Все скупают золото

На рынке драгметаллов «бычья» тенденция наблюдается уже восемь лет. Это ралли будет продолжаться, пока мировые центробанки кредитуют экономику по ставкам ниже уровня инфляции.


Рынок золота ставит рекорд за рекордом: к середине августа стоимость тройской унции на наличном рынке драгоценных металлов в Лондоне (The London Bullion Market Association) достигла 1786 долларов, тогда как еще в начале 2011 года за тройскую унцию давали 1400 долларов. При этом лихорадка не коснулась других драгметаллов: серебро после феерического взлета весной 2011 года перестало пользоваться ажиотажным спросом, на рынке платиноидов и вовсе затишье. Типовое объяснение роста стоимости золота таково: это инструмент защиты средств от инфляции и страховка от падения ведущих мировых валют. Но в реальности деньги обесцениваются далеко не с той скоростью, с какой дорожает золото. Так, уровень инфляции в США в этом году держится на отметке 3% в годовом выражении, тогда как золото с начала года уже прибавило более 25%.

Есть и другая версия: спрос на золото растет благодаря богатеющему населению Китая и Индии. Интересное объяснение, но оно не учитывает фактора заменяемости золота: ведь в ювелирной промышленности ему на смену вполне может прийти платина. В то же время в автомобильных катализаторах, где в основном и используются платиноиды, золото альтернативой платине выступить не может. Поэтому, скорее всего, ситуация, когда цены на платину стоят на месте, а золото становится дороже платины (на всплесках цен), — временная. В чем же причина ажиотажных цен и чего ждать от рынка золота дальше?





Федеральный резерв разгоняет котировки

В целом на рынке драгоценных металлов «бычий» тренд начался еще в 2003 году. Как пишет в своей книге экс-председатель ФРС США Алан Гринспен, в 2002 году вернулся дефицит бюджета в размере 158 млрд долларов, а в 2003 году возобновился рост объема государственного долга. Порядок в американской бюджетной политике за прошедшее с этого момента время не наступил, а вот стоимость драгоценных металлов заметно выросла. Но наиболее агрессивная стадия роста золота, серебра и платины началась после кризиса 2008 года, когда центробанки ведущих стран обеспечили финансовым рынкам избыточную денежную ликвидность. Именно поэтому рост цен на драгоценные металлы часто связывают с количеством денег в обращении.

Логика в этом, конечно же, есть, но нельзя сказать, что зависимость между количеством денег и ростом стоимости золота прямая. Дело в том, что денежная масса, к примеру, серьезно увеличивалась и в 1990-х годах, однако золото тогда постоянно не росло. То есть стоимость золота связана скорее не с количеством, а со стоимостью денег в экономике.

2000-е годы стали беспрецедентным периодом, когда долгосрочные ставки по кредитам опустились до минимальных отметок — с 6% в 2000 году до 2,2% в 2011-м (а в реальном выражении ставки в США сейчас и вовсе отрицательные). Помимо факторов, связанных с подъемом развивающихся экономик, немалое влияние оказала на это политика самой ФРС США. За последние десять лет с учетом инфляции ставка ФРС находится ниже нуля уже в течение 64 месяцев. Столь долгий цикл ультранизких ставок имел место лишь в конце 1970-х — начале 1980-х. Тогда в течение десятилетия ставки Федерального резерва находились ниже уровня инфляции на протяжении 54 месяцев. И именно на рубеже 1970-х и 1980-х годов золото установило исторические ценовые максимумы, которые были побиты лишь в конце 2000‑х — начале 2010-х (пиком стала отметка 850 долларов за тройскую унцию. Этот показатель января 1980 года был превышен лишь в 2008 году). Причина же была проста: поскольку американские облигации практически не приносили дохода, инвесторы — в первую очередь центральные банки — начали искать им замену. Одной из немногих альтернатив и стали драгоценные металлы.





Конечно, инвестиции в золото и серебро имеют свои серьезные минусы. Если покупать физический металл, то это требует дополнительных затрат на его хранение. В зависимости от количества золота и места хранения такие затраты могут достигать 0,5–1,5% от стоимости металла в год. С другой стороны, в условиях, когда доходность по государственным облигациям США стала фактически отрицательной, фактор этих затрат перестает быть существенным, центробанки начинают скупать золото, и цены на него подскакивают. Так было в середине 1970-х — начале 1980-х, то же самое наблюдается и сейчас. Достаточно сказать, что с 2009 года из нетто-продавцов мировые центральные банки, по подсчетам Barclays Capital, снова превратились в покупателей на рынке золота и остаются ими по сей день.

