Стоит ли опасаться кризиса?

Резкое обесценивание рубля, коллапс отечественной банковской системы и финансовых рынков, банкротство компаний, падение доходов населения… Возможно ли повторение дефолта 1998 года десять лет спустя? Кризис будет, уверены эксперты, но будет другим

Уже несколько недель можно наблюдать, что кроме покупки недвижимости в Москве, практически все остальные инвестиции принесли бы убытки. Это ли не кризис?

При этом первую половину года мы умеренно позитивно смотрели на экономическую ситуацию в целом и на фондовый рынок, говоря, что все должно быть хорошо, лишь бы войны не было.

И вот на Кавказе разразилась война, и, как оказалось, рост промышленного производства в России за семь месяцев составил 5,4% против прошлогодних 7,1%. Во всем виновата инфляция, говорят экономисты и добавляют, что дальше будет хуже. И если курс доллара пока утихомирили, то обуздать инфляцию силовыми методами не получается. При этом заработные платы за шесть месяцев этого года выросли примерно на 8%, что напоминает стагнацию по сравнению с бурным ростом прошлых лет.

Но если кризис на пороге, то что делать? Обанкротятся ли банки или девальвируется рубль? А может, глубоко завалятся фондовые рынки или просядут цены на недвижимость? Уже многие поверили в американскую модель — жизнь в кредит, но возможно ли это в нынешних условиях?

В кризис 1998 года выиграли те, кто хранил свой капитал в американском долларе под матрасом. Некоторые не могли его купить и, тем не менее, нашли точку приложения деньгам. Например, жители города Новый Уренгой покупали акции «Газпрома» через филиал Газпромбанка, которые шли на бирже по 1 руб. за штуку. Они не проиграли, но это произошло и по стечению обстоятельств, и благодаря тому, что они вообще на что-то решились. Опыт показывает, что именно в кризис можно сколотить состояния, скупая дешевые активы.


Август традиционно считается месяцем, который преподносит нам самые неприятные сюрпризы. В августе 1991 года в СССР произошел путч, организаторы которого собирались восстановить коммунистическую систему. Ровно десять лет назад — 17 августа 1998 года — правительство России объявило дефолт, в августе 2000 года в Баренцевом море затонула подлодка «Курск», в августе 2004−го в результате терактов практически одновременно в небе взорвались два самолета с пассажирами на борту.

В прошлом августе разразился ипотечный кризис в США, за последствиями которого мы наблюдали целый год.

Почти сразу после прошлогоднего августовского обвала на мировых площадках директор Центра развития фондового рынка (ЦРФР) Юрий Данилов сказал, что до России кризис докатится через год, причем он не ограничится финансовым сектором, а затронет всю российскую экономику. Прошел ровно год. Как видим, нынешний август не стал нарушать давно сложившуюся традицию: в этом месяце инвесторы нервно следили за обвалом котировок на российских биржах, падением рубля к доллару, снижением цен на нефть, некоторые компании остро столкнулись с проблемой привлечения средств, а также рефинансирования старых долгов. Возможно ли, что прогнозы начала масштабного кризиса в России уже не просто страшилки, а суровая действительность? Каковы будут его последствия для отечественного бизнеса и рядовых граждан? 


Фондовый рынок: пробитая броня

В течение всего года российский рынок акций почти в точности повторял динамику рынка США, отыгрывая миллиардные убытки крупнейших американских компаний и плохую макроэкономическую статистику, выходившую в этой стране. В то же время состояние экономики самой России до последнего времени практически не вызывало ни у кого поводов для сильных беспокойств. Темпы роста ВВП оставались на высоком уровне, компании и банки публиковали неплохие финансовые отчетности, а прогнозы инвестиционных компаний по индексу РТС на конец года достигали аж 4000 пунктов. «Незадолго до начала мирового кризиса российская экономика сумела привлечь огромный объем иностранного капитала — это размещения банков (Сбербанка и ВТБ), а также крупные займы. Кроме того, тогда наблюдался колоссальный приток частного капитала. Таким образом, отечественная экономика смогла создать себе огромный задел — подушку ликвидности. Более того, когда на мировых рынках начались проблемы, российские власти оперативно на это отреагировали. Например, ЦБ предоставлял банкам необходимую ликвидность, впервые был “распечатан” Стабфонд», — объясняет начальник аналитического департамента Банка Москвы Кирилл Тремасов. «За прошедший год Россия продемонстрировала более высокую устойчивость по сравнению с другими развивающимися рынками. По этой причине появились основания, позволявшие отсрочить кризис. Однако за последний месяц произошел ряд событий, который ситуацию перевернул. И теперь вполне возможно, что Россия из тихой гавани, которой была среди развивающихся рынков на протяжении всего 2008 года, превратится в гавань бурь с повышенной волатильностью. В связи с этим растет риск неблагоприятного развития ситуации для страны. Разразится ли полномасштабный кризис — увидим в самое ближайшее время», — констатирует Юрий Данилов. По мнению заместителя директора аналитического управления ИГ «Антанта Пиоглобал» Александра Потавина, кризис не за горами — уже в 2008 году он себя проявит.


Рынок облигаций: долговые страсти

По словам аналитика Банка Москвы Анастасии Михарской, начало военных действий в Южной Осетии добило наш долговой рынок: в настоящее время на рынке можно найти не мало выпусков с доходностью выше 20%. Впрочем, ситуация на отечественном рынке облигаций начала накаляться еще весной, когда было проведено очень много первичных размещений. «Довольно активно размещались компании первого и второго эшелонов, которые предлагали большие объемы бумаг — это РЖД, МТС, “Вымпелком”, Банк Москвы, “Уралсиб лизинг”, Московская область, “ВТБ-лизинг” и другие. Это вызвало переоценку доходностей на рынке. Для того чтобы разместить большой объем бондов, эмитент должен был предлагать приличную премию. Таким образом, каждое такое размещение вызывало волну распродаж на рынке: инвесторы продавали имеющиеся у них облигации и покупали новый выпуск с более высокой ставкой купона», — объясняет Анастасия Михарская. «Еще одна причина ухудшения ситуации — ужесточение кредитно-денежной политики ЦБ через рост ключевых ставок, самая главная из которых — ставка репо, по которой Центральный банк кредитует коммерческие банки. Кроме того, в августе обычно наблюдается низкая активность из-за сезона отпусков. Это вызывает расширение спредов — котировки на покупку и продажу сильно расходятся. В результате инвесторам приходится продавать бумаги по довольно низкой стоимости», — добавляет аналитик.

Для первого-второго эшелонов рост стоимости заимствования является не столь большой проблемой, считает Анастасия Михарская. Другое дело компании с более низким кредитным качеством — эмитенты третьего эшелона. «Для них возможность привлекать деньги сильно зависит от настроений инвесторов. В настоящее время они крайне негативные, поэтому эмитентам с более слабым кредитным качеством сложно размещаться и проходить оферты, им приходится предлагать очень высокие ставки. Даже эмитенты с госучастием вынуждены поднимать ставку на 2–3%», — говорит она. Так, компании «АЛПИ-инвест» недавно пришлось объявить ставку 18%, тогда как до оферты она была 11%, а сеть супермаркетов «Азбука вкуса» не смогла разместиться под 14%, поскольку инвесторы рассчитывали на доходность 15–16%.

В 2006–2007 годах никто не ожидал, что условия привлечения финансирования к менее качественным заемщикам ужесточатся столь существенно и на столь продолжительный срок. Аппетиты компаний в плане инвестпрограмм росли. Теперь многим из них придется урезать свои расходы, что скажется на темпах их развития. «Вероятно, затормозится открытие новых предприятий, которые могли бы быть созданы на деньги российских и иностранных частных инвесторов», — отмечает Александр Потавин. Однако для некоторых компаний сложившаяся ситуация может обернуться и более плачевными последствиями: под угрозой способно оказаться их существование, как, например, для «Марты-финанс» и «Державы». По мнению Кирилла Тремасова, до конца года мы еще увидим новые корпоративные дефолты.


Кредиты и депозиты: в поисках денег

Продолжат дорожать и кредиты, так что и здесь бизнесу придется умерить аппетиты. Дело в том, что в связи с оттоком средств нерезидентов банки в полной мере ощутили на себе кризис ликвидности. Ставки на межбанке 11 августа достигали 8% против 4–5% в начале месяца. Резко возрос объем средств, привлекаемых на аукционах репо с Центральным банком: 11 и 12 августа они превышали 200 млрд руб. Для того чтобы улучшить ситуацию с ликвидностью, Минфин 12 августа предоставил 119 млрд руб. бюджетных средств коммерческим банкам по ставке выше 8%. «Аналогичная ситуация на рынке наблюдалась в ноябре прошлого года, когда банкам не хватало ликвидности и они активно рефинансировались за счет государственных средств», — замечает Анастасия Михарская.

Однако эксперты считают, что банкротства среди банков в связи с нехваткой ликвидности в настоящее время маловероятны. «Сложности с ликвидностью наблюдаются уже более года. Большинство нормально управляемых банков к этой ситуации так или иначе адаптировалось. Хотя случаи банкротства всегда возможны, особенно среди мелких банков. Так, ЦБ в среднем отзывает в неделю по одной лицензии. Однако чего-то феноменального ожидать не стоит», — отмечает генеральный директор «Интерфакс-ЦЭА» Михаил Матовников. Согласна с коллегой и руководитель рейтингов банков и лизинговых компаний «Эксперт РА» Ирина Велиева. «В настоящее время ситуация достаточно стабильная. Какие-либо банкротства банков из топ-50, которые могли бы потрясти рынок, сейчас маловероятны. Средние и небольшие банки достаточно оперативно отслеживают ситуацию с ликвидностью, склонны держать избыточный запас ликвидных инструментов и заниматься преимущественно краткосрочным, а не долгосрочным розничным кредитованием», — говорит она.

«Для многих банков в последние годы единственным источником фондирования были западные рынки. Однако привлекать деньги там все труднее», — отмечает начальник управления развития некредитных продуктов и VIP-обслуживания Альфа-банка Вадим Юдин. По его словам, в настоящее время банки активно создают для себя новые источники фондирования, в том числе привлекая средства физлиц на депозиты. «На улицах много рекламы банковских депозитов с высокими ставками», — говорит он. Действительно, если раньше ставки по годовым депозитам 12% были редкостью, то сейчас их предлагает целый ряд банков из топ-50. Ставки в более мелких банках достигают 14%.

Подорожание кредитных средств для банков само собой скажется на заемщиках. «Более того, во всем мире сейчас меняется отношение к рискам. На банковской политике это отразилось: банки теперь менее склонны принимать на себя высокие риски. Соответственно, восприятие риска тоже закладывается в ставки по кредитам», — отмечает Ирина Велиева. «Удорожание денег прежде всего произойдет для физических лиц и сравнительно небольших компаний, имеющих ограниченные возможности по заимствованию из других источников. Для крупнейших компаний стоимость фондирования если и будет расти, то только вместе со стоимостью кредитных ресурсов для банков на мировых рынках», — отмечает Михаил Матовников. Так, недавно стало известно, что Сбербанк поднял ставки до 10,5–12% для государственной «Транснефти», ранее ставка варьировалась в диапазоне 7–10%. Сбербанк повысил ставки и для других корпоративных заемщиков — в среднем на 2% с начала года. Частных заемщиков тоже ждет дальнейшее подорожание средств. «До конца года по розничным кредитам ставки могут повыситься на 1,5–2%», — считает Ирина Велиева. При этом в большей степени процент вырастет по необеспеченным розничным кредитам, считает Михаил Матовников. Так что если где-то дают дешевый кредит — берите! Будет дороже.


Курс доллара: диктует правила корзина

Российские граждане и компании, имеющие долларовые кредиты, напуганы ростом курса американской валюты по отношению к рублю, который наблюдается в последнее время. Еще месяц назад доллар стоил 23,2 руб., а сейчас уже 24,5 руб. (+5,5%). Но война не главная причина роста курса. Дело в том, что курс отечественной валюты следует за соотношением доллар / евро. Если «американец» укрепляется на Forex относительно евро, то он растет и относительно рубля. Мы даже не будем приводить график, который это иллюстрирует. Примерно за месяц курс евро / доллар опустился с 1,6 до 1,47 (–8%).

Такая зависимость рубля объясняется регулированием Центробанком России его курса к корзине валют, в которой 45% занимает евро, 55% — доллар. В течение последнего года ЦБ удерживал корзину вблизи 29,5 руб. Сильный рубль не выгоден фирмам, занимающимся экспортом продукции, в том числе сырьевым компаниям. Однако ускорение темпов инфляции заставило Центробанк в начале лета укрепить рубль по отношению к корзине. Считается, что усиление рубля на 1% позволяет сократить инфляцию на 0,4%.

12 августа в связи с продажами рубля произошел всплеск: стоимость бивалютной корзины в этот день превысила 30 руб. Для того чтобы не допустить обвала рубля, Центробанк был вынужден продавать валюту. Регулировать курс таким образом банку позволяют золотовалютные резервы, объем которых достигает в настоящее время почти $600 млрд. Если предположить, что стоимость корзины ЦБ будет удерживать на прежнем уровне вблизи 29,5 руб., то можно легко рассчитать курс рубля к доллару с учетом его укрепления по отношению к евро. Так, если евро будет стоить $1,4 — а именно на такое значение к концу года ориентируются множество аналитиков, то американская валюта будет цениться в 25 руб. Однако, по мнению начальника отдела анализа долговых обязательств «Ренессанс капитала» Алексея Моисеева, корзина будет дорожать. «По нынешним ощущениям, корзина должна быть на уровне 29,9 руб. К нему рубль может прийти через одну-две недели», — считает он. В Росбанке, напротив, полагают, что в ближайший месяц произойдет укрепление рубля — и стоимость бивалютной корзины приблизится к уровню 29,3 руб.

Рост доллара на Forex одновременно сопровождается падением цен на нефть. Если еще в июле стоимость американской легкой нефти превышала $145 за баррель, то сейчас цена находится на уровне $113. А год назад в конце лета нефть стоила примерно $70 за баррель. «То, что происходит последний месяц на сырьевых рынках, очень похоже на схлопывание мыльного пузыря, который начал сильно раздуваться с сентября прошлого года. Это был исключительно спекулятивный рост, не было никакого реального изменения в балансе спроса и предложения», — отмечает Кирилл Тремасов. По его мнению, пока стоимость нефти выше $100 за баррель, России ничего серьезного не угрожает. «Падение ниже $100 приведет к переоценке российского нефтяного сектора, что скажется на отечественном фондовом рынке. Если же нефть опуститься до $60–70 за баррель, то профицит бюджета испарится, а банковская система будет пребывать в перманентном состоянии дефицита ликвидности. Это приведет к еще большому ужесточению кредитной политики. В таких условиях рост российской экономики может затормозиться достаточно драматично», — считает Кирилл Тремасов.

Выше приведенные прогнозы по курсу доллара касаются среднесрочной перспективы. Академик РАН Сергей Глазьев полагает, что в ближайшие несколько лет курс американской валюты будет скачкообразно снижаться. «Механизм эмиссии американских долговых обязательств мало чем отличается от пирамиды ГКО. Поскольку государственные расходы США растут быстрее доходов и бюджет сводится с хроническим дефицитом, объем долга страны нарастает со скоростью снежной лавины. Соответственно, увеличивается и денежная эмиссия. Трудно себе представить, чтобы США перешли на профицитный бюджет и резко сократили внутреннее потребление импортируемых энергетических ресурсов. Для стабилизации ситуации им нужно сократить госрасходы не менее чем на треть, что невозможно в год президентских выборов и едва ли политически вероятно в будущем. В силу огромного размера долларовой пирамиды и высокой инерционности глобальной финансовой системы падение доллара не будет таким резким, как в России и ряде государств Юго-Восточной Азии на предыдущем этапе кризиса глобальной валютно-финансовой системы», — отмечает Сергей Глазьев.


Почем кризис для народа?

По данным опроса фонда «Общественное мнение» (ФОМ), 37% россиян считают, что в 2008 году в России дефолт по сценарию 1998−го может повториться. Это ощутимо более тревожные ожидания, чем в прошлом году — тогда кризис считали возможным 27% россиян. Именно в нынешнем году нарушилась тенденция неуклонного снижения доли тех, кто находит повторение августа 1998−го возможным, замечают в ФОМе.

Вместе с тем финансовые эксперты полагают, что нынешний кризис будет отличаться от дефолта десятилетней давности, поскольку за десять лет экономика России стала другой. Впрочем, последствия для населения все равно могут быть серьезными. Они будут зависеть от глубины кризиса, отмечает Юрий Данилов. «Если удастся ограничиться сегодняшним уровнем потерь, то несколько десятков тысяч человек в стране потеряют работу, еще несколько сотен тысяч потеряют в зарплате, около миллиона частных инвесторов понесут примерно 10–20−процентные убытки по своим инвестициям. Если же кризис войдет в фазу масштабных банкротств, то мы можем увидеть и сокращение средней реальной зарплаты по стране, и сотни тысяч новых безработных, и невыполнение условий договоров с населением банками и строительными компаниями», — говорит он. «Главное для населения на период кризиса — не переходить на новые места работы, поскольку компании увольняют сначала вновь приходящих, а старых сотрудников оставляют. Кроме того, не стоит брать среднесрочных кредитов, так как не факт, что ваш работодатель с легкостью сможет пережить непростые времена и ваша заработная плата останется стабильной», — отмечает Александр Потавин.



Источник: «D`» №16 (55)/25 августа 2008

Автор: Екатерина Михайлова


28 Августа 2008 23:20
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний