Заработать миллиард ни на чем

Старатели ХХI века зарабатывают сотни миллионов долларов, даже не приступая к добыче


В отличие от Лазурного Берега и Сардинии деревня Forte dei Marmi на Лигурийском побережье Италии считается местом для спокойного семейного отдыха. Российские бизнесмены, шоумены и чиновники стали скупать тут жилье еще в 1990-х. Про здешнее море говорят, что оно не очень, зато тут хороший воздух и достойная кухня. С сентября здесь в основном мамы и няни с детьми - мужчины едут в Россию работать. Предприниматель Федор Хорошилов в свою виллу с землями в Forte dei Marmi, возможно, не вернется: в прошлый понедельник Высший суд Лондона арестовал ее по иску кипрской «дочки» российского государственного банка ВТБ.

Вместе с виллой в Forte dei Marmi лондонский суд арестовал принадлежащие бизнесмену Хорошилову еще одну виллу во Франции, 115-метровую яхту «Гигант-1», самолет Boeing 737, лицензии на разработки месторождений, два торговых центра в Тюмени, еще кое-что по мелочи и автомобиль Maybach 62. В Тюмени уже давно появилась примета: Maibach на дороге - значит «дядя Федор» приехал. Говорят, что, когда предприниматель улетал, машина путешествовала вместе с ним. На арестованной яхте, насколько известно, Федор Хорошилов любил катать своих друзей. По оценкам партнера UFG Wealth Management Дмитрия Кленова, она может тянуть на $120–150 млн.

В Тюмени недоумевали: откуда у Федора Хорошилова столько денег? После того как ВТБ пошел в суд, стало окончательно ясно: эти деньги - кредитные. Принадлежащие предпринимателю структуры набрали в банке ВТБ кредитов на сумму в $1,2 млрд. Они были обеспечены якобы гигантскими запасами нефти в месторождениях, контролируемых этими структурами.

Теперь выяснилось, что подтвержденных аудиторами запасов нефти там практически нет. «Ряд допущений аудитора позднее оказались не соответствующими действительности», - это официальный ответ ВТБ. И это не единственная миллиардная афера такого рода, если верить заявлениям Росприроднадзора. Чиновники оттуда насчитали как минимум тридцать таких компаний.


ОБМАНУТЬ АУДИТОРА


Нефтяной магнат Федор Хорошилов - потомственный нефтяник. По некоторым данным, его отец работал в «Сургутнефтегазе», где якобы и познакомился с бывшим зампредом «Газпрома» Александром Рязановым. В 1993 году Федор Хорошилов окончил Тюменский государственный нефтегазовый университет, а через пять лет уже стал главой тюменского филиала «Сибнефти».

В 2000 году «Газпром» принялся возвращать активы, над которыми он потерял контроль в то время, когда компанией руководила команда Рема Вяхирева. Это была непростая задача: многие юристы и сегодня уверены, что с юридической точки зрения активы из «Газпрома» были выведены чисто. Компания «Сибур» вернулась под контроль «Газпрома» после того, как ее генерального директора Якова Голдовского посадили в тюрьму, где он и подписал соглашение с «Газпромом». Юридическая фирма «Верман», принадлежавшая Федору Хорошилову, насколько известно, помогала газовой монополии вернуть «Запсибгазпром» и «Нортгаз».

Бизнес в нефтедобыче Федор Хорошилов начал с покупки компаний «Технефтьинвест» и «Янгпур» с законсервированными с советских времен скважинами. Аудит запасов был заказан Miller & Lents, одной из самых авторитетных международных компаний, проводящих аудит нефтяных запасов.

Тем, кто хочет подтвердить запасы, Miller & Lents присылает пакет документов. Сама процедура напоминает получение потребительского кредита на покупку телевизора. Владелец запасов должен точно так же ответить на вопросы анкеты и подтвердить свою платежеспособность. Платежеспособность подтверждается договором на поставку нефти. Стандартная процедура аудита предполагает, что договор может быть заключен, строго говоря, с любой фирмой, в том числе, например, с однодневкой.

Кроме того, аудитору надо предоставить геологические карты месторождений. Но на этих картах не всегда понятно, что на самом деле находится под землей - нефть или, допустим, минеральная вода. Олег Митволь, бывший замглавы Росприроднадзора, утверждает, что аудитор на месте за время, отведенное ему на инспекцию запасов, не в состоянии это проверить. Сам Митволь заметил, что два года назад, когда он работал в Росприроднадзоре, у целого ряда компаний вдруг резко выросли запасы. Связаться с представителем Miller & Lents в Москве не удалось. По информации Newsweek, последний сотрудник представительства был отозван два года назад. Запрос в головной офис в американском Хьюстоне, штат Техас, остался без ответа.

Однако еще в 2007 году председатель совета директоров Miller & Lents Джеймс Пирсон в интервью газете «Коммерсантъ» фактически согласился с выводами чиновника Митволя: «Такие компании, как Miller & Lents, работают на основании данных, предоставленных клиентом. Клиент приходит к нам и говорит: я хочу, чтобы вы оценили это месторождение или эту долю в проекте. Вот история добычи, вот геологические карты, каротажные данные - все, что нам нужно знать о месторождении. Мы эту информацию не проверяем». «Можно ли обмануть аудитора?» - прямо спросили журналисты. «Можно. И Олег Митволь поднял действительно серьезный вопрос», - сказал Джеймс Пирсон. Newsweek позвонил в «Технефтьинвест». «Если нам надо будет пообщаться с прессой, мы наймем журналистов», - сообщил сотрудник фирмы.


ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ДЕБЕТ


Процедура аудита месторождений стоит около $300 000, утверждает Олег Митволь. Аудиторы оценили запасы «Технефтьинвеста» и «Янгпура» в 20 млн тонн. С этими документами нефтяник отправился в ВТБ, где получил кредит на $240 млн. Сейчас в ВТБ кивают на аудиторов: «Банк не имеет компетенции самостоятельно проводить проверку запасов нефти. Для того чтобы предоставить кредит под обеспечение, привлекается компания с необходимой экспертизой и мировым именем».

Про «Янгпур» Олег Митволь говорит, что у его скважин был вообще отрицательный дебет. Это значит, что скважины представляли собой не фонтан, а пылесос - засасывали, а не выбрасывали нефть под давлением. Из скважин «Технефтьинвеста» в основном добывали воду с небольшим содержанием нефти. В 2007 году Федор Хорошилов пожаловался на Олега Митволя в том числе в Минприроды. Комиссия Минприроды признала выводы Росприроднадзора верными.

В 2007-м проверка Росприроднадзора выяснила, что «Технефтьинвест» и «Янгпур» не обладают и десятой частью от запасов, ими заявленных. Аудит этих компаний - едва ли не самые яркие, но не единственные примеры завышения запасов. Росприроднадзор жаловался в ФСБ, что «искажают информацию о своей деятельности ради повышения капитализации» Sibir Energy, Victoria Oil & Gas и Urals Energy, добывающие нефть и газ, а также золотодобытчики Bema Gold, Celtic Resources Holdings и Trans-Siberian Gold.

Почти все эти компании размещали акции на альтернативной лондонской биржевой площадке AIM - туда идут компании с малой капитализацией. Celtic Resources Holding, Trans-Siberian Gold, Sibir Energy, Urals Energy, Victoria Oil & Gas продали акции на суммы от $12 млн до $131,7 млн. Аналитик «Арбат Капитала» Виталий Громадин рассказывает, что контролирующий акционер Sibir Energy бизнесмен Шалва Чигиринский взял кредит у Merrill Lynch под залог своей доли (23,35%).

Начался кризис, акции Sibir Energy упали, и банк потребовал дополнительного обеспечения. В итоге компания перешла к Сбербанку за долги, а Сбербанк продал ее «Газпром нефти». Похожая история случилась с Urals Energy. Совокупный долг обеих компаний Сбербанку составлял около $1 млрд. Urals Energy тоже перешла к Сбербанку, и наиболее вероятным конечным получателем ее активов считается «Роснефть». И Sibir Energy, и Urals Energy, даже если они и преувеличивали объемы своих ресурсов, представляют интерес для нефтяников. ВТБ вряд ли найдет покупателей на активы «Технефтьинвеста».


БЕЗНАДЕЖНЫЙ ДОЛГ

ВТБ продолжал кредитовать структуры, подконтрольные Федору Хорошилову, а те обслуживали свой долг. Можно предположить, что, если бы не кризис, схема с кредитами под завышенные активы могла бы работать долго. Нефтяная империя предпринимателя Хорошилова росла и развивалась. Под его контроль перешли еще две компании - «Обьнефтегаз» и «Кондапетролеум». Их запасы подтверждали Miller & Lents и DeGolyer & MacNaughton. Первый дефолт по кредиту произошел в декабре 2008 года. Иски в суд были поданы в мае 2009 года, рассказали в ВТБ.

Участники рынка говорят, что в реальности получить крупный кредит «под бумажки» невозможно. Собеседники Newsweek с уверенностью предполагают, что сыграли свою роль личные договоренности. Кто-то очень влиятельный мог позвонить и рекомендовать заемщика.

Как бы там ни было, теперь банк пытается вернуть эти деньги. «К компании “Технефтьинвест”, ее дочерним структурам и лично к господину Хорошилову банком ВТБ в России подано семь исков. Русским коммерческим банком (Кипр) поданы два иска в Великобритании: первый иск к компании “Обьнефтегаз”, второй - лично к Федору Хорошилову, выступавшему поручителем по кредиту этой компании», - официально комментируют в ВТБ. Пока что банк отсудил около $200 млн. Лондонским судом арестованы активы на сумму около $300 млн.

ВТБ утверждает, что рассчитывает вернуть долг с бизнесмена Хорошилова - все до последнего цента. Но не факт, что банкирам это удастся, и, вполне вероятно, они это понимают. Возможно, все арестованные активы уже были проданы до того, как Высокий суд Лондона вынес свое решение, говорит партнер международной практики «Центр ЮСБ» Александр Захаров, и у новых владельцев отобрать эти активы, скорее всего, не получится. Юрист Захаров предполагает: «Решение суда позволяет ВТБ признать этот долг безнадежным и списать в убытки. А также показать, что они пытались его вернуть».


ПОВЫСИТЬ КАПИТАЛИЗАЦИЮ

Переоценка запасов в сторону резкого увеличения - обычная практика там, где речь идет о минеральных ресурсах. Вот еще один случай из горнодобывающей индустрии. ИФК «Метрополь» в 2004 году приобрела Озерное полиметаллическое месторождение за 55 млн руб., провела переоценку и в 2006 году продала половину месторождения за $125 млн шведской Lundin Mining. Спустя два года шведы вышли из проекта, переуступив свою долю «Метрополю» за $35 млн.

Не справились с особенностями нашего рынка, поясняет источник Newsweek, близкий к проектным работам в Озерном. Он согласен, что переоценка запасов - весьма распространенный способ раздувания капитализации, но не видит в этом ничего незаконного. «На самом деле никто никого не обманывает», - говорит проектировщик и уверяет, что капитализация Озерного месторождения еще вырастет до $1 млрд. Правда, до сих пор там не было добыто ни тонны металла.

Манипулировать капитализацией можно, не только переоценивая запасы, но и после начала добычи. Проектировщики рассказывают про другую популярную схему - недоввод объектов: «Допустим, согласно проекту необходимо построить очистные сооружения (ремонтно-складские хозяйства и т. д.) на общую сумму в $200 млн, причем вводить эти сооружения [ежегодно] очередями по $40–50 млн. Можно построить и запустить первую очередь, но затянуть постройку остальных». Тогда совокупные затраты сократятся, а финансовые результаты вырастут на ту же самую сумму, и будет расти капитализация.

Другой пример - выборочно-хищническая отработка месторождения. Компания работает с самой богатой частью месторождения, ее доходность увеличивается, растет капитализация, и на ее пике компания переходит к новому собственнику. Известно, что так ведут себя нефтяники, горняки и золотодобытчики.


ПРИСВОЕННОМУ ВЕРИТЬ
Яркие аферы с запасами за последние 50 лет


Тино де Анджелис

Выросший в Бронксе сын итальянских эмигрантов в 1955 году основал компанию по производству растительного масла. Участвуя в программе США «Продовольствие ради мира», де Анджелис закрепился в Европе. В 1962 году он решил монополизировать соевый рынок. Для этого де Анджелис взял огромные кредиты, в том числе у American Express и Bank of America. Залогом стали цистерны с маслом, но, как выяснилось, бочки были заполнены водой, а масла в них было ровно столько, чтобы на поверхности образовалась пленка. Известие о подлоге обрушило рынок и обанкротило нескольких инвесторов де Анджелиса, а его компания оказалась должна $175 млн. Де Анджелиса приговорили к семи годам тюремного заключения, и он вышел из тюрьмы в 1972 году.


Аха и Ширин Фирдауси

В 1978 году вышла комедия «Серебряные медведи», посвященная теме мошенничества с запасами полезных ископаемых. По сюжету, брат и сестра Фирдауси, контрабандисты серебра из Индии, убеждают Дока Флетчера инвестировать $20 млн в якобы только что открытую серебряную шахту в Иране, сведения о которой держатся в секрете, чтобы не допустить ее национализации. Роль Дока Флетчера, казначея мафии, исполнил Майкл Кейн.


Майкл де Гусман

Одной из крупнейших современных афер считается золотая лихорадка на Борнео. Месторождение Бусанг, купленное в 1993 году канадской компанией Bre-X Minerals, в 1995 году было объявлено «открытием века». Филиппинский геолог, менеджер проектов Bre-X Майкл де Гусман оценил запасы в 30 млн, а затем и в 71 млн тройских унций (2200 тонн). Акции компании резко выросли, капитализация достигла $6 млрд. Развязка драмы была стремительной. 19 марта 1997 года выпал из вертолета де Гусман, летевший на переговоры с американской фирмой Freeport-McMoRan. Полиция признала, что это было самоубийство. В предсмертной записке Гусман сослался на неизлечимую болезнь, хотя подтвержден у него был лишь гепатит B. Тело геолога было опознано с большим трудом. Тем временем были оглашены результаты независимой экспертизы проекта: золота на Бусанге почти нет. Как только вышел отчет экспертов, акции Bre-X рухнули, ее владелец Дэвид Уолш сбежал на Багамы, где умер спустя год от аневризмы. Слухи о том, что де Гусман на самом деле жив, появляются регулярно.


Мадхав Патель

Около двадцати ближневосточных банков, а также мировые гиганты Citibank и Barclays пострадали от предприимчивого индуса Мадхава Пателя. Он зарегистрировал целую сеть фирм по обработке металлов в Британии и Арабских Эмиратах и брал кредиты под обеспечение запасами. Патель последовательно выплачивал кредиты в срок из средств нового займа, заслужив репутацию надежного бизнесмена. Так он продержался 18 лет – с 1980-го по 1999 год. В 1999-м пирамида рухнула, и Патель улетел в Лондон, где получил британское гражданство. Впрочем, он вскоре скрылся и от британских властей. Ущерб, по оценкам кредиторов, составил около $500 млн. В 2007 году Патель был арестован в Индии.


Вирендра Растоги

Глава торгующей металлами британской фирмы RBG Resources Вирендра Растоги жил в роскошной квартире в престижном квартале Лондона Мэйфэр. В советниках его фирмы ходили члены парламента, а аудитором была PricewaterhouseCoopers. В 2002 году румынскому аудитору PwC показалось странным, что факсы из шести разных мировых компаний отправлены с одного гонконгского номера. Начавшаяся проверка выявила обман: сеть из 324 покупателей металлов оказалась подставными офисами, а контракты на поставки, под которые выдавались кредиты, были фальшивками. Нанесенный бизнесменом ущерб был оценен в $700 млн, среди пострадавших оказались JP Morgan Chase, Dresdner Bank, бельгийский KBC и многие финансовые компании по обе стороны Атлантики. Вирендра Растоги был осужден на 9,5 лет тюрьмы, два его соучастника – на меньшие сроки.


Рэй Гартон

Геолог Рэй Гартон, работавший с 2003-го по 2008 год на нефтегазовые американские компании Target Oil & Gas и Kentucky Indiana Oil & Gas, признал себя виновным в мошенничестве. 3 сентября 2009 года он заявил, что подделывал отчеты для инвесторов и даже сам встречался с ними, убеждая спонсировать проекты, успешность которых прогнозировалась на базе недостоверных данных. По этому делу проходят шесть человек, в том числе президент Target Oil & Gas и контролирующий акционер Kentucky Indiana Oil & Gas Майкл Смит. За пять лет они сумели таким образом вытянуть из инвесторов $3,1 млн. Судебные слушания по этому делу стартуют 4 ноября.


Источник: runewsweek.ru
Автор: Алексей Савкин

12 Октября 2009 00:10
Версия для печати
поделиться...

Похожие материалы:

Стань успешным

инвестором

Рейтинг акций
Магнит8.84
Соллерс8.60
МТС8.58
АФК "Система"8.46
Армада8.38
М-Видео8.34
Лукойл8.32
МегаФон8.27
Рейтинг акций компаний