Здесь следует упомянуть и другой популярный стереотип: считается, что золото является защитным инструментом от краха на финансовых рынках. Именно поэтому оно пользуется особым спросом в периоды нестабильности. Однако защитные свойства золота в данном случае не более чем миф. Представим, что на фондовом рынке наступает коллапс с резким снижением цен активов — не важно, чем он вызван: дефолтом США, дефолтом одной из европейских стран или замедлением экономики Китая. Любые проблемы такого рода ведут к росту стоимости заемного капитала, в том числе к росту доходности облигаций и к резкому падению акций. Следовательно, долговой рынок, а за ним и рынок акций вновь становятся привлекательными для инвесторов, а из золота начинается отток средств. В подтверждение можно вспомнить, как во время последней, августовской волны паники на мировых рынках золото на срочном рынке подорожало до 1814,47 доллара за унцию. Это произошло 10 августа на фоне снижения рейтинга США агентством S&P. Но уже на следующий день паника несколько утихла, а золото подешевело более чем на 3,5% за сессию.


Слишком дорого


Можно попытаться абстрагироваться от количества и стоимости денег в экономике и выяснить справедливую стоимость золота так называемым сравнительным методом. Для этого нужно соотнести исторически сложившиеся курсы обмена золота на серебро или платины на палладий с текущими курсами. В таком случае сразу станут заметны ценовые перекосы, возникшие в период кризиса 2008 года.

Существует сразу несколько ориентировочных цифр для сравнения серебра и золота. Например, в эпоху биметаллизма, когда в обращении ходили золотые и серебряные монеты, крупнейшие центробанки (Великобритании, Франции, США) оценивали одну унцию золота в 14–16 унций серебра. Аналитик инвестиционного портала MarketWatch.com Мира Сефонг вычислила, что среднее отношение рыночной стоимости серебра к золоту за последние 200 лет составляет 37. Текущее же значение около 44. То есть за одну унцию золота нужно отдать более 40 унций серебра, и это уже после того, как серебро в течение нескольких месяцев серьезно подорожало. А значит, сегодня либо серебро недооценено по сравнению с золотом, либо золото стоит слишком дорого.

Такие же перекосы наблюдаются и на рынке платиноидов. Что касается палладия, то аналитики «ВТБ Капитала» называют такое историческое соотношение: 3 унции палладия за унцию платины. Текущее соотношение — 2,4 унции палладия за унцию платины, то есть платина недооценена по сравнению с палладием. Недооценка платины наблюдается и по сравнению с золотом. Традиционно платина стоит 1,5–2 унции золота. Но сейчас за нее дают около 1 унции золота.

Таким образом, история дешевых денег объясняет рост стоимости металлов, но не сложившееся соотношение цен на драгоценные металлы. Скорее всего, пролить свет на перекосы на рынке драгметаллов может структура спроса и предложения.


Спекулянты наступают


Мы видим, что золото во время кризиса 2008–2009 годов пострадало от распродаж меньше всех остальных драгоценных металлов, хотя спрос на него со стороны реального сектора (ювелиры и промышленность) сильно просел. Дело в том, что на выручку золоторудным компаниям пришли различного рода инвесторы и спекулянты — от мелких торговцев срочными контрактами до крупнейших мировых центробанков. Сейчас, в посткризисные годы, инвесторы формируют до 50% спроса на золото, и эта доля заметно выросла с 30%, наблюдаемых до кризиса (соответственно, доля промышленности в общем объема спроса на золото снизилась с 70 до 50%). При этом растет доля как традиционных инвесторов, покупающих монеты и слитки (тезврация), так и доля спекулянтов, торгующих новомодными инструментами, такими как ETF (см. «ETF правят золотом»). Фактически золото сегодня стало действительно удобным инвестиционным инструментом, что и привлекло на рынок новый частный капитал.





Кстати, мода на ETF характерна не только для рынка золота, но и для рынка серебра. При этом спекулятивная составляющая там особенно агрессивно начала проявляться в 2011 году, когда серебро практически достигло нового исторического максимума в районе 50 долларов за унцию. Взлет стоимости этого металла можно объяснить эффектом «узкого горлышка». Дело в том, что рынок серебра заметно меньше рынка золота. Так, по данным Commerzbank, объем рынка серебра в 2010 году оценивался в 25 млрд долларов, при том что объем спотового рынка золота — 175 млрд долларов. И когда «горячие» деньги начали поступать на рынок серебра, продавцы просто не смогли удовлетворить огромную потребность в металле. В результате цены резко пошли вверх. Кстати, этот пример еще раз показывает: для взлета котировок нужно заметное увеличение спроса, которое на текущий момент и обеспечивают инвесторы и спекулянты.





Для сравнения: на рынок платины и палладия крупные инвесторы заходят очень редко. Объясняется это тем, что объем этих рынков еще меньше, чем рынка серебра. Так, по данным аналитиков Metalresearch, мировой рынок платины в 2010 году составил 20,5 млрд долларов, палладия — 5 млрд долларов. Платина и палладий до сих пор не являются инвестиционными металлами: львиная доля их потребления приходится на промышленность, главным образом автопром, где они используются в качестве катализаторов. Инвесторы хотя и наращивают позицию по этим металлам, но инвестиционный спрос на рынке палладия не превышает 15%, а на рынке платины — 10%. Понятно, почему крупные покупатели попросту боятся заходить в эти металлы: проблем с покупкой может и не возникнуть, но сложности будут при реализации. Как показывает пример Гохрана РФ, крупный продавец может заметно влиять на этот рынок. В 2000-е российское правительство распродавало запасы палладия, и цены на него в течение десятилетия стояли на месте в узком коридоре и не превышали 250 долларов за унцию. Рост начался лишь в 2010-е, и связан он с исчерпанием запасов Гохрана.





Теперь давление оказывается на рынок платины, спрос на которую в полной мере не восстановился после кризиса. Но, возможно, это дело времени, ведь рост стоимости металлов будет продолжаться до тех пор, пока стоимость денег в крупнейших эмиссионных центрах ниже уровня инфляции. А в США ставки пойдут вверх не раньше чем во второй половине 2013 года.

В то же время спекулянты продолжают постепенно наращивать позиции в альтернативных золоту металлах, ведь с ростом цены на золото рынки платины и серебра становятся все более привлекательными, и, видимо, даже самые консервативные инвесторы в перспективе будут вынуждены покупать и эти металлы. Но даже в этом случае риски никуда не уходят: если произойдут сдвиги на рынке суверенных долгов и рост доходности облигаций, привлекательность золота, серебра платины и палладия может снизиться, и накопленные за десятилетие запасы будут выставлены на продажу.     




ETF правят золотом


ETF — это фонды, акции которых торгуются на бирже. Принцип их работы таков: управляющая компания закупает золото, которое выступает обеспечением по бумагам фонда.

Такая форма обращения золота имеет сразу несколько преимуществ перед традиционной покупкой физического золота. Во-первых, это экономия на хранении метала. Обслуживание ETF обходится в среднем в 0,4% от его активов в год, тогда как у самого крупного оператора на рынке драгметаллов в России — Сбербанка — услуги по хранению слитков стоят 30–250 долларов в год за слиток (то есть от 0,5% стоимости вашего слитка и выше).

Во-вторых, рынок ETF более ликвидный, чем рынок физического металла. Самый крупный в мире «золотой» ETF — SPDR Gold Trust (NYSE: GLD). Это второй крупнейший ETF в мире после фонда, привязанного к индексу Standard & Poor’s 500. SPDR Gold Trust — шестой крупнейший в мире держатель золота, он владеет большим количеством металла, чем Китай. По состоянию на начало августа SPDR Gold Trust смог привлечь под управление 58 млрд долларов.

В-третьих, бумаги ETF могут выступать залогом при получении кредитов. Функция залога доступна и для физического золота, но отдать в залог ценные бумаги намного проще.

Мода на инструменты ETF возникла шесть лет назад, и из года в год доля этих инструментов растет. По итогам первого квартала 2011 года, по данным World Gold Council, на инструменты ETF приходилось до 30% спроса на физическое золото, что даже больше традиционной формы инвестиций в слитки или монеты.           








Автор: Евгений Огородников
Источник: «Эксперт» №33 (766)

22 Августа 2011 00:25
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний