеджевого фонда в Сан-Франциско EGM Capital, никогда не бывал на Кайманах, но отлично знает острова, потому что у него там есть фонд. «Офшоры, – рассказал он International Herald Tribune, – соревнуются между собой в предоставлении клиентам наиболее благоприятных условий. Пожалуй, самые выгодные для инвесторов законы – на Кайманах». Сотрудничающий с американскими властями властями Рудольф Элмер, надумай он вернуться на Кайманы, угодит на скамью подсудимых за разглашение банковской информации. А вот инвесторам здесь раздолье.


Воздух пропитан деньгами

Каймановы острова, заморская юрисдикция Великобритании, одно из крупнейших налоговых убежищ на планете: из $11,5 трлн, находящихся в офшорах, от $1,5 трлн до $2 трлн приходятся именно на Кайманы. Три островка общей пло-щадью 259 кв. км являются пятым по объемам капиталов банковским центром мира. Длина Большого Каймана составляет около 35 км, а ширина в самой большой части – 13 км, но это не мешает острову быть местом регистрации примерно 70 тыс. компаний.

Превращение Каймановых островов в ведущую налоговую гавань началось после 1993 года, когда был принят закон об инвестиционных фондах открытого типа. К концу финансового года, закончившегося в июне 2008 года, общее число инвестфондов, зарегистрированных местным финансовым регулятором CIMA, перевалило за 10 тыс. По словам директора CIMA Тимоти Ридли, на Кайманах сконцентрировано примерно 75% всех хеджевых фондов планеты. В 2006 году 279 банков на Кайманах, включая 40 из полусотни крупнейших мировых игроков, имели на депозитах $1,9 трлн, а за последние полтора года этот показатель вырос на $0,5 трлн и вчетверо превышает объемы депозитов всех нью-йоркских банков.

Здесь нет прямых налогов: подоходного, на доходы корпораций или на прирост рыночной стоимости капитала. Правительство живет, причем очень неплохо, за счет налогов косвенных. Например, все импортируемые товары облагаются импортной пошлиной в размере 5–20%. Власти также торгуют лицензиями на ведение финансовыми организациями на островах дел и разрешениями на работу для иностранцев: для рядового сотрудника в инвестфонде оно стоит около $500, а для директора –
$20 тыс. Интересно, что из 70 тыс. самих кайманцев, включая детей и стариков, каждый тринадцатый – адвокат или бухгалтер, а средний доход на душу населения составляет $42 тыс. и является самым высоким в бассейне Карибского моря.

На Кайманах можно получить финансовые услуги самого высокого качества. Их оказывают крупнейшие финансовые организации – UBS, Goldman Sachs и другие, ведущие аудиторы вроде Ernst & Young, KPMG и Deloitte Touche Tohmatsu; и юридические фирмы, включая Maples & Calder и Ogier.


Посчитали – прослезились

Учитывая закрытость финансовой информации по налоговым убежищам, данные по потерям, которые они наносят другим странам, конечно, разнятся. Чаще всего в печати фигурируют следующие оценки: Соединенные Штаты теряют около $100 млрд в год, Франция – почти $50 млрд, Германия –
$30 млрд, Великобритания – по разным оценкам, от $20 до $80 млрд. Развивающийся мир ежегодно теряет в результате ухода от налогов через офшоры $800 млрд потенциальных поступлений.
Кайманы, утверждает окружной прокурор Манхэттена Роберт Моргентау, фигурируют во многих громких финансовых скандалах последних лет.

К примеру, на Большом Каймане находился юридический адрес гигантского американского хеджевого фонда Long-Term Capital, разорившегося в 1998 году. При помощи 441 каймановской «дочки» печально известная Enron Corporation прятала на островах $2,9 млрд убытков. Итальянская Parmalat Finanziaria утверждала, что на счетах ее каймановской дочерней компании лежат $4,9 млрд, хотя никаких миллиардов там не было. В 2007 году лопнули два хеджевых фонда Bear Stearns, зарегистрированных на тех же Кайманах.
Многие налоговые убежища, расположенные на островах, являются бывшими британскими протекторатами или колониями и входят в Содружество наций. Кроме Кайманов, это острова Антигуа, на котором построил свою пирамиду Аллен Стэнфорд, Барбадос, Багамы, Британские Виргинские и многие другие. Любопытный факт: в 2008 году в Соединенном Королевстве был рекордный дефицит бюджета – 44 млрд фунтов стерлингов. Его можно было бы сократить почти вдвое за счет налогов, не поступивших в казну королевства из-за британских же офшоров.


Стратегия борьбы


Хотя у налоговых гаваней есть и защитники, считающие, что офшоры – инструмент давления на развитые страны, способный заставить их все-таки смягчить свое фискальное законодательство, общее отношение к ним экономистов, политиков и регуляторов, как минимум, настороженное, а то и откровенно враждебное. Тем более во времена мирового кризиса, когда правительства, как никогда, нуждаются в пополнении бюджетов. В преддверии апрельского саммита G20 премьер Великобритании Гордон Браун ведет переговоры с лидерами мировых держав о новом порядке регулирования налоговой и банковской систем, который затронет каждую страну. «Мы хотим, чтобы весь мир выступил против офшоров, избегающих необходимого регулирования. Изменения, которые мы совершим, должны будут относиться ко всем юрисдикциям по всему миру», – заявил Гордон Браун. Беспрецедентную активность проявляет сейчас и столица единой Европы Брюссель. Похоже, к крестовому походу против офшоров готовы присоединиться и США.

«На Каймановых островах есть здание, в котором располагаются 12 тыс. американских корпораций. Это или самое просторное здание в мире, или самое большое мошенничество в мире. И мы выясним, что это такое», – обещает Барак Обама.

Источник: Журнал Компания  №548
Автор: Сергей Мануков


4 Марта 2009 12:00
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний